ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мэнни подошел к своему месту в отличном настроении.

— Если суд позволит, я зачитаю закон HR 27–03, принятый на третий год после образования Аляскинской федерации.

Джанет Дельгадо вскочила на ноги:

— Я протестую!

— На каком основании? — осведомился главный судья Ли.

— Это не имеет отношения к делу!

— Если суд позволит, — продолжал Мэнни, — статья пятая, секция седьмая конституции конфедерации, также известная как «статья об унаследованных правах», гласит: «Все законы, конституционные положения и поправки, не вступающие в противоречие с положениями данной конституции, имеют силу до тех пор, пока соответствующее законодательное действие не решит иначе». Данное положение было добавлено для того, чтобы старые законы — некоторые из них действуют до сих пор — не нужно было переписывать и снова вводить в действие.

Судьи, тихо посовещавшись, объявили:

— Протест отклонен!

Джанет их решение как будто не удивило.

Мэнни улыбнулся и с явным удовольствием продолжал:

— Закон HR 27–03 является первым национальным законом об инкорпорации. Его положения почти забыты, поскольку перекрываются конституцией конфедерации. Однако его никто не отменял. Раздел четвертый данного закона гласит: «Любое лицо, не желающее инкорпорироваться и передавать государству пай в размере пяти процентов личного портфеля, имеет право уплачивать указанные пять процентов всех своих доходов в виде налога».

Джанет снова встала:

— Ваша честь, протестую! Во-первых…

— Мы выслушиваем аргументы в пользу налогообложения, — проворчал судья Ли, — в чем дело?

— Закон, процитированный моим оппонентом, не имеет отношения к делу, — продолжала Джанет. — Третья поправка к конституции гласит: «Любой закон, не применявшийся в течение пятидесяти лет, считается аннулированным».

— Ваша честь, — перебил ее Мэнни, — раздел третий третьей поправки гласит: «Верховный суд вправе считать тот или иной закон имеющим силу, если для того имеются веские основания».

— Мы пока не нашли таких оснований, мистер Блэк, — с мрачной миной отвечал главный судья Ли.

— И тем не менее позвольте изложить вам эти основания!

Главный судья Ли посовещался с коллегами. Почти все закивали. Он вздохнул:

— Госпожа Дельгадо, вы сказали «во-первых». Значит, у вас есть и «во-вторых»?

— Во-вторых, я протестую на основании статьи четвертой конституции, — ответила Джанет и ринулась в атаку:

— Напоминаю, в четвертой статье речь идет о запрете налогообложения и об обязательной инкорпорации для всех. Мистер Блэк не имеет права толковать конституцию по-своему ради удобства своего клиента! — При этом она так посмотрела на своего оппонента, как будто вызывала его на дуэль.

Судья Ли повернулся к Мэнни:

— Мистер Блэк?

— Я не собираюсь толковать конституцию по-своему… Правда, я намеревался привести свои доводы чуть позже, но, чтобы сэкономить драгоценное время, обращусь непосредственно к возражению обвинителя и приступлю к сути защиты моего клиента. — Мэнни подошел к своему столу и взял распечатку конституции Земной конфедерации. Позвольте мне процитировать. «Согласно статье пятой конституции Земной конфедерации от всех лиц, рожденных или натурализованных в Земной конфедерации, запрещается требовать уплаты налогов». Меня в данном случае интересует именно толкование, — сказал он, отрываясь от книги. Мэнни положил экземпляр конституции на стол. — В конституции говорится, что от граждан нельзя требовать уплаты налогов. Однако здесь ни слова не сказано о запрете принимать налоги, которые гражданин хочет платить добровольно!

Зал суда буквально взорвался, наконец-то до всех дошел смысл лазейки. Некоторые репортеры даже заметили, что Гектор Самбьянко, прежде чем скривиться в недовольной гримасе, почему-то вздохнул с облегчением. Однако его странное поведение быстро забылось.

«После двух дней судебных прений суд вступил в завершающую фазу. Юридический мир взволнован изумительной линией защиты, избранной Мэнни Блэком. Выиграет он или проиграет, Человек вне корпорации не может сказать, что на суде его интересы представляли плохо. Мэнни Блэк стал самым популярным адвокатом в Солнечной системе, чтобы стать его клиентом, необходимо записаться за несколько десятков лет вперед. Хорошо, что мистер Блэк владеет своим контрольным пакетом. Теперь он может себе позволить купить собственные акции лишь единственным способом, продав имеющиеся у него! Стало известно, что журнал „Лучшие в профессии“ считает Мэнни Блэка самым ценным адвокатом во всей Земной конфедерации. Можете себе представить, как взлетят в цене его акции, если он выиграет дело?»

«Судебные нейроновости»

— Уважаемые судьи Верховного суда, — начал Мэнни, по конституции, права государства у нас урезаны. Оно призвано поддерживать общественный порядок и в то же время предоставляет личности максимальные свободы и права. Преимущества подобной системы правления очевидны. У нас общество беспримерного развития, процветания и творческих возможностей. Ограничения, существующие у нас, налагаются добровольно, а не по приказу правительства, действующего от имени данного общества… Итак, государство хочет, чтобы ему платили за услуги, которые оно оказывает в интересах Джастина Корда. При всем моем уважении, вынужден заявить, что государство лжет!

Мэнни поднес лист бумаги к самому лицу Джанет Дельгадо, заглушив уже готовые вырваться у нее слова возражения.

— Здесь у меня показания, данные под присягой и, следовательно, приравненные к юридическому документу. В данном документе утверждается, что мой клиент, Джастин Корд, выражает желание отдавать государству до пяти процентов своего годового дохода. В сумму дохода он великодушно включает свои нынешние активы, которые после его инкорпорации были бы неприкосновенны. Я неоднократно пытался предъявить данный документ представителям государственной власти. Я пытался изложить свои доводы представителям обвинения, главному казначею, президенту, вице-президенту, обоим генеральным прокурорам, нынешнему и бывшему, спикеру ассамблеи и лидеру сенатского большинства. Никто из вышеупомянутых лиц не удосужился ни ответить на мои звонки, ни тем более встретиться со мной. Вот почему я делаю вывод, что суть данного иска заключается не в том, чтобы государство получило компенсацию. — Мэнни помолчал, дожидаясь, пока смысл его слов дойдет до всех. Джанет прикусила язык. — Иск подан с целью принудить Джастина Корда инкорпорироваться. Принудить, используя механизмы власти, и насадить убеждение, каковое он не разделяет. Основатели Аляскинской федерации и Земной конфедерации понимали, какая опасность кроется в государстве — и особенно в мировом правительстве. Поэтому они включили в законы как можно больше предохранительных клапанов. Признаю, мой клиент пользуется данными предохранительными клапанами, чтобы сохранить свою свободу, как он ее понимает.

Итак, Аляскинская федерация постановила, что человек волен выбирать между налогообложением и инкорпорацией. Далее, Земная конфедерация постановила, что все права и законы времен Аляскинской федерации, не противоречащие конституции конфедерации, являются действующими. Далее, конституция конфедерации запрещает не налогообложение само по себе, но право государства облагать налогами принудительно. Верховный суд вправе решить, что данный закон действует даже после многих лет или веков неприменения, если к тому будут веские основания. Я полагаю, что право одного человека свободно решать свою судьбу и выбрать один вариант из двух — основание не просто веское, но жизненно важное!

Мэнни помолчал, готовясь к очередному неожиданному заявлению.

— Уважаемые судьи, буду с вами честен. Я не согласен с моим клиентом.

Публика заволновалась.

— Более того, я считаю, что мистеру Корду следует инкорпорироваться.

Многие заахали, послышались удивленные возгласы.

— В глубине души все вы, возможно, также считаете, что мистеру Корду следует инкорпорироваться. Но… вот что я вам скажу: какая разница?!

119
{"b":"167117","o":1}