ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Поняла.

Опрометчивость Джарета можно было понять. Во-первых, оставалось нажать всего две кнопки, и всё – победа. А во-вторых, он был несколько медленнее, чем я, и выполнить маневр «появился – успел нажать, пока не упал» у него никак не получилось бы. Он сделал всё что мог. Я же, появившись напротив точки, успел нажать на кнопку прежде, чем получил арбалетный болт точно в правое плечо. Еще немного правее – и от моей ключицы остались бы одни щепки.

Мною снова занялась бригада медиков.

– Ты как там? Справишься? – обратился я к Лаире.

В ответ раздалось непонятное бурчание и встревоженное дыхание.

– Лаира? Что у тебя?

Опять непонятные звуки.

Наши соперники отыскали еще две точки, и счет сравнялся. Вот уж где паника в голове, и ничего больше! Я оттолкнул медиков и, приняв координаты Лаиры, не размышляя, портанулся прямо к ней.

ПОСЛЕДНЯЯ ТОЧКА! Или они – или мы!

* * *

То место, где я оказался… Никому не пожелаю такого… Просто нет слов!..

Акулы, целая стая акул, в гуще которой в воде висит клетка, а внутри клетки – кнопка. Разумеется, клетка слишком мала, чтобы телепортироваться прямо в нее. Моя рана открылась. Акулы, и так бывшие в большом возбуждении, пытаясь поймать Лаиру, вообще впали в неистовство. Нам приходилось перемещаться постоянно: чуть зазеваешься – и ты уже в чьей-то пасти.

В первые же секунды я получил два удара хвостом – один по спине, другой под ребра. Лаира несколько раз оказывалась у самой клетки, но, как только она пыталась достать до кнопки, ей приходилось спасаться от акул. Кроме того, прутья клетки были покрыты острыми выступами – соответственно, просовывать руку надо было очень осторожно. А о какой осторожности могла идти речь в такой ситуации?

Воздуха не хватало. Я уже несколько раз перемещался наверх, чтобы вздохнуть. Время, время!.. Соперник ждать не будет – в любую секунду мы могли услышать, что проиграли. Это подстегивало. Но самое ужасное – я видел, в какой опасности оказалась Лаира! Страх за нее пересилил всё возможное стеснение, которое обычно мешало мне даже поговорить с ней нормально, и я принялся действовать с удвоенным рвением.

Снова оказавшись под водой, я увидел, как Лаира в отчаянии бросилась к клетке, сунула туда руку, обдирая ее в кровь, но тут же огромная акула схватила ее поперек туловища. Кажется, находясь уже в пасти разъяренного чудовища, девушка успела портануться. Но в этом я не был уверен.

«Жива или нет?!» – обезумев от этой мысли, я совсем уже собрался метнуться в лагерь, чтобы узнать, что с Лаирой, но в последний момент понял, что не имею на это права. Если эти секунды будут стоить нам победы, значит, и Лаира рисковала зря. О том, что я подведу всю команду, я уже не думал.

Вынырнуть. Набрать побольше воздуха. И вперед, к кнопке, не замечая больше ни акул, ни клетки…

Хоккей с мечом (сборник) - i_016.jpg
* * *

Золотую медаль ребята принесли мне в больницу.

Акула не успела серьезно достать меня зубами, но сильным ударом сломала ребра. Осколки вонзились в легкие, из-за чего я провалялся в искусственной коме целых десять дней.

Джарет всего через неделю уже щеголял приращенными руками. К тренировкам, конечно, приступать еще рановато, но пальцами он шевелил с явным удовольствием. Лика тоже восстановилась быстро. Что уж говорить про Курта, который был в форме всего через три дня – на нем всё зарастало как на собаке…

– Что с Лаирой? – спросил я.

Друзья по очереди отвели взгляд.

– Врачи делают всё, что в их силах, – честно ответил Джарет. – Она рядом, в соседней палате. В сознание еще не приходила.

– Понятно, – безжизненно сказал я и закрыл глаза.

Друзья решили, что мне надо отдохнуть, и вышли.

* * *

Когда под рукой пульт телепорта, нет никакой разницы, в соседней палате или на соседнем континенте. Но пульта у меня нет.

Ничего, соседняя палата – это ведь явно в зоне действия красного индикатора, такие расстояния проходятся пешком. Раз плюнуть.

Преодолевая головокружение и не обращая внимания на боль в груди, я встал на ноги. Дрожащей от слабости рукой сгреб с тумбочки медаль.

Всё равно ведь у меня никогда не хватит смелости признаться Лаире в любви. А когда она придет в себя и увидит золотую медаль – сразу всё поймет. Наверняка.

Иван Наумов

Мумбачья площадка

Александе́р, Безопасность и Территории, не может удержаться и все-таки смотрит через открывшийся люк в зенит. Глупость. Если долбанут с орбиты, всё равно ничего не увидишь. Да и меры приняты, ему ли не знать? Ближнее и дальнее обнаружение, три бота прикрытия, сетка из пятидесяти спутников – планета для пикничка накрыта и готова к употреблению. Отдыхающим никто не помешает. Александер облизывает пухлые фиолетовые губы, царственным жестом дает помощникам отмашку, и начинается разгрузка.

Софья Игоревна, Финансы и Собственность, подставляет плечи и шею острым струям воды. Истома уходит, остается смыть глупую улыбку, чтобы Ром не вообразил себе незнамо что. Хотя – она чуть выглядывает из-за занавески и несколько секунд разглядывает через полуприкрытую дверь щиколотку, пятку, ступню, смешные растопыренные пальцы, – хотя имеет право. Улыбка опять гнет уголки губ, и приходится засунуть лицо под воду.

Эдуард Валерьянович, Образ и Перспективы, жадно разглядывает в иллюминатор водную гладь, светлые проплешины мелей, золотистые каемки пляжей. Бесценен каждый миг наблюдения – уже слишком много видано, испробовано, изучено и разобрано по косточкам в поисках ускользающей красоты, без постоянного ощущения присутствия которой нельзя будет делать свое дело. Мозг жадно впитывает непривычные цветовые сочетания и узоры рельефа незнакомой планеты. Только с рельефом туго – плоскость до горизонта, трехцветная размазня из травы, песка и воды.

Марат Карлович, Маратище, Сын-Основатель, рассматривает в зеркале морщинки у глаз. Лучики разбегаются к вискам, как дельты великих рек. Никакой пластики, даже ЭдВа согласился, что так будет лучше. Пора стареть – начинаются недетские игры. Нужно выглядеть на свои сорок пять. Губы проговаривают вечернюю речь. За спиной сыто порыкивают псинки.

Роман Андреевич, Информация и Связь, блаженно потягивается, раскинувшись на кровати морской звездой. Ноги ватные, сердце колотится, но пульс постепенно приходит в норму. Хочется вздремнуть, но Со́фа может обидеться, так что не сто́ит. Она что-то мурлычет в ванной, сквозь шум воды мелодии не разобрать. Ром все-таки прикрывает глаза, и из ниоткуда сразу выползают столбцы цифр, схемы, цепочки слов кода. Странное ощущение свободного времени, когда работать не обязательно, а напротив, запрещено… И подозрительная тишина вокруг, нет обычной дрожи обшивки. Уж не прозевали ли они посадку? Ром смеется.

* * *

Пахнет песком, травой и чем-то паленым.

Бессмертные тетки из бухгалтерии центрального офиса гуськом спускаются по трапу, заранее начиная охать и ахать.

– Девочки, посмотрите какой пляж!

– Чур, я первая потрогаю воду!

– Люся, надо было сразу купальники надеть!

И всему они рады, потому что отчеты закрыты, балансы сданы и впереди – подумать только! – полноценный месяц безделья и веселья. И ни копейки личных расходов.

«Жемчужина Карла», скромно именующаяся яхтой, а на самом деле – тысячеместный лайнер, флагманский корабль «Трансресурса», передвижной луна-парк и боевая единица класса семь, начинает раскладываться, превращаясь в город-дом. Термообшивка уползает внутрь, освобождая место ярким секциям жилого сектора, ангарам и целевым блокам, дюзы исчезают в основании быстро растущей башни.

Праздничное настроение заставляет говорить чуть громче, чем нужно. Все одеты в легкомысленно яркое. Там и сям хлопает шампанское, пластиковые стаканчики ударяются с обязательным шутливым «дзынь», члены экипажа в парадной форме следят, чтобы разбредшиеся пассажиры не вставали под стрелой, и взрывы смеха часто заглушают даже скрежет расползающихся конструкций.

68
{"b":"167115","o":1}