ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Судя по твоим словам, она прямо амазонка какая-то! — попыталась пошутить собеседница.

— О, я не хотела создавать о ней такое впечатление. Эта женщина наполовину американка, и все в ее жизни получалось так, как ей хотелось.

Их позвали. Путешественникам требовалась еда, а Лесли была поваром.

— Эй, девушки, вы собираетесь возиться всю ночь? Что вы так долго одеваетесь — к балу готовитесь, что ли? — кричал Эйб.

Анджела вздохнула и встала.

— Ладно, пойдем. Если ты не можешь забыть о нем, Лесли, знай, что я желаю тебе удачи. Но если только ты не чувствуешь, что назад пути нет... Тогда будет мудрым поступком вычеркнуть Джастина из своей жизни.

Глава 12

Разумеется, мисс Френтон хорошо запомнила слова приятельницы. Они не шли у нее из головы. Модель воображала себе эту Сабрину — надменную красавицу, рожденную и воспитанную в известной и богатой семье. Анджела была права: Лесли действительно порой страдала от чувства неуверенности.

Годы успеха научили ее держаться с достоинством, но в девушке отсутствовало природное высокомерие. Ей ни на мгновение не могло прийти в голову, будто что-то принадлежит ей по праву — слава, богатство или любовь. Но ее желание связать свою судьбу с Джастином Марчем было сильнее даже желания жить.

Лесли постоянно твердила себе, что ничуть не боится Сабрины Денвер. Существовало множество причин не тревожиться из-за соперницы. С начала экспедиции она делила с возлюбленным так много переживаний: от обмена шутками у костра до яркого, неожиданного великолепия орхидей на фоне зелени джунглей. Так часто ее спутник смотрел сначала на лицо спутницы при встрече с захватывающим дух зрелищем, которое стоило сохранить в памяти.

Может быть, археолог не был многословен, рассказывая о своих чувствах к девушке, но он подтверждал их и другими способами. Пожатие его руки, помогающей спутнице преодолеть труднопроходимое место; его глаза, теплые и добрые; его улыбка — путешественник всегда ей улыбался. Лесли была уверена, что когда-нибудь Марч полюбит ее, если еще не полюбил.

Возможно, существование Сабрины объясняет все. Может быть, именно из-за мисс Денвер Джастин не выражал свою любовь словами. Если вообще существовала какая-то привязанность между ним и Сабриной, то, прежде чем завязывать серьезные отношения с другой девушкой, Марч предпочтет встретиться с мисс Денвер и все ей объяснить. Археолог никогда не поступит подло, никогда не обманет. Это самый честный человек из живущих на свете.

Нога путешественницы попала под корень, притаившийся на тропе, будто капкан, и Эйб ухватил ее за локоть.

— Осторожно, Лесли. — Парень широко улыбнулся. — Или нам теперь лучше называть тебя миссис Марч? Ты же только вчера вышла за нашего начальника замуж.

— Что?

— Хватит ее дразнить! — резко бросила мисс Мейс. — Чтобы свадьба по древнему обряду считалась состоявшейся, надо принадлежать к этому племени. Нигде, кроме этого поселка, такой брак недействителен. Мы все об этом знаем, к тому же у Джастина и Лесли не было другого выхода. Так что прекрати об этом шутить.

Марч посмотрел на мисс Френтон через плечо и улыбнулся.

— Конечно, этот брак недействителен, — подтвердил он. — Уверен, ты почувствовала облегчение.

— Возможно, — отозвалась девушка.

Их глаза встретились: влюбленные будто ласкали друг друга взглядом. Лесли тоже хранила в памяти ту ночь, словно щит против Сабрины.

Весь день стояла влажная жара. Воздух казался неподвижным, а джунгли словно замерли перед нападением; дышать становилось трудно.

И внезапно, словно гигантское животное, решившее лениво потянуться, земля зашевелилась под ногами путников, так что все покачнулись и остановились. Док хрипло вскрикнул.

Все закончилось через несколько мгновений. Это был всего лишь незначительный подземный толчок, но проводники ползали на коленях, обхватив головы руками, и единственным словом, которое девушка могла разобрать из их причитаний, было «Виракоча!».

— Ну как? — спросил Джастин. — Никто не пострадал?

Анджела сжимала рукой поцарапанный локоть. Она ободрала его о дерево, и Эйб направился к исследовательнице с озабоченным видом. Но он так и не дошел до спутницы, поскольку мгновением позже все увидели Эдвина Клауса. Он лежал неподвижно, а рядом с его головой валялся камень. Из виска мужчины текла кровь.

Лесли оказалась ближе всего к доктору. Она поспешно опустилась на колени рядом с неподвижным телом, но Марч торопливо сказал:

— Не прикасайся к нему. Мы не знаем, насколько серьезно он пострадал.

Затем археолог сам опустился на колени и осторожно приподнял сильными пальцами голову Дока. По его движениям было видно, что он умеет обращаться с ранеными. Мисс Френтон раньше не догадывалась, что у Джастина есть медицинское образование, хотя прекрасно знала, что доктор Клаус был медиком. Однако врачебные навыки Дока не могли помочь ему самому.

— Эдвину сейчас необходим покой, — объяснил Марч. — Мы не сумеем оценить тяжесть травмы, пока доктор не придет в себя и не начнет говорить. Устроим здесь стоянку.

Проводники пытались возражать против разбивки лагеря, но их никто не слушал. Разожгли костер, и Эдвина осторожно укутали одеялом. Он явно получил сильное сотрясение мозга, если не хуже. Лицо доктора Клауса посерело и осунулось; сейчас он не походил на прежнего крепкого мужчину, переносившего опасности и лишения так же стойко, как путешественники вдвое младше его.

За время знакомства с Доком Лесли успела привязаться к нему. Он всегда был добрым и терпимым к чужим недостаткам. Иногда между Эйбом и Джимом возникали разногласия — парни были очень темпераментными и часто вступали в жаркие перепалки, — и обычно именно Док остужал горячие головы и мирил мужчин, не давая ссоре разгореться настолько, чтобы пришлось вмешиваться Джастину.

Доктор Клаус любил, когда вокруг царил мир. Ему были по душе дружба и согласие. В первые дни путешествия он был единственным человеком, который мог улыбнуться Лесли.

Теперь рядом с ним сидел Марч, а все остальные занимались делом. Эйб и Джим вместе с проводниками собрались на охоту, и Джастин бросил им вслед:

— Не спускайте глаз с туземцев, иначе они смоются.

— Знаю. — В голосе Эйба слышалась та же меланхолия, которая охватила всех. — Они считают, что землетрясение устроил Виракоча в качестве предупреждения. Хотя для чего инкскому богу понадобилось обрушивать гнев на бедного старика...

Лесли и Анджеле делать было в общем-то нечего, разве что подкладывать топливо в огонь да распаковать вещи и припасы, которые могли понадобиться. Подруги устроились у костра напротив Марча и лежащего без сознания мужчины.

У девушки защемило сердце, когда она увидела, как по щекам спутницы катятся слезы. Она и сама едва сдерживала плач.

— Он поправится, Анджи. Я уверена, Док обязательно выздоровеет. — Лесли вовсе не была уверена в своих словах, но истово надеялась на благополучный исход.

— Ага. — Собеседница кивнула. — Конечно, поправится. Доктор Клаус — такой хороший человек. У него замечательная жена и две дочери. Одна из них почти твоя ровесница. Доку надо непременно к ним вернуться.

— Он вернется.

— Череп, кажется, не проломлен, да? Наш начальник с такой травмой справится. Но он может делать что угодно, но только не ждать. Доктор Клаус так много добра сделал Джастину. Он всем нам помогал, но для Марча он словно второй отец. Док читал лекции по археологии в том университете, где Джастин изучал медицину. После получения диплома Марч решил, что предпочитает археологию, махнул рукой на свой медицинский титул и начал работать под началом Эдвина Клауса. Док взял его на раскопки, в его первую экспедицию. В то время доктор Клаус был главным. А потом, когда начальником экспедиции стал Джастин, ему всегда хотелось, чтобы рядом был Док. Как и всем нам.

Пострадавший, которого осматривал Джастин Марч, был не просто его коллегой. Это был человек, ставший для археолога вторым отцом.

17
{"b":"167097","o":1}