ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Во-первых, это нелюди, да еще и к чародейству приученные, посему обучаться должны быстрее.

Во-вторых, главное – чтобы не было боязни перед поединком, а тут – страха ни в одном глазу!

Уже через час стало понятно, что семя воинского умения упало на благодатную почву. Особенно удивлял Кирьян. Он работал в паре с чугайстером. Тощее гибкое тело лешего напоминало в бою иву, изгибающуюся на ветру. Кирьян очень тонко подловил манеру движений Добрыни, и если сначала удары чугайстера иногда достигали цели, сбивая с родича в воздух сухие листочки и щепки, то с каждой последующей атакой это удавалось всё реже.

Другие бойцы периодически останавливались и любовались завораживающим взгляд поединком лесных духов, напоминавшим чарующий, одновременно жуткий и прекрасный танец…

Утро следующего дня ознаменовалось боями с палицей.

После короткой пробежки по злополучным пенькам бразды правления взял в свои руки Алеша Попович.

– Деретесь вы с чувством, с толком. Но в игре-то придется еще и палкой махать, – Алеша резко отвел руку в сторону, и полутораметровая дубинка, зажатая одновременно в ладони и изгибе локтя, остановилась в опасной близости от лица враз побледневшего Соловья-разбойника.

– А будь это в реальном бою – не свистеть бы тебе больше врагу в устрашение! – добродушно констатировал Алеша, передавая палицу в слегка дрожащие руки Соловья.

В палочном бою отличились Кощей и Варвара. Один действительно не забыл, как в руках держат меч, а яге пригодились регулярные манипуляции с метлой, которую, кстати, она и использовала вместо палицы: так, мол, привычнее.

* * *

На поляну, преобразованную в игровое поле, было приятно посмотреть. Трава ровненько подстрижена, пеньки выкорчеваны, аккуратные разделительные полоски высыпаны просеянным речным песком. Внушительные деревянные чаши покрыты витиеватой резьбой. Всё это проделали в рекордные сроки, за одну ночь, и исполнителей Кощей тщательно скрывал. Однако поговаривали, что он воспользовался еще одним артефактом из своей коллекции диковинок – ларцом, в котором скрывались два молодца, снабженные полным набором необходимых инструментов.

Местные с интересом рассматривали гостей.

Команда «европейцев» выглядела внушительно. Огромные тролли с колоннообразными ногами слегка раскачивались, отчего их кулачища, как чудовищные маятники, описывали полумесяцы над самой травой. Мускулистые подтянутые орки бросали злобные взгляды на противников и не стеснялись скалить острые клыки. Низкорослые бородатые гномы и носатые гоблины вразвалочку расхаживали по краю поля, разминая кисти, а иногда даже обменивались парой-другой ударов палками.

Особняком держались остроухие эльфы. Они оживленно перешептывались и периодически смеялись, нахально уставившись на кого-нибудь из местных. Более остальных выделялся высокий светловолосый эльф, капитан команды, не участвовавший в общем веселье, но смотревший на противников с откровенным презрением.

Вся эта разногабаритная компания щеголяла кожаными, расшитыми бронзой и золотом доспехами и прибыла на четырех громадных драконах, чья чешуя так и переливалась в лучах заходящего солнца и зажженных костров разноцветным металлическим блеском.

– Что-то их многовато! – отметила Варвара, даже не пытаясь сострить по этому случаю.

– Тут и игроки, и запасные, и судьи с их стороны… – Кощей выглядел несколько растерянным. – Может, я правда зря все это затеял?

– Ребяты, вы чего, перед самой игрой-то? Справимся! – подбадривал Горыныч, хотя особой уверенности в его голосе не чувствовалось.

– Зрителей маловато, – Кирьян кивнул в сторону бревен, расположенных по периметру игрового поля. – Раз играть слабо́, то хотя бы криком да свистом поддержать пришли бы…

На бревнах, действительно, особой давки не наблюдалось.

– И так вся лесная нечисть приползла. Мало нас стало. Меняется мир. Скоро люди всем править будут… – сокрушался Кощей. – Хорошо, что от этих зрителей нету. Наших дорог испугались. А драконов на всех желающих и там не хватает.

Со стороны гостей прозвучало низкое гудение сигнального рога.

– Чего они дуют?

– Пора выходить на разминку. Пошли и мы, что ли?

В центре поля уже прохаживались богатыри, подправляя ногами песочные полосы.

Эльф-блондин повелительно взмахнул рукой, требуя к себе Муромца. Илья остановился, сложил руки на груди и принялся внимательно изучать носки своих сапог. Находившийся рядом Добрыня услышал, как Муромец пробормотал:

– Тебе надо, ты и подходи…

Эльф подозвал гнома-судью, произнес несколько резких фраз и ткнул пальцем в сторону богатыря. Гном засеменил к Муромцу, от него не отставал гоблин-переводчик. Несколько минут гости что-то доказывали Илье, оживленно жестикулируя и тряся перед его носом исписанным пергаментом. Затем судьи разошлись каждый к своей команде.

– Чего он шипел, как блин на сковородке? – поинтересовался Кощей.

– Тут это… претензии к нам. Нельзя, мол, женщинам играть…

– Каким женщинам? – удивился Бессмертный.

Илья лишь кивнул в сторону яги.

– А, чёрт… А ты скажи – обшиблись они! Мужик это. Переодетый. В ихней Европе, поговаривают, теперича таких много. А кто засомневается, пусть попробует проверить! Зная нашу Варюшу, я не уверен, что он после этого сам мужиком останется.

– И кто тут бордель устроил? – за спиной Кощея, уперев руки в бока, стояла яга, багровая от возмущения. – Это кто ж такие?

В направлении, указанном Варварой, активно разминалась группа симпатичных девушек в зеленых одеждах. Точнее, слабом намеке на их присутствие.

– Э-э-э… Это группа поддержки. Мавки, подружки Янко. Горыныч вчера за ними…

– Я ему покажу подружек! А ты тоже хорош: как за девками куда-то слетать, так он всегда пожалуйста, языки развесил! Тьху!

– Да не кипятись, так положено. А то сама вместо того, чтобы играть, в паузах танцевать с метлой будешь! Лучше сходи с Илюшей к иноземцам, там у них к тебе вопросы имеются.

– Хух, кажись, пронесло! – Горыныч по очереди вытер выступивший пот на каждой из трех голов. – А девчонки, и правда, классные! Я, пока их вез, так засмотрелся, что чуть в скалу не врезался. Ох и Янко, ох и тихоня!

– Теперь она всем жару задаст, – ухмыльнулся Кощей, указывая на поле.

Илья стоял с довольным видом, а яга что-то ожесточенно доказывала гному-судье. Отдельных слов слышно не было, но выразительный жест, сотворенный старушкой в сторону опешивших гостей, внятно объяснил ее отношение к происходящему.

Кощей подошел к Илье:

– Что, никак мужиком не признают?

– Да нет, с этим всё уладилось. Гости говорят, что нельзя пользоваться на поле магическим оружием. А Варькина метелка явно из этой категории.

– Ишь ты, грамотные выискались! – разорялась дальше яга. – А где записано, что метла – оружие? Чего молчите? А раз не записано, знать, и не закон вовсе!

– Да не все ли тебе равно? Возьми обычную палку…

Яга повторила недавний жест уже Кощею, развернулась и поковыляла на поле.

Бессмертный развел руки, оправдываясь перед гостями:

– С характером она… он у нас. И с психикой проблемы. Потому и юбку носит. Больше претензий нет?

– Еще про лекарей спрашивают…

Кощей лишь кивнул в сторону опушки. Там стояла избушка на курьих ножках, одну из ее стен украшал внушительного вида красный крест. Из окошка, подперев румяное личико ладошкой, выглядывала Василиса Прекрасная в белом халатике. У самых куриных ног радовали взор аккуратно выбеленные бочки. На одной красовалась надпись «Живая вода», на другой – «Мертвая вода».

Кощей отвел взгляд от Василисы и вздохнул.

– Что, мучает? – посочувствовал Илья. – Забудь. Не отказала помочь – и то хорошо!

Филин, примостившийся на крыше избушки, периодически ухал, давая обратный отсчет до начала игры.

Вот он ухнул в последний раз. На поле остались лишь игроки.

И пошла потеха…

Хоккей с мечом (сборник) - i_002.jpg
5
{"b":"167115","o":1}