ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— GCI, — повторил Джастин. — Фирма Гектора.

— И моя, — ответила Нила, словно извиняясь.

— Извините, — сказал Джастин, внимательно проглядывая список вопросов, которые он набросал с помощью цифродруга. Через какое-то время он поднял голову. — Что такое СКО?

— Сплав всех валют, — ответила она, — и крупных, и мелких, которые обновляются посредством Нейро каждый час. Сведения системные, чтобы каждый мог понять, сколько стоит та или иная вещь. Но реальной валюты под названием СКО не существует. Это просто своего рода критерий, мерило.

— Сейчас угадаю, — сказал Джастин. — Кредиты GCI всегда выше, чем СКО, и это самая важная валюта в Солнечной системе.

Его слова произвели впечатление на Нилу.

— Как вы догадались?

— Мне было нетрудно. Я вспомнил цены в ломбарде, а теперь вот в меню рядом стоят цены в GCI, а рядом — в СКО.

С помощью такого простого средства, как ценник и меню, поняла Нила, Джастин способен постичь суть нового мира. План ее урока усыхал с каждой минутой.

— Я жду, пока вы зададите свой вопрос, — перебил он ход ее мыслей.

— Какой вопрос?

— Он обусловлен исключительно вашим интересом и любопытством, но вы ни за что не задали бы мне его по собственной воле… Если я правильно угадал, вы чувствуете себя виноватой только за само желание спросить меня об этом!

Нила ошеломленно смотрела на своего пациента. Откуда он знает, что именно она чувствует? Да, он прав: она действительно хочет забросать его вопросами личного характера, то есть не имеющими отношения к его адаптации. Однако он был не прав в том, что она сама бы ни за что не начала разговор на эту тему. Но сейчас он дал ей свое разрешение, и ей придется спрашивать, пусть даже некоторые вопросы небезопасны.

— Как вы…

— Я очень хорошо умею… то есть умел… вести дела. Для того чтобы стать хорошим бизнесменом, нужно уметь разбираться в людях. Качество не только полезное, но и жизненно важное, во всяком случае, на том уровне, до которого добрался я.

— Сколько вы стоили? — спросила Нила, вспомнив старинный оборот.

— Перестаньте! Вас ведь совсем другое интересует.

Нила подумала: кажется, все следует правилу «ничто не идет по плану».

— Хорошо, Джастин, — кивнула она. — Кто вы такой… на самом деле?

Глава 4

СЛАВА

Ирме Соббельже было семнадцать, когда она получила свою первую по-настоящему ценную акцию. И дело вовсе не в том, что акции ее родителей, братьев и сестер ничего не стоили. Ценность членов ее семьи основывалась не на экономике, а скорее на психологии. Все просто и грубо. Если ты владеешь паем брата или сестры, ты лишний раз подумаешь, прежде чем будешь вредить своим родственникам — как в физическом, так и в психическом смысле. Более того, Ирма была убеждена: не купи она большой пай младшего брата, маленький паршивец вряд ли дожил бы до переходного возраста. Такие отношения установились не только в ее семье, но и в большинстве всех семей на Земле. Ирма часто гадала, как людям удавалось выжить и сводить концы с концами до того, как ввели персональное инкорпорирование? Купив первые акции, она словно перешла невидимый водораздел, совершила ритуал, сравнимый по значимости с потерей девственности (о чем она сохранила приятные воспоминания) или с экскурсией в Музей виртуальной реальности (воспоминания о которой были ужасными). Для Ирмы покупка первых акций стала началом процесса, накрепко связавшего ее с обществом. А все объяснялось просто. Связь, прочнее которой не знали в истории, подкреплялась самым мощным стимулом — своекорыстием. Именно своекорыстие помогло Ирме совершить самую выгодную в жизни сделку.

Когда ей было семнадцать, в нее влюбился мальчик из богатой семьи. Мальчик считал себя мужчиной, а Ирма была настолько молода, что поверила ему. Что еще важнее, кавалеру не терпелось залезть к Ирме под юбку. Понимая, что ничего не дается просто так, он подарил Ирме акцию — поистине широкий жест. Случилось так, что подаренная акция была частью пакета только что избранного председателя крупной, стремительно развивающейся корпорации под названием GCI. Мальчишка не знал, что Ирма охотно согласилась бы спать с ним и просто так, без всяких подарков. Но тогда им казалось, будто они «влюблены друг в друга». Оба понятия не имели, насколько ценным и полезным окажется тот подарок. Ирме, как и ее возлюбленному, казалось, будто подарок служит проявлением чистой и бессмертной любви. Однако бессмертная любовь иссякла всего полгода спустя, и ей тут же позвонил персональный брокер (сокращенно перкер), представляющий семью ее кавалера. Перкер предложил выкупить у нее ту единственную акцию по рыночной цене. Несмотря на кажущуюся выгоду и советы родителей, Ирма решила пока придержать акцию. Жизнь показала, что она поступила поистине дальновидно. Дело в том, что потом тот председатель стал Председателем с большой буквы. Его называли не только самым знаменитым отшельником в Солнечной системе, но и человеком, благодаря которому GCI стала самой влиятельной корпорацией в истории человечества. И пусть она владела всего одной акцией великого человека, даже такой скромный пай выделял ее среди сверстников. Ирму считали счастливицей, которой досталось редкое и бесценное произведение искусства.

Позже Ирма выяснила: акции Председателя, в отличие от других знаменитостей, политиков и им подобных, почти не выставлялись на торги. Приобрести их, конечно, хотели многие, только возможности не было. И даже если одна-две акции Председателя попадали на рынок, за них требовали такую заоблачную цену, что редкое событие почти всегда попадало на первые полосы газет.

То, что персональные акции Председателя не выставлялись на торги, противоречило норме. Знаменитости, особенно политики и мелкие «звезды», из кожи вон лезли, чтобы продать свои акции как можно выгоднее. Они дробили свои пакеты на крошечные пакетики… Перед каждыми выборами Ирма получала по почте бесплатные акции дюжины политиков под девизом: «Голосуйте за кандидата, чьими акциями владеете». Ирма обычно тут же велела своему перкеру немедленно перепродать такие акции. При удачном раскладе отдельных акций хватало, чтобы оплатить счета за коммунальные услуги.

Но акция Председателя отличалась от других. Во многих отношениях эта единственная акция определила ход ее жизни. Вначале она заинтересовалась жизнью и личностью знаменитого отшельника. Затем решила заняться журналистикой, после чего вышла замуж во второй раз — за своего профессора. Муж номер два, помимо редкого обаяния, обладал еще одной редкостью — акцией Председателя, которую он тоже получил в юном возрасте. Ему также хватило ума не расставаться с ценным приобретением. Завороженная обаянием второго мужа, Ирма не сразу поняла, что он за человек на самом деле. Только после свадьбы она осознала, что ее супруг — полное ничтожество, которое только и умеет, что складно говорить. Единственным его достоинством была акция Председателя. Ирма придумала, как разлучить бывшего мужа-придурка с его акцией!

Корнелиус любил свою работу. Правда, у него был только один клиент, зато какой! Больше ему и не требовалось.

Все начиналось совсем не так. В начале карьеры Корнелиус был обычным, заурядным перкером. Хотя не самым заурядным. Свое дело Корнелиус знал и любил. В задачу перкера входила манипуляция людьми, а в людях Корнелиус разбирался прекрасно. Ему даже казалось, что по роду занятий он ближе не к бухгалтерии, а к колонке светской хроники. Среди коллег Корнелиуса имелись счастливцы, сколотившие себе состояния, и неудачники, которые круглые сутки просиживали в своих каморках, рыща в Нейро в поисках «темных лошадок». Но правила его профессии не изменились с первой сделки, зарегистрированной еще в Месопотамии свыше четырех тысяч лет назад. Покупай дешевле, продавай дороже.

Жизнь Корнелиуса шла вполне обычно до тех пор, пока одна сделка не изменила все. Речь шла о трех акциях Председателя, полученных по наследству. Наследники не были клиентами Корнелиуса, но он навел справки и выяснил, что наследники хотели бы продать акции самому Председателю — по заоблачной цене, разумеется. В предвкушении прибыли скандальные родственнички впервые в жизни стали относиться друг к другу по-человечески.

32
{"b":"167117","o":1}