ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы должны меня простить. Боюсь, я не знаю ваших правил.

Девушка засмеялась и чуть было не спросила собеседника, зачем он пришел на показ моделей сегодня днем и кто достал ему билет. Но миссис Борн была постоянным клиентом дома «Баллард»; по всей вероятности, благодаря ей археолог и пришел в дом моды.

Она все же не стала об этом расспрашивать, поскольку проявлять чрезмерное любопытство было бы не очень мудро. Мисс Френтон надеялась, что Джастин пришел туда из-за нее. Возможно, он видел ее фотографию — ведь их, видит бог, повсюду предостаточно — и миссис Борн сказала: «Я очень хорошо знаю Лесли». Может быть, Джастин Марч заинтересовался очаровательной девушкой, а уж за этим последовало все остальное.

Мужчина мог прийти на показ специально, чтобы увидеть звезду во плоти. Даже когда на подиуме дефилировали одновременно с полдюжины моделей, если там была Лесли, археолог внимательно за ней наблюдал.

Она улыбалась Марчу, пока они ехали в большой машине археолога. Если Джастин стремился с ней познакомиться, значит, Лесли Френтон ему понравилась; и это было приятно, потому что она тоже находила его привлекательным. Красивые руки на руле, широкие и загорелые. Казалось, на раскопках, на которых он чувствует себя как дома, эти руки держат лопату так же уверенно, как хрупкие древние сокровища, найденные в земле.

— Как долго вы знакомы с миссис Борн? — спросил спутник внезапно.

— Всего несколько месяцев.

Они познакомились на благотворительном вечере. Миссис Борн владела солидным особняком, в котором и был устроен показ мод. Билеты на него стоили по четыре гинеи, вся выручка шла на благотворительные цели. Лесли участвовала в том шоу бесплатно.

По его окончании седоволосая пожилая леди аристократического вида поблагодарила модель, и та была удивлена и даже шокирована, увидев слезы в глазах женщины. Миссис Борн часто заморгала, и слезы исчезли.

В центре разодетой толпы, посреди богатства и роскоши, казалось крайне неуместным спрашивать хозяйку, что с ней случилось, — ведь если что-то волновало пожилую даму, маловероятно, что Лесли Френтон была способна ей чем-то помочь.

И все-таки мисс Френтон задала этот вопрос, потому что слезы в глазах пожилой женщины вызывают сочувствие, будь эта женщина королевой или нищенкой. Миссис Борн замялась, после чего ответила: «Давайте я вам кое-что покажу». И они вместе направились через заполненный людьми бальный зал, где гости пили шампанское, стоимость которого была включена в цену билетов. Хозяйка особняка то тут, то там принимала поздравления, Лесли делала то же самое.

Когда за ними закрылись тяжелые двери, наступила тишина. Они зашагали по длинной лестнице с хрустальными люстрами и портретами аристократов в костюмах разных веков.

Миссис Борн поднималась медленно, останавливаясь на каждой третьей-четвертой ступеньке и держась за перила. Девушке было интересно, куда ее ведут и зачем, но ей казалось, что сейчас не время для расспросов.

Наконец пожилая леди открыла дверь, которая вела в спальню. Там, над камином, висел еще один портрет, и миссис Борн подошла к нему поближе. Девочке, изображенной на холсте, было на вид лет шесть. Она была одета в белое платье, ее вытянутое лицо с высокими скулами обрамляли короткие локоны золотисто-медового цвета.

— Это моя внучка. Сейчас ей было бы примерно столько же лет, сколько вам. У нее был такой же цвет волос, как у вас, и она так же морщила нос, когда смеялась.

Глаза дамы снова затуманились, и мисс Френтон импульсивно схватила женщину за руки. Сказать ей было, в сущности, нечего, но сердце её так же сжималось, и все было понятно без слов.

С того дня они стали дружить. Разница между ними составляла больше пятидесяти лет, но Лесли чрезвычайно полюбила миссис Борн, а старушка, казалось, наполнялась теплотой и весельем, слыша смех юной девушки.

Но ничего этого собеседница не поведала Джастину Марчу. Вместо этого она спросила:

— А вы как давно ее знаете?

— Всю жизнь. Я ходил в школу и в колледж с Джерри. Мои родители и Борны когда-то жили по соседству.

Джерри был внучатым племянником миссис Борн, ее единственным родственником. Пару раз Лесли ходила с ним на свидания, не представлявшие собой ничего серьезного, но молодой парень был ей симпатичен. Конечно, вечером он должен будет прийти на ужин.

В прежние времена миссис Борн устраивала великолепные приемы, о которых до сих пор ходили легенды, так же как и о знаменитостях, которые у нее бывали. Но теперь пожилая дама предпочитала тихие посиделки за столом «только с близкими друзьями, которых я по-настоящему рада видеть».

Такие званые ужины она устраивала примерно раз в неделю, и мисс Френтон старалась непременно на них бывать. Ради этого часто приходилось отказываться от более веселых вечеринок с молодыми людьми, но девушка понимала, что миссис Борн ждет ее с нетерпением. Лесли всегда чувствовала угрызения совести, если приходилось отклонять приглашение.

Этот ужин казался похожим на все остальные. Пришли те же люди, что и обычно, — пожилые друзья миссис Борн и Джерри, высокий и светловолосый, который широко улыбнулся девушке, будто испытал облегчение, увидев ее.

Стол был сервирован как всегда, блюда и вина были столь же восхитительны. Мисс Френтон уже побывала примерно на дюжине подобных вечеров. Откуда ей было знать, что этот вечер изменит всю ее жизнь и ничто больше не останется прежним?

Разговор шел о событиях прошедшей недели. Джеральд был биржевым брокером, но обладал таким желчным и едким остроумием, что в его устах даже сводки о котировках акций звучали забавно. Лесли рассказывала, где побывала и что делала. А затем миссис Борн спросила:

— Как дела с экспедицией, Джастин?

— Отправляемся через пару недель, — ответил археолог.

Девушка нарезала в тот момент сладкий рулет. Она оставила кусочки лежать на блюде нетронутыми, почувствовав, что остаток трапезы будет ей не в радость. До того она полагала, будто у нее еще достаточно времени, чтобы получше узнать Джастина.

Она знала, что Марч сотрудничает с одним из национальных музеев, и надеялась на его длительное пребывание в городе. Но теперь получалось, что он останется в Англии всего на две недели и почти наверняка проведет это время в подготовке к путешествию.

Манекенщица вздохнула, прикусив губу, а тем временем кто-то спросил:

— Куда на этот раз?

— В Перу, — отозвался Марч.

— Расскажите нам про эту страну, — попросила Лесли.

— Мы там уже бывали, и неоднократно, но эта экспедиция может оказаться самой интересной. Мы ищем затерянный город в самом сердце джунглей. Он был покинут более четырехсот лет назад. Иногда путешественники заявляли, будто видели его, но никогда не могли припомнить точную дорогу.

— А что это был за город?

— Город инков.

Это сообщение почти ничего не говорило девушке, она лишь смутно вспомнила гротескные изображения на камне да истории о варварской жестокости. Не тот ли это народ, который приносил в жертву плененных людей буквально тысячами, вырывая из груди еще трепещущие сердца и сбрасывая тела вниз с огромной пирамиды?

Она хотела об этом спросить, но Джастин переменил тему и принялся говорить о какой-то пьесе, премьера которой состоялась в Лондоне прошлым вечером, и все гости начали болтать о театре.

Однако с какой стати звезду модельного бизнеса должны волновать руины где-то в джунглях на другой стороне планеты? Раньше они ее никогда не занимали. Вероятно, если бы мужчина, сидящий рядом с ней, был пятидесятилетним толстяком, эта тема оставила бы ее равнодушной. Но девушке хотелось получше разобраться, почему эти руины так сильно влекли к себе Марча.

Путешествие предстояло нелегкое. Прорубание дороги через джунгли по тропам, не хоженым уже четыреста лет, обещает лишь тяжкий труд и риск. И тем не менее, ради какой-то неведомой цели он собирался отказаться от приятной жизни в городе — от театральных премьер, от интересной компании, от восхитительных ужинов при свечах.

3
{"b":"167097","o":1}