ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дейл нагнулась вперед и вмешалась в разговор:

– Или это, или "Добрая Надежда" за эти двести лет совершила посадку на одной из планет и взяла на борт нечто, что и составило добавочную массу.

Флеш повернулся в своем кресле и посмотрел на нее. "Если это действительно так, - подумал он, - не может ли быть правдой и то, что экипаж и пассажиры на самом деле мертвы?"

Прогудел сигнал предупреждения. Флеш повернулся, чтобы отключить его, однако его рука на мгновение зависла над кнопкой, вздрогнула, а сам он изумленно уставился на обзорный экран.

Огромный корабль, если его можно так назвать, сделанный руками человека, висел прямо перед ними на ярком Фоне звезд. Он медленно поворачивался вокруг своей оси, и пылающий свет Солнца, переливаясь, отражался от миллионов граней и ребер. Словно огромный бриллиант вращался перед ними. Вид был одновременно и жутким, и прекрасным.

Флеш, наконец, нажал на кнопку, предупреждающий сигнал смолк, и он включил оперативную связь.

– Говорит "Неустрашимый", - доложил он. - Освободите канал Охранительницы и передайте ей управление.

Флеш пощелкал соответствующими переключателями на пульте управления, установив прямую связь между бортовой Охранительницей и компьютером военного командного поста, который направил корабль к карантинной станции, находившейся на повернутой к солнцу стороне "Доброй Надежды".

– Доктор Зарков с вами? - проревел динамик. Зарков включил свой коммуникатор.

– Зарков на связи.

– Доброе утро, доктор. Согласно полученным мною указаниям, я должна оказывать вам любую возможную помощь и воздерживаться от нее, если вы этого пожелаете.

– Положение изменилось?

– Нет. Мы больше ничего не предпринимали, только искали признаки жизни и экранировали аварийный сигнал, чтобы не вносить путаницу на главных навигационных частотах.

– Тоща ваши люди должны держаться подальше от… - начал Зарков, но в их разговор внезапно вмешались:

– ФМС "Неустрашимый", это "Транс Фед Исключительная". Отель "Дельта Эко". Мы просим разрешения отправить нашего человека сопровождать вас.

Флеш сердито потянулся к коммуникатору, однако Зарков сделал ему знак не вмешиваться.

– "Транс Фед Исключительная". Говорит доктор Зарков. Мы ценим это и счастливы, что ваш человек присоединится к нам.

– Мы рады, что вы согласны с нашим предложением, доктор. Сейчас мы проведем маневр стыковки.

– Я надеюсь, что с этой секунды вы берете на себя полную ответственность за то, чтобы все системы работали безупречно. Особенно, если мы найдем на борту людей, оставшихся в живых.

– Мы вас не понимаем, доктор. Что вы под этим подразумеваете?

– Я просто имею в виду то, "Транс Фед Исключительная", что вы, если что-то пойдет не так и системы жизнеобеспечения откажут, возьмете на себя полную ответственность за все случаи смерти.

– Там не обнаружено ничего живого.

– Может быть, - сказал Зарков с легкой усмешкой. - Несмотря на это, я официально настаиваю на том, чтобы "Транс Федерация" взяла на себя такую ответственность.

В течение нескольких секунд царила мертвая тишина, затем представитель Компании снова вышел на их частоту.

– "Транс Фед" будет держаться в отдалении, но мы будем наблюдать. Итак, мы подготавливаем сенсорную систему для наблюдения за вами.

Зарков отключил коммуникатор.

– Выродки, - сказал он полушепотом.

Флеш впервые услышал, как ругается его друг. Он был поражен. Зарков всегда был терпеливым, вежливым человеком, редко говорившим кому-нибудь грубое слово, если вообще когда-нибудь он говорил подобное. Тем более странным было слышать от него сейчас такие не свойственные ему выражения.

– Сто пятьдесят восемь мужчин и женщин - и, конечно, дети там внутри, может быть, мертвы, а эти стервятники из "Транс Фед" только и думают о защите своих прав, - возбужденно произнес Зарков.

Он смотрел на обзорный экран, теперь полностью закрытый гигантской массой "Доброй Надежды".

– Это одна из первых попыток человека достичь звезд. Боже мой, лететь на таком корабле к звездам - все равно, что отправиться к Марсу на древнем паруснике. Шансы на успех примерно те же. То есть почти равны нулю. Это, должно быть, гроб, а не корабль, который стоит спасать.

– Охранительница, - мягко сказал Флеш.

– Да, Флеш, - тут же отозвался компьютер.

– Я освобождаю навигационный центр, беру управление кораблем на себя для немедленной посадки на южном полюсе находящегося перед нами корабля.

Пальцы Флеша засновали по пульту управления и панели Охранительницы. Он переключился с автоматического управления на ручное, чтобы уравнять относительные скорости кораблей. Приспосабливаться к вращению гигантского корабля не было необходимости, потому что они собирались совершить посадку в том месте, которое вращается вокруг себя самого и поэтому неподвижно.

"Неустрашимый" медленно скользил над передней частью огромного корабля. Они проплывали над шлюзами ангаров, экранами, отверстиями шахт и другими возвышениями, впадинами и неровностями. Все почернело и было выветрено метеоритными частицами за время путешествия в глубоком космосе.

Охранительница непрерывно передавала данные, базирующиеся на оценках скоростей, и информацию чипа Заркова о "Доброй Надежде" на пульт управления. В прицельном круге "Неустрашимого" на перекрестке нитей был южный полюс корабля с причальным устройством. Флешу оставалось только лететь точно по курсу и совмещать перекрестье нитей с кружком, в котором находилась трехмерная цель.

– У вас есть анализ воздуха на "Доброй Надежде"? Пригоден ли он для дыхания?

– Он подобен земному на восемьдесят процентов, - мягко сказала Охранительница. - Немного более богат кислородом, но вполне пригоден для дыхания.

– Мы пойдем в скафандрах. Передавай нам всю полученную информацию. Если в системах на борту "Доброй Надежды" будут происходить какие-нибудь изменения, мы тотчас же должны узнавать об этом. Я также хочу, чтобы меня информировали, если какой-нибудь корабль приблизится ближе чем на сто километров.

– Будет сделано, - сказала Охранительница.

"Неустрашимый" скользил над нижним краем "Доброй Надежды". Внезапно появилась Земля, белая с голубым. Перед ними находился южный полярный шлюз, гигантские металлические ворота в стенке купола, выступающего из корпуса корабля. А потом они оказались под гигантским кораблем. Его корпус теперь был над ними, и Флеш осторожно подводил свой корабль к шлюзу на южном полюсе. Легким прикосновением к пульту управления он уравнял относительные скорости, пока "Неустрашимый" не оказался неподвижен относительно шлюза "Доброй Надежды", находившегося теперь менее чем в двадцати метрах от выходного шлюза "Неустрашимого".

Флеш выключил автоматику. Выбираясь из своего противоперегрузочного кресла, он взглянул наверх:

– Придерживайся этой позиции, Охранительница.

– Будет сделано, - прозвучал тихий ответ.

Феш помог Заркову выбраться из его противоперегрузочного кресла. Вместе с Дейл они пробрались к складу снаряжения, находившемуся поблизости от шлюза. Это было самое большое помещение на корабле, не забитое полностью. У них оказалось достаточно места, чтобы выпрямиться и надеть скафандры.

Зарков начал снимать с грузовых полок ящики, которые прихватил с собой. Наконец, он выбрал металлический ящик с ручками, очень похожий на старомодный дорожный чемодан. Он поставил его на нижнюю полку и открыл. Там находилось множество инструментов, многие из которых Флеш никогда не видел; иные из них были завернуты в тряпочки из мягкой губчатой материи.

Флеш, стоявший возле Заркова, вытащил один из инструментов. Это был длинный, тонкий стержень, один конец которого был расплющен, а на другом была пластмассовая ручка.

46
{"b":"167113","o":1}