ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец исследователи покинули дворец и остановились, переговариваясь приглушенными голосами, пораженные значением своего открытия.

Мисс Френтон отошла на некоторое расстояние от основной группы. Она миновала Джастина, Эйба и Анджелу, которые планировали будущие раскопки, и оставила далеко позади Дока и Джима Френча, задумчиво обсуждающих значение барельефов на Дворце Змея.

Девушка пересекла площадь, направляясь к храму Солнца, хотя она не намеревалась входить внутрь. Абсолютная тишина, царившая внутри зданий, наводила на нее страх. Она ни за что не согласится пересечь порог любого из этих строений, если с ней не будет Джастина.

Джастин! О господи, она так его любит! В ее жизни никогда прежде не появлялся мужчина подобный ему. Может быть, после возвращения в Англию, попыталась успокоить она себя, когда Марч снова увидит Сабрину...

Такая мысль не особенно утешала. Все, о чем Лесли могла думать, — она не представляла жизни без него.

Мисс Френтон шла вперед, глядя перед собой невидящими глазами, приближаясь к храму. Внезапно земля под ее ногами начала оседать и разверзаться, и девушка успела лишь вскрикнуть, прежде чем упала в темноту.

Падение вышибло воздух из ее легких. Девушка лежала, задыхаясь, и созерцала дыру с неровными краями над своей головой. Ее падение смягчил толстый слой мягкого мха, но даже при этом удар оказался очень болезненным.

Помещение, в котором очутилась Лесли, находилось глубоко под землей. В темноте ничего нельзя было разобрать, кроме слишком большого расстояния до дыры вверху. И вдруг в отверстии появилось лицо Марча, и в его крике она услышала ужас.

— Лесли! Лесли!

Путешественница с трудом приподнялась и села. Все кости были целы, хотя девушка едва в это верила.

— Я здесь! — крикнула она. — Не мог бы ты бросить мне фонарь?

Темнота наполняла душу смутным страхом. Было жутко вообразить, что могло таиться совсем рядом.

— Лови!

Фонарь полетел вниз и упал неподалеку, чтобы его можно было найти на ощупь.

— Мы спустим веревку. С тобой все нормально?

— Да. — Мисс Френтон долго нащупывала кнопку выключателя, затаив дыхание, а потом снова закричала, увидев подземелье в свете фонаря. Целую стену закрывал собой огромный золотой диск, обрамленный узкими лучами, концы которых были заострены, как пики.

— Что такое? — тревожно откликнулся археолог.

— Кажется... кажется, это бог Солнца. Шар из золота. Это Виракоча!

Девушка опустила фонарь пониже и увидела под диском алтарный камень, на котором все еще темнело зловещее пятно. Когда эпидемия только начиналась, здесь, наверное, было совершено бессчетное число жертвоприношений, пока жрецы молили бога спасти их самих и город. А потом, возможно, в святилище остался всего один служитель, который совершил последнее жертвоприношение, прежде чем обиталище Виракочи опустело и над ним разрослись джунгли.

Лесли могла бы во время падения удариться об этот камень или задеть за острые лучи. Возникла безумная мысль: «Виракоча, должно быть, голоден, он так долго ждал свежей крови на своем алтарном камне... Почему же он оставил меня в живых?»

— Джастин! Пожалуйста, скорее, скорее! — истерически крикнула она.

Веревка змеей устремилась вниз.

— Хватайся смело. — Это был голос Анджелы. — Мы привязали ее к колонне.

Путешественница успела забыть про злосчастный укус змеи, но, ухватившись за веревку, она поняла, что поврежденная рука не позволит ей подняться. Теперь, после удара о пол, девушка даже не могла пошевелить пальцами, чтобы, обмотав себя веревкой, завязать узел.

Она увидела, как Марч пролез в отверстие, и всхлипнула от облегчения, когда тот спустился по веревке и сел на колени рядом с ней.

— Дорогая, с тобой все в порядке?

— Да, да. Смотри! — Она осветила фонарем диск и услышала, как Джастин судорожно вздохнул. — Это Виракоча, да? — спросила Лесли.

— По легендам, индейцы забрали его из храма Солнца в Куско. Так, значит, они перенесли его сюда. И с тех самых пор ждут его возращения.

— Ждут для чего? — Девушка содрогнулась, но археолог вскочил на ноги и закричал:

— Эйб, Анджела, зовите сюда Дока! Здесь Виракоча! Мы нашли солнечного бога.

Это был просто гладкий золотой круг без всякого орнамента. Когда-то он ярко, ослепительно сиял под лучами полуденного солнца и даже теперь поблескивал в свете фонаря; но для путешественницы, окруженной вязкой темнотой, золотой шар выглядел много страшнее любых воображаемых и реальных ужасов. Словно он впитал в себя все жестокости, которые творились в его честь.

Мисс Мейс проворно, точно школьница, соскользнула по веревке, и послышался голос Эйба:

— Осторожно, я спускаюсь!

Они стояли неподвижно, взирая на Виракочу, но Лесли краем глаза заметила, будто веревка движется. Она не обращала на это особенного внимания до тех пор, пока не поняла, что конец каната уже вне их досягаемости и поднимается все выше и выше, к отверстию.

— В чем дело? — крикнула девушка.

Вверху появилось лицо Дока. На фоне дневного света были различимы только его темные контуры, но тут Джастин посветил вверх фонарем.

Док сердито заморгал.

— Уберите эту штуку! Разве вы не знаете, что у меня гудит голова? Моим глазам больно.

— Простите, — ответил Марч. — Может быть, вам лучше спуститься...

— Что вы сделали с веревкой? — спросила мисс Френтон.

Все остальные начали оглядываться в поисках каната, и Док коротко хохотнул.

— Вот вопрос так вопрос, правда? Где веревка?

— Прекратите нелепые шутки, Док, — взмолилась Анджела. — У нас еще много работы, а здесь, внизу, не слишком уютно.

— О, но у вас впереди предостаточно времени. Пока вы живы... — Доктор Клаус снова жутковато засмеялся, и Лесли с ужасом подумала: «Боже мой, он сошел с ума! Его мозг поврежден!»

— Джим, Джим! — крикнула она, и фотограф склонился над краем отверстия.

— Я очень сожалею, — произнес он, — но старику пришла на ум интересная идея. Что мы обретем после путешествия в Вилькабамбу, если оставим тебя, Джастин, во главе экспедиции? Честь и славу, я полагаю, но ими карман не наполнишь. Я предпочел бы стать миллионером, а не героем.

На некоторое время воцарилась мертвая тишина, пока стоявшие внизу осознавали в полной мере зловещее значение слов Джима. Затем Марч прокричал:

— Не будь дураком! Как ты думаешь, сколько у тебя шансов вернуться, когда Док в таком состоянии?

— С ним все будет отлично. Сейчас он немного разнервничался, но это была его идея, так ведь, Док? Видать, ему до смерти надоело быть нищим преподавателем. А мне-то уж точно осточертело пахать за гроши на чужого дядю.

— Поговори с ним еще, Джастин, — пробормотал Эйб. Здоровяк отошел назад, скрывшись из поля зрения фотографа, и девушка увидела, как он освещает стены вокруг в поисках другого пути отсюда.

— Какой для тебя прок оставлять нас тут? — настаивал Марч. — Ты не сможешь своими силами обчистить этот город, а те, кого ты приведешь сюда, рано или поздно найдут нас.

— Я знаю ребят, которых такая находка не расстроит, — неторопливо растягивая слова, ответил Джим. — К тому же существует масса способов вывезти золото из страны. Ведь вы двое много повидали на своем веку, так что наверняка слышали о таком.

Девушка не могла поверить своим ушам. Она могла понять доктора Клауса, тронувшегося умом, — последствия удара о камень оказались серьезнее, чем они полагали, — но Френч никак не мог быть хладнокровным убийцей. Лесли была знакома с парнем не дольше, чем с остальными членами экспедиции, но была готова поручиться за его абсолютную честность. И тут она вспомнила тот день, когда фотограф говорил с ней о золоте и, по существу, поинтересовался, не хочет ли она разделить с ним богатство.

— Джим! — Путешественница внезапно принялась умолять его. — Пожалуйста, возьми меня с собой.

Если бы ей только удалось выбраться из подземелья, она нашла бы способ помочь остальным.

— Ну... — Казалось, парень колебался. — Что скажете, Док?

21
{"b":"167097","o":1}