ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вы смелый человек, капрал, — приободрил он его. — Только вы должны помнить, что мы хотели бы, если возможно, видеть своих смельчаков живыми. Тогда от них больше пользы.

Джарнки заморгал и неуверенно улыбнулся.

Клетус повернулся к летательному аппарату, взял одну из коробок с минами и протянул ее Джарнки.

— Расположите их на расстоянии от пятидесяти до восьмидесяти метров отсюда, — распорядился он. — Только убедитесь, что вы не предоставляете врагу возможность подстрелить вас, когда будете это делать. Затем ползите навстречу ньюлэндцам и отвлеките их при помощи мин и вашего оружия. Ваша задача — задержать партизан до тех пор, пока я не вернусь, чтобы помочь вам. Я полагаю, это будет минут через сорок пять, но может, и часа через полтора. Вы справитесь?

— Не сомневайтесь, — с жаром ответил капрал.

— В таком случае, я полагаюсь на вас.

Он взобрался на машину, взмыл в воздух и двинулся вдоль реки, чтобы встретить группу партизан, направлявшуюся к среднему броду.

Они были уже на подходе, когда он увидел их. На этот раз ньюлэндцы находились прямо среди его мин.

Момент был самым подходящим. Клетус взорвал мины и усугубил положение, открыв огонь по тылам партизан.

Те ответили незамедлительно, но вскоре их стрельба стала затихать, а потом и совсем прекратилась. Наступившая тишина затягивалась. Минут через пять, в течение которых не было сделано ни одного выстрела, Клетус полетел к нижнему броду и нашел то место, где находилась первая группа, когда началась перестрелка.

Партизан там не было. Медленно и осторожно пробираясь среди крон деревьев, он скоро их догнал. Они направлялись вверх по реке, и число их, казалось, удвоилось. Клетус понял, что люди с нижнего брода присоединились к тем, кто был у среднего, и обе группы приняли решение продвигаться к расположенному выше всех по реке броду, чтобы соединиться там с остальными.

Все шло так, как он и ожидал. Эти ньюлэндцы были скорее диверсантами, чем солдатами. Очевидно, им строго-настрого приказали по возможности избегать столкновений на пути к месту назначения. Клетус потихоньку следовал за ними, пока они не подошли вплотную к группе своих товарищей, зажатых у верхнего брода.

Клетус поднялся выше и отправился вперед, посмотреть, что происходит на переправе.

Он подлетел со стороны джунглей и стал оценивать сложившуюся ситуацию. Верхняя группа партизан вытянулась полукругом, концы которого находились примерно в шестидесяти метрах выше и в тридцати метрах ниже брода, не доходя до берега. Партизаны стреляли, но не предпринимали никаких попыток проложить себе путь через реку. Стрельба стала затихать, и Клетус услышал крики: это подошли два отряда с нижних переправ.

Паря над самой землей, Клетус вытащил из багажника подслушивающее устройство и вставил наушник в ухо. Затем бросил микрофон в кусты, но ему удалось подслушать разговоры только рядовых партизан, а не офицеров, обсуждавших план действий. Вот неудача! Если бы он смог проползти метров пятьдесят и лично осуществить разведку… Но об этом нечего даже и думать. Проводить разведку на летательном аппарате тоже теперь было слишком рискованно. Оставалось представить себя в шкуре командира партизанского отряда и попытаться угадать мысли этого человека. Клетус закрыл глаза и расслабился так же, как расслаблялся утром для того, чтобы снять боль в колене. Веки его опустились, он обмяк на сиденье аппарата и освободил свой мозг.

Долгое время лишь случайные цепочки мыслей скользили по поверхности его сознания. Затем воображение успокоилось, и начала складываться определенная картина. Он ощутил, что стоит на мягкой пружинящей поверхности земли в джунглях; его пропотевший защитный комбинезон прилип к телу. Он прищурился на солнце, которое уже прошло точку зенита. Отчаяние и тревога владели им. Он осмотрел группу младших офицеров, собравшихся вокруг него, и понял, что должен принять решение незамедлительно. Двум третям его отряда не удалось пересечь Голубую реку в запланированное время и в запланированном месте. Они уже выбивались из графика движения и имели одну-единственную, последнюю возможность — переправляться через реку здесь, но при этом рискуя встретить сопротивление врага, располагавшего неизвестно какими силами.

Очевидно одно. Проникновение группы, которой он командовал, не было секретом для противника. В этом смысле его миссия провалилась. Если у врага здесь есть силы противостоять ему, какого же отпора можно ожидать на пути к побережью?

Таким образом, успех операции становился все более призрачным. Разумно было бы от нее вообще отказаться. Но может ли он повернуть сейчас назад, не дав никакого объяснения своему начальству, которое обвинит его в невыполнении приказа без каких-либо веских на то причин?

Ясно, что не может. Он должен попробовать перебраться на тот берег, уповая лишь на то, что экзоты окажут яростное сопротивление и дадут ему такую причину для отступления…

Клетус снова стал самим собой, открыл глаза и выпрямился. В очередной раз подняв машину до уровня верхушек деревьев, он швырнул три мины под разными углами в сторону расположения партизан и быстро их взорвал.

В следующее мгновение он открыл огонь из ружья и пистолета, прижав конусное оружие к правому боку и нажимая на спусковой крючок правой рукой, а из пистолета стреляя левой.

Со стороны брода и с двух других сторон тоже послышалась пальба: это были его солдаты. Уже через секунду партизаны открыли ответный огонь. Грохот был самым сильным из тех, что нарушали сегодня покой джунглей. Клетус подождал, пока он не начал понемногу стихать, чтобы его голос можно было услышать. Затем достал из багажника рупор и поднес его к губам. Над джунглями загремел его голос:

— Прекратить огонь! Прекратить огонь! Всем силам альянса прекратить огонь!

Ружья солдат замолчали. Постепенно затихли и партизаны, и в джунгли вернулась тишина. Клетус снова заговорил в рупор:

— Внимание, ньюлэндцы! Внимание, ньюлэндцы! Вы полностью окружены экспедиционными войсками альянса в Бахалле. Дальнейшее сопротивление может привести только к полному вашему уничтожению. С теми, кто пожелает сдаться, будут обращаться в соответствии с правилами, установленными для военнопленных. С вами говорит командующий войсками альянса. Мои люди не будут открывать огонь в течение трех минут. Вам предоставляется возможность сложить оружие. Те, кто пожелает это сделать, должны избавиться от какого бы то ни было оружия и выйти на поляну переправы, с руками за головой. У вас будет три минуты, чтобы поступить подобным образом, после того как я произнесу слово «начали».

Клетус на мгновение замолчал, затем продолжил:

— Всякий, кто не сложит оружие в течение этих трех минут, рассматривается как продолжающий сопротивление, и солдатам альянса будет приказано стрелять. Три минуты пошли. Начали!

Он бросился к реке, на то место, откуда можно было видеть поляну, оставаясь при этом незамеченным. Некоторое время ничего не происходило. Затем послышалось шуршание листьев, и на поляну, сцепив руки за головой, вышел ньюлэндец в защитном комбинезоне. Даже с той точки, откуда наблюдал за происходящим Клетус, были видны белки глаз партизана, со страхом озиравшегося по сторонам. Он нерешительно двинулся вперед и остановился посреди поляны, все еще держа руки за головой.

Спустя мгновение на поляне появился второй ньюлэндец, и вдруг они хлынули со всех сторон.

Пару минут Клетус наблюдал за ними и считал. Когда время истекло, на поляне оказалось сорок три человека, пожелавших сдаться. Клетус задумчиво кивнул. Сорок три человека из всех трех групп по тридцать партизан в каждой. Этого и ожидал.

Он посмотрел вниз вдоль берега реки — туда, где менее чем в десяти метрах от него припали к земле капрал и два солдата, оставленные им здесь для защиты брода. Теперь они держали под наблюдением пленников.

— Эд, — обратился по коммуникатору к молодому капралу Клетус. — Эд, посмотри вправо.

Джарнки быстро взглянул вправо и испуганно вздрогнул, увидев Клетуса так близко. Клетус поманил его к себе. Осторожно пригибаясь, Джарнки побежал к тому месту, где на летательном аппарате парил в нескольких футах над землей Клетус.

17
{"b":"167105","o":1}