ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Зачем было трудиться и вызывать именно тебя? — проворковала Элинор.

— Согласна.

— О таких вещах логично расспрашивать себастьяна. Аватар и ответил бы ему подробнее…

— Ты совершенно права, — кивнула Нила.

— Я рада за тебя, милая, — сказала Элинор, с восхищением глядя на Нилу.

— Спасибо, — ответила Нила.

Обе повернули голову, услышав презрительное фырканье со стороны кабинета директора.

— Опять подслушиваешь, милый? — спросила Элинор, бросив на Нилу многозначительный взгляд.

— Да, — послышался голос из кабинета, — и правильно делаю. Не понимаю, чему вы обе так радуетесь. Он всего лишь сделал тебя своей наперсницей. Неужели женщинам в самом деле приятно выполнять работу новорожденного аватара?

— Эти мужчины! — дружно вздохнули Нила и Элинор и рассмеялись.

Мош вышел в приемную:

— Наверное, я чего-то не понимаю. Только не говорите, что некоторые вещи доступны только женскому пониманию!

— Некоторые вещи доступны только женскому пониманию! — хором ответили Элинор и Нила и дружно рассмеялись.

— Тебе объяснить? — поинтересовалась Элинор.

— Если бы ты могла объяснить мне ход мыслей женщины, — ответил Мош, — я, как и все остальные мужчины, был бы перед тобой в вечном долгу.

— Ты вряд ли поймешь, — ответила Элинор, ласково снимая с плеча мужа пушинку, — но женщина сразу понимает, когда нравится мужчине… А иногда способна разжечь интерес к себе еще до того, как мужчина что-то поймет.

— Настолько мы прозрачные? — спросил озадаченный Мош.

— Милый, по сравнению с вами даже стекло кажется мутным.

— Позволь мне закончить, — вмешалась Нила. — Когда мужчина начинает выяснять у тебя вещи, которые без труда способен выяснить где-то еще, или ищет повод побыть рядом, можно почти с полной уверенностью предположить, что его интересует не только информация.

— Смешно! — хмыкнул директор.

— В самом деле, дорогой? — возразила Элинор. — Скажи-ка, сколько раз ты терял своего цифродруга, когда мы с тобой начали встречаться? Три или четыре?

Ее вопрос застал Моша врасплох.

— Тогда все вышло случайно… Клянусь!

Он сразу понял, что ему никто не верит.

— Погоди-ка. — Мош повернулся к Ниле. — Ты думаешь, что Джастин испытывает к тебе не только профессиональный интерес?

— Ну… — ответила она, очевидно уверенная в достоинствах своей внешности, и прежде всего фигуры, — такое вполне возможно.

Теперь забеспокоилась Элинор.

— Нила, шутки в сторону, ты не думаешь, что ходишь по краю пропасти?

Мош кивнул — и тоже с озабоченным видом.

— Я его ни в чем не поощряю, тем более в этом, — парировала Нила. — Я просто использую любые средства, лишь бы ликвидировать вред, который уже причинил Гектор. Ну да, я немного подхлестываю Джастина, направляю его мысли в определенное русло… лишь бы его психика не пострадала!

— Ты хочешь сказать, — перебил ее Мош, — что твое «подхлестывание» не имеет ничего общего с тем фактом, что он красив и, более того, если верить твоему личному делу, «в твоем вкусе». Добавь сюда ореол таинственности, а также то, что ему сейчас отчаянно нужна твоя помощь?

Нила собралась ответить, но Мош жестом остановил ее и продолжал:

— Дорогая моя, берегись! Как бы тебе не стать куклой вместо кукловода. Не стоит и напоминать тебе, что наши законы и обычаи, касающиеся отношений пациента и профессионала, направлены не только на защиту пациента. Нарушителей карают очень сурово!

Нила посмотрела на Моша и Элинор:

— Вам не о чем беспокоиться. Он мой пациент. Не более, не менее. Кстати, мне сейчас очень нужно найти моего пациента!

Нила быстро ушла, боясь, что разговор затянется и она невольно выдаст себя.

После того как Нила покинула озабоченных наставников, Элинор встревоженно посмотрела на мужа:

— Мы обязаны ей помочь!

— Согласен, но как?

— Может, вызовешь Джиллета?

Мош почесал подбородок.

— Да, но если он вдруг объявится здесь, мы оскорбим профессиональное достоинство Нилы — бросим на нее тень сомнения на важном этапе ее карьеры. Не думаю, что ситуация настолько серьезна.

— Вот что я тебе скажу, — ответила Элинор. — Я сама обо всем позабочусь. Когда все будет кончено, она сама обратится к нам за помощью. Твоя единственная задача убедиться в том, что, когда нужно, рядом окажется хороший доктор.

— Единственная задача, вот как? — Он расплылся в улыбке.

Элинор быстро поцеловала мужа в щеку. Его самолюбие было спасено.

Он позвонит доктору Джиллету, как только вернется к себе в кабинет.

Глава 3

ПРОГУЛКА

Гектор понимал, что попал в беду. Лишним подтверждением стал вызов от секретарши босса. Его просили явиться для личной встречи. Личные встречи давно стали редкостью, еще реже босс специально прилетал на них. И вот он скоро будет в Боулдере — и вряд ли для того, чтобы похвалить Гектора.

Гектору велели явиться в местный отель «Мариотт», красивый, недавно отремонтированный и отдекорированный в стиле рубежа тысячелетий. Хотя в том и не было необходимости, он решил дойти до отеля пешком. Позволить себе маленькую слабость. Хотя курить на улице считалось неприличным, Гектор достал из кармана окурок сигары, на ветру ее пришлось раскуривать минуты две, не меньше. Гектор шел не спеша и до места назначения добрался за полчаса. Впервые с тех пор, как он прилетел в Боулдер, он получил возможность разглядеть город. Ему редко удавалось полюбоваться видами, он привык жить на бегу с тех самых пор, как сорок с лишним лет назад поступил на службу в GCI. До сих пор он ни разу не позволял себе роскоши «осматривать достопримечательности». Да, он сделал головокружительную карьеру, но не собирался так же головокружительно все потерять. Погода была соответствующей случаю — ужасная. И совпадения тут ни при чем. Видимо, здешние власти считали, что ненастье придает городку определенный шарм. Хотя погодой научились управлять несколько столетий назад, никто и не думал пенять местным властям на постоянный ветер — сильный, порывистый. Гектор даже обрадовался. Ему о многом надо подумать, а холод освежает мозги.

Похоже, его акции падают. Причем падают резко. Гектору уже доводилось сталкиваться с этим явлением. Падение котировок происходит не во мгновение ока. Если бы акции падали быстро — это еще полбеды. А сейчас его, словно одинокую зебру, щиплет стая гиен, доводя ее до смерти. Достаточно лишь запаха крови. Крошечная ранка становится местом настоящей оргии, в которой принимают участие все. Гектор отчетливо представлял себе очередность событий. Какая-нибудь тетка из совета директоров, владелица толстенного инвестиционного портфеля, избавилась от его акций сразу после вестей о фиаско в Боулдере. Потом она рассказала обо всем одному из своих мужей, а тот, в свою очередь, поделился ценными сведениями с компаньоном, который ранее тоже оказал ему услугу. Вот так все и катится — как снежный ком. Крах персональной фондовой биржи… В народе подобное явление называли «мини-крахом». Точнее, миниатюрный Большой Крах. Котировки Гектора упали на восемьдесят семь процентов. Ему наперебой звонили родственники и друзья. Гектор не сомневался: его родная мать избавилась от его акций, как только узнала о его провале. Конечно, она станет все отрицать, но он на ее месте поступил бы точно так же. Гектор вспомнил, как быстро избавился от акций дядюшки после одного особенно громкого скандала с его участием… Зато успел как раз вовремя. Как быстро люди забывают о дружеских и родственных связях, если на кону стоит прибыль!

Гектор прибыл в отель в отличной форме. Поднялся на невысокое крыльцо, вошел в вестибюль — элегантный, но без вызывающей роскоши в облике. Сел в удобное кресло слева от стойки портье и стал ждать, хотя и понимал, что здесь на виду у всех. Придется терпеть. Наверное, за ним пришлют кого-нибудь из шестерок.

Ждать пришлось недолго. За ним прислали молодую и хорошенькую девицу, судя по виду — недавнюю выпускницу профессионально-технического училища в костюмчике-пятерке, какой часто носят начинающие. Если девица и знала, что происходит, то не показывала виду.

21
{"b":"167117","o":1}