ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что, уже началась охота? — спросил Рыжеухий.

— Вроде того, — ответил Сириус, бегая вокруг него и вокруг Пятнашки. Две фигуры остановились, но вряд ли ему удастся надолго сбить их с толку. Теперь, когда взошла Луна, Сириус увидел, что он не совсем похож на братьев и сестру. Они с Брюсом и правда очень походили друг на друга, с длинными ногами и узкими телами, но Пират и Рыжеухий были более кряжистого лабрадорского сложения, и Пират был явно полнее остальных. Пятнашка была чем-то средним, с узким телом, как у Брюса, но с более короткими лапами. Сириус знал, что его Спутница легко отличит его от остальных, просто посмотрев ему в глаза.

— Один из них — наверняка он, — сказал Новый Сириус.

— Не трать больше времени, — ответила Спутница. — Я чувствую, что Зоаи близко. Ты бы лучше убил их всех.

Новый Сириус поднял руку, в которой мерцали сине-голубые лучи. В ту же секунду почувствовалось яростное свежее покалывание Зоаи. Из ничего появилась огромная неясная тень. Это мог быть человек на лошади или что-то еще. Что бы это ни было, Новый Сириус и Спутница были прямо у него на пути. Новый Сириус повернулся и нанес удар по этой тени. По крайней мере, Сириусу так показалось. Сине-зеленый свет вспыхнул и исчез, поглощенный тенями. Затем огромная тень отшвырнула и Нового Сириуса, и Спутницу в сторону и продолжила свой путь.

Сириус был изумлен. Ни одно существо, ни одно дитя Земли не могло бы запросто отшвырнуть в сторону двух светил. Но думать об этом времени не было. Из беззвучной фанфары вылетел звук, который не был звуком. «Следуйте за мной, следуйте за мной, следуйте за мной!» Звук заполнил мозг Сириуса, он звенел даже сильнее и яростнее, чем покалывающая, брызжущая жизнь Зоаи. Охота началась.

Сверкающие, мерцающие, морозные, холодные собаки толпой выбежали на пустырь. Кругом были мерцающие глаза, блестящие шкуры и дикий стук лап — сотни собак помчались следом за неясной тенью.

— Пошли! — сказал Брюс.

Неуверенные в том, что они делают — следуют или преследуют — пять теплых собак влетели в толпу холодных. Охота захватила их и понесла через пустырь. Через мгновение они сломя голову неслись по ближайшей дороге, которая вела к реке. Сириус предположил, что Новый Сириус и его Спутница, должно быть, следуют за ними, но у него не было времени об этом думать.

В конце улицы, у реки, беззвучный звук раздался снова и снова. «Следуйте за мной, следуйте за мной!» Темная тень и преследующие ее белые собаки повернули вверх по течению и помчались по глинистому берегу. Сириус и Брюс, будучи наиболее легко сложенными из пятерых, пробрались в середину стаи и бежали там, окруженные холодными тяжело дышащими телами, каждое из которых излучало жалящее покалывание — значит, они все побывали рядом с Зоаи.

Но Сириус почти забыл о Зоаи. Он был просто рад, что собаки холодные. Ему было жарче, чем когда-либо в жизни. И странный властный зов продолжал звенеть у него в ушах, веля ему следовать, следовать, следовать и ни о чем больше не думать.

Он мчался бездумно, задыхаясь и толкаясь, по берегу и через темную сортировочную станцию, через железнодорожные пути и через сваленные в кучу старые спальные вагоны. За железнодорожными ангарами они помчались вдоль железной ограды. Сквозь нее Сириус заметил старый, заросший травой мост через реку. Их добыча уже летела через мост, собаки наступали ей на пятки. Она была похожа на огромного черного зверя с ветвистыми рогами. Сириус захотелось торжествующе залаять. Но холодные псы мчались молча, и он не осмелился шуметь.

В следующую секунду та же неясная тень — определенно та же: он знал, что она одна — оказалась рядом с ним, прямо рядом с несущейся, борющейся стаей, и приказала им пересечь мост. «Следуйте за мной, следуйте за мной, следуйте за мной!» — гремел настойчивый звон. И Сириус, хотя он неистово преследовал черного зверя, внезапно испугался того, что зверь будет пойман. И все же он помчался через старый мост и ринулся бежать среди домов на другом берегу.

Дома кончились, они оказались в открытой местности. И тут Сириус обнаружил, что до этого была просто разминка. В полях они понеслись еще безумнее. Они мчались по прорастающим посевам с белой Луной над ними, и под ними мерцали их черные лунные тени. Они текли вокруг темных зарослей, где над ними порхали летучие мыши и кружили совы. Они перепрыгивали через заборы, продирались через живые изгороди, прыгали в канавы и выбирались из канав, не обращая внимания ни на что, кроме все того же беззвучного звука, звавшего их бежать, бежать, бежать следом за неясной тенью. Иногда звук неясно и властно доносился откуда-то спереди. Иногда он звучал совсем рядом с ними. Сириус бежал, как одурманенный. Один или два раза, в начале охоты, он чувствовал легкий запах озона и жасмина. Но этот запах быстро исчез, а Сириус почти не замечал ничего вокруг. Он пытался понять, бегут ли они вместе со своей добычей или вслед за ней.

Дурман сильнее захлестнул Сириуса. Он не понимал, чего хочет. Их добыча бежала, делала петли и вздвойки, в отчаянии мчалась вокруг черной рощи деревьев, и они почти потеряли ее. Сириус вместе со всеми остальными собаками изо всех сил мчался следом, боясь, что они потеряли ее навсегда. И в то же время он был счастлив, что добыча убежала.

Нужный запах нашел Брюс.

— Вот! Сюда! О, я надеюсь, что мы его не поймаем! — И он повел охоту по серебристой вершине холма, разгоряченный преследованием зверя, жаждущий его крови и безумно желающий, чтобы зверь спасся.

Неясный зверь еще несколько раз убегал от них. Каждый раз они находили его все быстрее, все безумнее, и каждый раз Сириус все сильнее надеялся, что зверь спасется. Миля за милей, и его мысли все больше путались. Он хотел остановиться и подумать, но не мог, потому что каждый раз, когда он задерживался, сама неясная тень стремительно проносилась через бесшумную толпу собак, и безвучный звук кричал «следуй за мной, следуй за мной!» Приходилось следовать за ним. Сириус начал ненавидеть этот звук с каким-то нежным ужасом.

И наконец, в середине поля, за много миль от чего угодно, они поймали и настигли его. Это была безумная куча белых тел и сражающейся черной тени, и Сириус бегал вокруг, ожесточенный печалью и возбужденный триумфом. Куча превратилась в плоскую кляксу толпящихся собак, рвущих и тянущих что-то. Беззвучный звук опять раздался снизу, но на этот раз он говорил: «Убит, убит, убит!"

Странный холодный кусок мяса оказался перед Сириусом — он не знал, как. Он яростно набросился на него и виновато съел. Рядом с ним Брюс, Рыжеухий и Йефф рычали и рвали свои куски мяса. Потом, когда все было съедено до кусочка, они все легли на землю, холодные и задыхающиеся, под опускающейся Луной, потому что что-то приказало им отдыхать. Сириус никогда в жизни не чувствовал себя таким несчастным и таким торжествующим.

— Что все это значит? — спросил он у Луны.

— Тише, — сказала Луна. — Увидишь.

Внезапно они снова оказались на ногах. Первой поднялась огромная неясная тень. Она полетела обратно через поле, призывая их следовать, следовать за ней. Сириус увидел, хотя и не понял, что Хозяин и добыча — действительно одно и то же. Он знал, что они только что его съели, и все же вот он, и они преследуют его, и холодные собаки и теплые. Сириус помчался за неясной тенью, пытаясь увидеть, что это за существо. Он не мог ничего разглядеть, но почему-то больше не удивлялся тому, что Земля приложила столько сил, чтобы помочь этому существу. Сириус обнаружил, что и сам хочет помочь ему. Вовсе не беззвучный зов заставлял так быстро мчаться, а необыкновенное, яростное сочувствие.

Охота мчалась обратно к городу. Тем временем в доме мисс Смит проснулась Кэтлин. Во сне она слышала, как хлопнула собачья дверь, как щелкнула и заскрипела калитка, когда Сириус ушел, и ждала, когда те же звуки послышатся в обратном порядке, то есть Лео вернется. Не услышав этого, она проснулась.

— Робин! Я думаю, Лео убежал!

Робин и Бэзил подскочили и оглядели незнакомую комнату мисс Смит, недоумевая, почему они здесь, а не в своих спальнях.

40
{"b":"167102","o":1}