ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы уверены, что можете продолжать путь? Можно было бы задержаться здесь еще на несколько дней...

— Нет. — Было похоже, что это предложение вызвало у больного раздражение. — Мы и так потеряли много времени. Надо идти дальше!

Эдвин Клаус явно выглядел лучше. На его лицо снова вернулся здоровый золотисто-коричневый цвет; вчера его лицо выглядело желтым и сухим, как старый пергамент.

Экспедиция пробиралась по лесу почти целый день. Попадались места, где джунгли были так густы, что приходилось прорубать путь, в иных местах деревья стояли реже. Туземцы не произносили ни слова. Они упорно продвигались вперед с отвагой, вызывавшей у Лесли восхищение.

На какое-то мгновение девушка остановилась, чтобы сорвать цветок, стебель которого обвивал ствол дерева. Лепестки цветка были нежно-красного цвета, с пурпурными прожилками. Путешественнице захотелось спросить кого-нибудь, что это за растение, или, может быть, показать его Джастину...

Но, протянув руку, она ощутила острую боль и, вскрикнув, отскочила назад. Все остановились и бросились к ней. Девушка сразу поняла, что случилось, еще не видя уползающую прочь змею.

Мисс Френтон закатала рукав своей тонкой шелковой блузы: было слишком жарко, и она не надела защитную одежду. На предплечье Лесли разглядела две темные точки. Ее рука уже начала неметь, и, когда подоспел Джастин, чтобы осмотреть укус, девушка беспомощно взглянула ему в глаза.

— Что мне делать? — прошептала она.

Мужчина заметил змею и рявкнул:

— Разводите огонь, быстро!

Лесли ждала, пока достанут сыворотку от змеиного яда, но по выражению лица Марча она поняла, что укола будет недостаточно. Чешуйчатая тварь оказалась смертельно опасной.

Все принялись работать в лихорадочном темпе, и костер запылал очень скоро. Джастин вынул металлический стержень из аптечки первой помощи и погрузил его в пламя, держа там до тех пор, пока металл не раскалился сначала докрасна, а потом добела.

— Боль будет убийственная, — предупредил он. — Но придется потерпеть, моя дорогая.

Широко раскрыв глаза, девушка уставилась на страшный, светящийся белым стержень, но к тому времени она уже не могла пошевелить пальцами, а в голове гремели барабаны. Лесли отвернулась, вцепившись здоровой рукой в запястье подруги.

— Делай это как можно быстрее, — процедила она сквозь сжатые зубы.

Несмотря на болеутоляющее, девушка закричала. Она отпустила руку Анджелы и прижала ладонь ко рту, прикусив ее до крови.

А затем Джастин принялся омывать пострадавшую руку чем-то прохладным и успокаивающим, и онемение начало понемногу проходить.

На лицах собравшихся читалось сочувствие и сострадание, и Лесли, одновременно заливаясь слезами и пытаясь улыбнуться, проговорила дрожащими губами:

— Я все-таки справилась, да? Сначала горная болезнь, а теперь это!

— Тебе очень не повезло, — заявила исследовательница, — и ты держалась изумительно.

— Черт возьми!

— Как ты сейчас чувствуешь себя?

Мисс Френтон поморщилась и ничего не сказала.

Марч наложил бинт на место укуса и соорудил перевязь.

— Подходящее место для стоянки, — заявил он. — Разобьем лагерь?

— Нет. — Пациентка покачала головой. Место ожога болело, но девушке казалось, что в пути ей станет лучше. Ей не хотелось бесцельно сидеть у костра и нянчить больную руку. К тому же туземцы куда-то показывали пальцами и старались подозвать остальных, как будто путешественники были близки к своей цели.

— Ты уверена, что можешь идти? — Археолог прикоснулся ладонью к ее лбу.

— Да. Пожалуйста, пойдем дальше, — настаивала Лесли.

— Хорошо, но опирайся на меня.

Мисс Френтон ухватилась здоровой рукой за его руку. Ее шатало, она ощущала дурноту, но слишком хорошо знала, что могла бы совсем ничего не чувствовать отныне и навсегда, и была слишком благодарна Джастину, чтобы жаловаться.

Проводники направились вперед почта бегом, но Марч окликнул их, приказав уменьшить скорость.

Аборигены сначала выказывали крайнее нетерпение, а затем, в какой-то момент, они знаками попросили археологов идти первыми, а сами трусливо убрались за их спины.

В этих местах джунгли росли очень густо: не было видно ни одной поляны. И все-таки прежде эта земля была расчищена на много акров вокруг, поскольку перед путниками возникла стена; она так обильно поросла ползучими растениями и мхом, что выглядела такой же зеленой, как джунгли вокруг. Но это была стена, сооруженная руками людей. Стена, когда-то представлявшая собой часть башни.

Проводники сбежали. Они выполнили приказ вождя, но, согласно представлениям их племени, пересечение рубежа, обозначенного башней, должно было повлечь за собой месть бога Виракочи.

И когда Лесли посмотрела на Джастина, а потом перевела взгляд на остальных, она поняла, что одна и та же мысль возникла у всех. Каким образом появилось подобное суеверие? Почему эта одиноко стоящая башня означала конец безопасного пути?.. А дальше начиналось царство смерти.

Глава 14

Никто не произнес ни слова. Темный вход в башню выглядел зловеще, но Марч двинулся вперед, разрубив густой занавес из стеблей, и вошел внутрь.

Остальные направились следом. Они увидели полуразвалившиеся ступеньки винтовой лестницы, ведущей в просторное помещение. Там было темно: узкие окна-щели заплела растительность.

Археологи включили фонари и принялись водить ими в разные стороны. Мисс Френтон ахнула от ужаса, увидев высеченные в камне барельефы, покрывавшие стены от пола до потолка. Они были посвящены разрушению и ужасу, военным сражениям и казням.

Там были вырезаны вереницы обнаженных пленников, бредущих на четвереньках с веревками на шеях; сцены человеческих жертвоприношений, изображения обезглавленных людей, сердец, вырванных из тел, варварских казней.

Девушка отвернулась, почувствовав тошноту.

— Какой это был жестокий народ! — пробормотала она.

Джастин кивнул.

— Нам лучше идти дальше. Наверное, мы недалеко от Вилькабамбы. Эти руины мы сможем осмотреть на обратном пути, когда будет время, чтобы сделать съемки и провести исследования со всей тщательностью.

Путешественники пошли дальше. Никаких троп в джунглях больше не было, за исключением звериных. Люди здесь не жили. Задыхаясь от жары, путники прорубали себе дорогу, борясь за каждый метр, и молчали, сберегая силы.

Лесли почти забыла про боль в руке. Экспедиция была так близка к цели, что она не могла думать о чем-то другом.

И вдруг Эйб, шагавший впереди, громко завопил:

— Эй, смотрите, что я нашел!

Все собрались вместе, чтобы рассмотреть находку Моррисона. Это был каменный столб, грубо отесанный в виде женской фигуры. Хотя скульптура сильно обросла мхом, каменная поверхность все же была различима.

Девушка присмотрелась.

— Что это?

— Уака, — ответил Джастин. — Богиня-оракул. — Он сорвал мох с талии каменной женщины, и показалось золото. — На нее надевали золотой пояс и особый головной убор. Иногда по ней струились потоки крови. Инки называли эти скульптуры «госпожа, которая говорит».

Лесли вообразила, какие темные тайны нашептывались здесь, какие ужасные советы давали жрецы верующим с помощью этой примитивной статуи.

— Теперь мы наверняка совсем рядом, — произнесла мисс Мейс приглушенным голосом, как будто боялась, что ее могут подслушать.

Это было подозрительным совпадением, но шум джунглей внезапно стих. Не щебетала ни одна птица, не слышался шум ветра, не покачивалось ни одно дерево. Мисс Френтон убеждала себя, что воздух так неподвижен из-за приближающегося ливня. Других причин нет.

Исследователи устремились дальше, не говоря ни слова и почти не дыша, пока путь им не преградили стены города Вилькабамба.

Несколько минут путешественники взирали на них в молчании. Археологи прошли столько километров, так долго готовились и так много трудились ради этого мгновения. Казалось, им надо было бы прыгать от радости, но Док с Джимом Френчем стояли застыв, подобно каменным изваяниям; Анджела и Эйб замерли, держась за руки, а Джастин повернулся к Лесли.

19
{"b":"167097","o":1}