ЛитМир - Электронная Библиотека

Чем ближе Руффус подходил к Арносу, тем чаще он начинал всматриваться в полученный от Валерия талисман. Стрелка голубого света, всплывавшая над плохо ограненным и далеким от подлинной чистоты изумрудом, постоянно указывала примерно в одном направлении, и заглянув несколько раз, можно было, нарисовав на карте Хаббада пару-тройку линий из точек, в которых определялось направление, на пересечении обнаружить местонахождение жилища отшельника. Собственно, эту процедуру принц уже и проделал из чистого любопытства, но, видимо из-за погрешностей в определении своего местонахождения, получил на карте вместо точки небольшой многоугольник. Это его нисколько не расстроило, так как он получил приблизительное место, где надо искать отшельника Странда, и точность его измерений подсказывала, что на поиски на месте вряд ли уйдет больше одного дня. Собственный подход к определению, по словам чародея, тайного места крайне его порадовал, и поэтому он решил не заглядывать больше в талисман и попробовать самому сделать то, что ему предрекалось как невозможное. Однако, оказавшись на месте и пробродив там более двух дней, он с отчаянием признал, что подсматривать все-таки придется.

Пройдя по тенистому и полному жизни летнему, к чему он уже начал привыкать, лесу с полчаса и подойдя к окраине обрисованной им ранее области, он снова посмотрел на талисман, признавая тем самым, хотя пока еще не явно, свое поражение. Каково же было удивление, что направление, на которое указывала голубая огненная стрелка, изменилось и теперь предлагало выйти за пределы предварительно очерченного круга. Еще не соглашаясь до конца со своей неправотой, он все-таки последовал в указанном направлении. Теперь он заглядывал в перстень все чаще и чаще, с непониманием обнаруживая, что его попросту ведут по какому-то замысловатому лабиринту без стен. Направления постоянно менялись, так что определить, куда же он на самом деле идет, никак не удавалось.

Пробродив более половины дня и начав сомневаться в исправности талисмана, Руффус совершенно неожиданно для себя вышел на достаточно приличных размеров луг, расположившийся прямо посреди изрядно уплотнившегося на последнем километре леса. В центре луга стояло крепкое двухэтажное здание, внешний вид которого никак не согласовывался с понятием принца о жилище отшельника. Поблизости от входа располагался колодец с большим резервуаром, заполненным водой, а чуть левее некое сооружение, более всего походившее на конюшню.

Ведя за собой коня, он обошел все эти строения в попытке обнаружить какие-нибудь признаки жизни, но ничего похожего на глаза не попалось. Зато принц был попросту поражен красотой открывавшегося с тыльной стороны дома вида. С западной стороны луг заканчивался резко забиравшими вверх горами. Удивительным в этом было именно отсутствие каких-либо промежуточных состояний. Плотная стена леса обрывалась, словно ее искусственно оградили, луг так же переходил в горы непосредственно из совершенно равнинного без какого-то присутствия обычных в такой ситуации холмов. Все это вызывало ощущение стыковки двух различных местностей, невозможной в природе, но красота этого пейзажа завораживала. От дома через весь луг протянулась протоптанная дорожка, переходившая в достаточно крутую горную тропку, вьющуюся приблизительно посередине голой полосы уходящих под облака гор. По этой же полосе вниз сбегала необычайно живописная горная речушка, обрывавшаяся чуть левее тропинки искрящимся в солнечном свете водопадиком, образуя небольшой водоем у самой границы луга. Нетрудно было представить, что ночью под серебристыми лучами луны картина превращалась в еще более чарующую.

Завершив свой обход, Руффус снова оказался у входа, не зная как быть дальше. На стук в двери никакого ответа не последовало, так что, следуя недвусмысленно выраженному потягиванием в сторону воды желанию коня, он отошел к колодцу, позволив тому напиться. Следуя примеру животного, он машинально снял с пояса флягу с водой и только почувствовав затхлый запах двухдневной воды, удивился себе. Вылив содержимое фляги на траву, принц зачерпнул ковшом, плававшим в колодце, родниковой воды и поразился необычайно освежавшему ощущению, так и исходившему от колодезной влаги. Он даже усомнился в том, было ли это водой, но посмотрев на охотно утоляющего жажду коня, отпил и сам. Вкус оказался еще более странным, но безумно приятным, а допив достаточно объемистый ковш до конца и зачерпнув снова, принц обнаружил, что прошла не только жажда, но и, накопившаяся за дни, проведенные в лесу, усталость и постоянное ощущение неуютности, преследовавшее его. Это окончательно сняло у Руффуса сомнения в том, что пришел он по адресу, хотя вид дома и наталкивал его на подобные мысли. Уж больно он не походил на то, что представлял себе Руффус.

Добротный каменный дом с массивным фундаментом и большими окнами никак не подходил ни под определение жилища отшельника, рисовавшееся хиленькой деревянной халупкой с покосившимися стенами, ни под место, где мог жить великий маг. Последнее, разумеется, представлялось каким-то необычайным замком, обязательно мрачного вида, с безумными башенками, нарушавшими все законы архитектуры, и уносящимся под облака тонким как игла шпилем. То же, что лицезрел перед собой принц, могло вполне сойти за дом какого-нибудь богатого купца из крупного хаббадского города, парочку из которых он уже успел повидать.

Устав ожидать неизвестно чего, Руффус решил еще раз постучать, на этот раз решительнее. То есть, он не ожидал, конечно, что отшельник Странд только и занят тем, что сидит, дожидаясь, когда же он к нему придет, но и торчать до бесконечности в дверях не очень-то хотелось. Принц привязал коня у колодца и поднялся по лестнице к дверям. Он настойчиво и довольно громко стучал, так что находящийся внутри, если там, конечно, кто-нибудь находился, не мог не отреагировать на столь навязчивую попытку привлечь к себе внимание. Реакции, как и в первый раз, не последовало, но зато теперь Руффус обратил внимание на тот факт, что дверь не заперта. Искушение заглянуть внутрь было сильно, но и вполне естественные опасения не были пустячными. Как может маг отреагировать на то, что кто-то в его отсутствие вторгся в его жилище? Лично он бы на его месте не очень этому обрадовался.

Однако же, любопытство постепенно начало перевешивать, и он немного приоткрыл дверь. Ничего пока не было видно, но и никакой мгновенной реакции охранных заклятий не последовало. Это придало ему уверенности, и принц открыл дверь пошире. В щель он увидел фрагмент вполне обычной для богатого дома прихожей. Никаких атрибутов, ассоциирующихся с занятиями хозяина магией не наблюдалось, обычная мебель, хороший ковер неизвестной работы, украшенные резными панелями мореного дуба стены с роскошными позолоченными подсвечниками, бархатные занавески на окнах. Все было обставлено богато и с хорошим вкусом, но никак не походило на то, что он ожидал увидеть. Видимо стереотипы, воспитанные однообразными описаниями из преданий, слишком укоренились в его голове. Да и все те сведущие в магических искусствах люди, которых он видел, достаточно прилежно поддерживали устоявшиеся образы.

Осмелев, он практически полностью распахнул дверь и даже сделал шаг внутрь. Ничего, что бы нарушало первое впечатление не обнаружилось. Большой камин, отгороженный элегантной решеткой, отшлифованный до блеска мрамор в тех местах, где не было ковров, коллекция оружия, развешенная на стенах и выстроившаяся в двух стойках, четыре резных кресла вокруг столика из черного дерева, три массивных дубовых двери, скрывавших внутренние покои. Единственное, что могло удивить — это большое зеркало напротив входа, в котором почему-то ничего не отражалось.

Руффус не понял, сколько прошло времени, когда до него донесся мягкий, слегка картавый голос, заставивший отпрыгнуть от неожиданности.

— Достаточно невежливо забираться в дом, кохда нет хозяина. — Оглядевшись он никого не обнаружил, но голос добавил: — Рекомендую подождать на улице — меньше будет неприятностей.

19
{"b":"167103","o":1}