ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наступило утро. Путешественники позавтракали кашей и фруктами и запили трапезу крепким черным кофе. Машины проехать дальше не могли, так что снаряжение разделили и упаковали. Большую часть поклажи взвалили на спины носильщики, оставшееся взяли мужчины. На всех были надеты тяжелые ботинки и защитная одежда. Анджела улыбалась, глядя на Лесли, яростно и тщетно пытавшуюся сражаться с москитами.

— Через некоторое время ты к ним привыкнешь, — заверила ее спутница. — Они все равно будут кусаться, но ты перестанешь их замечать.

— Я тебе не верю! — простонала модель и внезапно заметила, что Джастин подзывает ее жестом. Начальник экспедиции стоял в некотором отдалении от остальных, и девушка поспешила к нему. — Я тебе нужна? — спросила она.

— Это она, Лесли, точка невозвращения. Отсюда ты еще можешь повернуть назад. Тебя отвезут в Куско в одном из грузовиков, а из аэропорта ты полетишь домой. Но если решишься отправиться с нами дальше, тебе придётся идти до самого конца. — Марч встретился с собеседницей глазами, выражение которых было очень серьезным. — Никто плохого о тебе не подумает. Понаблюдав за тобой последние недели, я верю, что ты способна выдержать путь по джунглям не хуже любого из нас. Если ты сейчас нас покинешь, это не будет бегством. Это просто будет означать, что ты передумала. Теперь все зависит от твоего решения — через несколько минут дорога назад тебе будет заказана.

— Это давно мне известно, — тихо отозвалась девушка.

Джастин кивнул:

— Действительно... Тогда пойдем.

Вскоре тропа закончилась, и путешественники предстали перед густой стеной растительности. Один из аборигенов вышел вперед и начал прорубаться сквозь заросли, а все остальные потянулись за ним вереницей. Джастин и Эйб Моррисон замыкали колонну.

В первый день пути Лесли показалось, что экспедиция толком не продвинулась в глубь леса, но остальные выглядели довольными, и перед самым наступлением темноты Марч дал сигнал остановиться и разбить лагерь.

Выбранная для стоянки поляна выглядела пустой и неприветливой, но Анджи объяснила, что здесь меньше вероятность встречи со змеями, чем среди густых зарослей.

Разожгли костер, и носильщики вместе с Марчем и фотографом отправились на промысел, надеясь добыть рыбу или дичь на ужин. Они вернулись с парой птиц и несколькими рыбинами, которых отдали мисс Френтон, чтобы та очистила их и приготовила.

Занимаясь этой скучной работой, девушка внезапно подняла глаза и увидела, что Джастин смотрит на нее, улыбаясь.

— Твои лучшие друзья тебя бы не узнали! — заявил он.

Модель очень хорошо понимала, как сейчас выглядит: ее красивая фигура полностью скрыта под мешковатой одеждой; волосы спутались и слиплись от пота, падая на лицо неопрятными, влажными прядями. А ее руки, некогда казавшиеся такими прекрасными и беспомощными, теперь выглядели пригодными для любого, самого неприятного дела. Лесли засмеялась в ответ и продолжила возиться с рыбой.

Еда получилась очень вкусной, возможно, оттого, что все здорово проголодались. После ужина все расселись вокруг костра: мужчины курили трубки, а женщины рассеянно наблюдали за огнем и дымом.

Вечер прошел в дружеской обстановке. Между собой археологи говорили мало, но Лесли испытывала ощущение легкости и полного счастья. На кого бы она ни посмотрела, все отвечали ей теплым взглядом. Девушка уже давно называла своих товарищей по именам. Даже доктор Клаус стал для нее Доком, как и для всех остальных. Лондонская модель теперь была одной из них, она была здесь своей и почему-то гордилась этим правом больше, чем всеми остальными своими достижениями.

Спали каждый под своими одеялом и москитной сеткой. Лесли почти сразу погрузилась в глубокий сон без сновидений... и, проснувшись, испытала дикий ужас.

Она села, сняла сетку и в трех футах от себя увидела существо, похожее на огромного мохнатого краба. Это был паук. Даже в Англии пауки всегда вызывали у нее отвращение, но это была самая ужасная и отталкивающая тварь из всех, виденных ею. Едва девушка издала приглушенный крик, лохматое чудище повернулось и уставилось на нее своими красными глазами-искорками.

Прежде чем парализованная страхом девушка смогла пошевелиться, чтобы прогнать монстра или убежать, грохнул выстрел, и паук разлетелся на куски.

Только тогда мисс Френтон закричала в полный голос, а доктор Клаус, откладывая ружье, сказал:

— Неприятная гадина, правда?

— Что это было такое? — выдохнула собеседница.

— Тарантул. Боюсь, их в этом месте много.

— Если бы он меня укусил... — Лесли сглотнула слюну, а Док улыбнулся, посверкивая глазами:

— Но он не укусил. Не укусил, верно?

Вокруг было так много опасностей, что времени на переживание по поводу одной из них не было. Когда вернулся Джастин — он и один из носильщиков встали раньше всех для охоты, — девушка почти забыла про паука. Про встречу с тарантулом Марчу рассказала Анджела, и он расспросил Лесли о происшествии с дотошностью, позволявшей предположить, что она испугалась не зря.

— Он ко мне не приблизился, — объяснила спутница, — благодаря Доку.

И весь тот день она несла в памяти улыбку Джастина, как маленький теплый талисман.

После завтрака исследователи снова отправились в путь и вскоре дошли до берега широкой реки, с быстрым течением и водоворотами, с нависающими над водой деревьями и вьющимися растениями.

Взглянув на мерцающую поверхность, Лесли заметила лениво плавающих аллигаторов и обрадовалась, что им не нужно сплавляться по реке, по крайней мере пока.

Экспедиция отправилась дальше вдоль береговой линии. На каждом шагу встречались красоты и опасности. Только что мисс Френтон зачарованно рассматривала крошечную, ярко разукрашенную птичку колибри, зависшую в воздухе, трепеща крыльями; в следующий момент один из спутников брал ее за руку и отводил подальше от дерева, ствол которого обвивала огромная анаконда, поджидавшая жертву.

Угроза таилась всюду, смерть подстерегала их каждую минуту, и все же девушка никогда не чувствовала большей полноты жизни и счастья. Едва ли она могла объяснить причину подобного ощущения. Она валилась с ног от усталости большую часть суток; кожа, искусанная насекомыми, зудела; за каждым кустом скрывалась смертельная опасность. Но, шагая рядом с этими людьми — с носильщиками, проводящими в джунглях всю жизнь, и такими мужчинами, как Док, Эйб, Джим и, конечно, Джастин, — Лесли чувствовала себя защищенной от любых случайностей.

День следовал за днем, и по мере продвижения в глубь джунглей девушка начинала чувствовать лес. Теперь она внимательно наблюдала, не покажется ли змея, и шла осторожной и мягкой поступью, такой же, как у остальных. Она научилась прорубать дорогу сквозь заросли. Когда неопытная еще путешественница в первый раз взяла в руки мачете, Марч улыбнулся ей.

— Приношу мои извинения, — произнес он.

Все обернулись, не понимая смысла его фразы, но это была шутка, известная лишь им двоим. Модель вспомнила свои длинные лакированные ногти и маленькие белые руки, которые держал в своих ладонях Джастин, приговаривая: «Ты никогда не была в джунглях. Один лишь их вид испугает тебя до смерти».

Если бы Лесли жила в Англии год за годом и виделась с Марчем ежедневно, она так и не узнала бы этого человека по-настоящему, так, как изучила его за последние недели. Теперь девушка считала археолога одним из самых отважных людей на свете. Джастин был лидером, уверенным в себе в минуты опасности и постоянно думающим о других.

Совместное странствие по джунглям помогло мисс Френтон понять характер этого мужчины. Часто Лесли думала, что могла бы доверить ему свою жизнь — так же, как и все остальные. Даже в полном изнеможении Джастин в первую очередь думал о своих спутниках.

Вечер за вечером, глядя на сидящего у костра путешественника, девушка чувствовала уважение и восхищение, которые в ней еще не пробуждал ни один мужчина. Влюбиться легко; если избранник привлекателен, добр и умер, любая женщина может почувствовать к нему влечение. Но сейчас все обстояло по-другому. Слово «уважение» кажется тусклым и затертым, но для Лесли оно внезапно наполнилось глубоким смыслом. Оно означало уверенность в том, что Джастин никогда не сделает ничего исподтишка, что ему можно доверять и верить в него, ибо это кристально честный человек. От Марча словно исходило теплое сияние, так что даже в самые тяжелые минуты путешествия можно было обернуться к нему и обрести новые силы, встретив его улыбку.

12
{"b":"167097","o":1}