ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они достигли вершины одновременно. Сьюзен была потрясена до самых глубин, ее ногти впились в его ягодицы, когда она почувствовала, что он восходит на эту вершину вместе с ней, из его груди вырвался хриплый крик удовлетворения и триумфа.

Они затихли, и Сьюзен с наслаждением вдыхала его запах, ощущая себя с ним одним целым. Дейви выдохнул и уткнулся ей в шею.

— Надеюсь, бессонная ночь не подкосит тебя? — поддел он ее чуть позже, и губы его изогнулись в довольной улыбке.

Нельзя сказать, что они вовсе не спали, нет. Коротких промежутков сна, в которые они впадали между бесконечными любовными играми, было более чем достаточно, а чудесные минуты, проведенные в объятиях Дейви, доказали Сьюзен, что она перестала испытывать отвращение к физической близости.

Ее разбудили яркий солнечный свет и взгляд голубых глаз лежащего рядом с ней Дейви. Темная поросль на его подбородке говорила о том, что он тоже еще не вставал, несмотря на столь поздний час.

Сьюзен сфокусировала взгляд, хотела было обнять его за шею и сказать, как он красив, но заметила в его глазах настороженность.

Несколько минут Дейви молча взирал на нее.

— А теперь ты должна сказать, что прошлая ночь была ошибкой, что ты поддалась внезапному порыву, что ты была расстроена и переволновалась за близнецов и поэтому позволила мне соблазнить тебя и затащить в постель, — без всякого выражения пробубнил он.

— Ты забыл добавить: «Я слишком много выпила и не знала, что творю», — весело подыграла ему Сьюзен, осознав причину его сдержанности; он отчего-то решил, что утром она наверняка пожалеет о проведенной в его объятиях ночи.

Дейви вздохнул:

— Ага. Господи, я знал, что этого ни в коем случае нельзя допускать! — Он повалился на подушку, заложил руки за голову и уставился в потолок. — Но я пожадничал. Не смог отказаться, когда выпала такая прекрасная возможность. Болван! — прорычал он. — Болван, болван, болван!

— Дейви...

— Я еще что-то упустил? — мрачно огрызнулся он, злясь на себя.

Сьюзен приподнялась на локте и посмотрела на него сверху вниз.

— Ты упустил из виду, что все это сказал ты, а не я, — мягко поддела она его. Сьюзен переполняла нежность к этому мужчине.

Он медленно повернул к ней голову, во взгляде сквозило сомнение.

— Так скажи хоть что-нибудь.

— Спасибо, — выдохнула она.

— Хм? — ошеломленно уставился он на нее. Сьюзен заулыбалась и провела ладонью по его лбу, словно хотела стереть с него настороженные морщины.

— Прошлая ночь была самой невероятной в моей жизни, — честно призналась она.

— Правда?

Сьюзен не выдержала и расхохоталась над его недоверчивостью.

— А ты сомневаешься? — насмешливо приподняла Сьюзен брови, призывая его вспомнить, с какой страстью отвечала она на его ласки.

Дейви поморщился.

— С тобой я даже имя свое забываю! — Он провел большим пальцем по соску прижимавшейся к нему груди.

Сьюзен задрожала. Почувствовав, как знакомая горячая волна пробежала по ее телу, Дейви навалился на нее, понимая это.

Прошел час, прежде чем им удалось вылезти из кровати и отправиться на кухню. Сьюзен захохотала, когда Дейви извлек на свет несколько коробочек с готовыми завтраками, которые оставалось лишь поставить в духовку.

— Ты всегда так живешь? — спросила она, когда они уплетали разогретую еду прямо с подносов.

— Зато посуду мыть не надо, — заметил он. Дейви сидел перед ней в черном махровом халате на голое тело. Сьюзен позаимствовала у него рубашку, отказавшись от халата, рукава которого доходили ей до самых колен. Черная шелковая рубашка, в которой Дейви был вчера вечером, нежно ласкала ее кожу и тоже была ей до колен, рукава она завернула. Однако доесть все им не удалось. Вскоре, подхватив Сьюзен на руки, Дейви снова отнес ее в спальню.

— Я намерен оставить свой след на каждом сантиметре твоего тела, чтобы ты никогда не забыла меня, — заявил он, принимаясь снова ее ласкать.

— Я не забуду, — задохнулась она.

— Я не собираюсь рисковать, — насупился Дейви, накрыв ее, наконец, своим телом. Он вошел в нее сразу и глубоко, и Сьюзен была более чем готова принять его.

И если она считала, что ночь была необыкновенной, то день показался ей еще более невероятным. Дейви всякий раз находил все новые способы получения наслаждения, и к тому времени, когда в четыре часа дня раздался звонок ее телефона, Сьюзен считала себя продолжением этого мужчины, с которым делила нечто исключительное.

— Ты куда? — изумился он, увидев, что она бросилась к двери.

— Телефон, — пояснила Сьюзен на ходу, завертываясь в его рубашку.

— Перезвонят...

— Вдруг это Роберт? — встревожилась Сьюзен и без промедления поспешила к себе.

Это действительно оказался он. Бывший муж сообщил, что немедленно везет детей обратно, и велел ждать их примерно через час.

Когда она вернулась в соседний коттедж, Дейви, уже одетый, сидел на кухне и пил кофе. Сьюзен тут же почуяла что-то неладное, но никак не могла взять в толк, что именно.

— Это был Роберт, — сообщила она.

— И что?

Сьюзен удивилась той холодности, с которой он обращался с ней после стольких часов, проведенных вместе в постели.

— Он везет детей обратно...

— Отлично, — кивнул он.

— Дейви? — Она не знала, что и подумать. Перед ней сидел чужой человек, совершенно не похожий на того мужчину, который всю ночь и весь день занимался с нею любовью. — Что не так?

— Не так? — Его глаза превратились в два голубых осколочка льда. — А что может быть не так?

— Не знаю. — Сьюзен потрясла головой и судорожно сглотнула. Выходные кончились, так что ли? Сколько раз он обвинял ее в желании воспользоваться им на одну ночь. Неужели теперь поменялся с ней ролями и сделал это сам? Неужели часы, проведенные в ее объятиях, ничего не значат для него?

Дейви поставил кружку, так стукнув ею по столу, что Сьюзен от неожиданности подскочила на месте.

— Ты вылетела отсюда в одной рубашке на голое тело, чтобы поболтать по телефону со своим бывшим мужем, потом вернулась обратно с такой улыбкой на лице, за которую я готов пройти все круги ада, а теперь спрашиваешь — что не так?! — в ярости выкрикнул он.

У нее сердце подпрыгнуло, когда она услышала про все круги ада — за всю ночь Дейви ни разу не обмолвился ей про любовь, хотя она и понимала, что он не мог бы так заниматься с ней любовью, если бы не чувствовал к ней большего, чем просто страсть.

— Вы с ним больше не муж и жена — вот что не так, — рявкнул он.

— Конечно, но я знала, что он должен позвонить насчет детей...

— Я не верю, что ты только из-за этого помчалась сломя голову к телефону, — полоснул он по ней взглядом.

— Дейви, прошу тебя, послушай меня...

— Нет, это ты меня послушай! — взвился он. — Я не позволю превратить меня в человека, к которому ты станешь бегать за утешением. Я был не прав, когда сказал, что вчера ночью ты допустила ошибку. Нет, это я допустил ошибку, решил, что значу что-то для тебя...

— Но это так и есть, — горячо возразила она.

— Ты любишь меня? — усмехнулся он.

Кровь бросилась ей в лицо. Любовь? Ни разу за эту ночь и день она не позволяла себе задуматься над своими чувствами к этому мужчине, поскольку прекрасно понимала — что бы ни испытывала она к нему, чувство это пока еще слишком хрупкое и ненадежное, словно едва народившийся из семечка росточек.

— Нет, конечно же, — скривился он. — И еще я сильно подозреваю, что ты больше не хочешь иметь со мной ничего общего!

— Я не понимаю, чего ты от меня хочешь, — с мольбой уставилась на него Сьюзен. — Разве тебе не понравилась эта ночь? — Она была уверена, что ему тоже было хорошо с ней.

— Сама знаешь, что понравилась, — буркнул он. — Но раньше меня никогда не использовали в качестве сексуальной игрушки, и я не собираюсь позволять это сейчас!

— «Сексуальной игрушки»?! — не поверила она своим ушам. — Ты, должно быть, шутишь!

20
{"b":"167096","o":1}