ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джастин посмотрел на Нилу, та кивнула.

— Договорились! — усмехнулся Джастин. — Но при одном условии!

— Каком? — спросил Майкл, стараясь не выдать радости.

— Мы хотим знать, как вы до всего докопались.

— Я обязан сохранять имена информантов в тайне…

— Назовите их, или ничего не выйдет, — парировал Джастин.

И Джастин узнал то, что он вскоре сумел бы прочесть на страницах газеты Майкла.

— Гектор Самбьянко, — ответил Майкл, — но он только прислал нам ваш портрет. До остального мы додумались сами. Все подробности — по пути. А сейчас давайте выбираться отсюда. — С этими словами он поплыл к аварийному люку.

Майкл сидел напротив Джастина Корда, и в голове у него вертелась единственная мысль: «Сейчас мне завидуют все репортеры Солнечной системы!» Он позволил себе как следует, не спеша, насладиться своим триумфом. Майкл знал, что он крепкий профессионал, но теперь всем станет известно: он — лучший. Разумеется, такого результата он бы не достиг без помощи коллег, и он непременно расскажет всем, кто захочет его послушать, что интервью стало результатом групповых усилий. Но сейчас Майкл просто наслаждался происходящим. Смущало его только одно: доктор Харпер, с разрешения Джастина, настояла на том, чтобы все вопросы вначале показали ей. Она объяснила, что психика Джастина сейчас еще очень уязвима и некоторые слишком личные вопросы способны нарушить его равновесие. Майкл согласился вести интервью помягче, понимая, что для второго интервью ему, скорее всего, понадобится вначале получить разрешение доктора Харпер. Но сейчас все подробности утратили свою важность — как и воспоминания о душераздирающем бегстве по пусковым установкам орпорта. Чтобы доставить героя интервью в надежное место, пришлось даже совершить опасный прыжок сквозь отключенную сеть безопасности… Он сосредоточился на человеке, который с удобством устроился напротив. На человеке, который через час изменит жизнь Майкла.

Джастина немало позабавило, что он снова очутился в помещении, откуда еще несколько часов назад так хотел бежать. Пришлось признать: возвращение оказалось не просто приятным. Здесь он чувствовал себя спокойно.

Майкл настоял на том, чтобы Нила и Омад вышли. Получив от Джастина уверения в том, что он сумеет за себя постоять, они нехотя согласились. Джастин повернулся к Майклу, тот держался немного скованно.

— Для начала расскажите о вашем издании, — попросил Джастин.

Майкл понимал, что клиент пытается взять ход интервью в свои руки. Ну что ж, ему можно и подыграть! Он улыбнулся:

— Наше издание называется «Ежедневные земные новости», и существует оно уже почти триста лет. В каком-то смысле это старейшая газета, выпуск которой ни разу не прерывался. Раньше она называлась «Ежедневные аляскинские новости», ее основали незадолго до Большого Краха, после слияния нескольких аляскинских изданий. Кроме того, наше издание самое престижное в Солнечной системе.

— Интересно! — Джастин ненадолго задумался, впитывая информацию, а потом сказал: — Возможно, вы сочтете меня старомодным, но разве ваша «газета» — бумажное издание?

— Собственно говоря… — Майкл достал распечатку из саквояжа и протянул Джастину.

Джастин принялся листать страницы. Ему любопытно было узнать, является ли газета в самом деле настоящей газетой или, как и многое другое, что он здесь увидел, это лишь жалкая имитация. Кое-что определенно изменилось. Он заметил: если смотреть на снимки под определенным углом, они становятся трехмерными голограммами. Изменились и рекламные объявления. Одно особенно поразило его. Нечто подобное он сегодня уже видел. Граждан призывали позаботиться о транстеле и сурово напоминали о том, сколько дней осталось до Марди-Гра. Джастин сложил газету и поднял голову.

— Значит, ваше издание называется газетой и выходит в бумажном виде?

— Не совсем, — ответил Майкл. — Кажется, в ваше время фильмы и фотографии часто называли «пленками», хотя многое снималось в цифровом формате. Наша газета распространяется посредством сети Нейро. Из двух миллиардов семисот миллионов наших читателей бумажную распечатку получают менее сорока тысяч. Но распечатки делать достаточно просто, и они до сих пор многим нравятся. — Он ткнул в газету, которую только что давал Джастину. — Я сразу так и решил, что вам тоже понравится. — От Майкла не укрылось, с каким одобрением Джастин листал бумажные страницы. — Знаете, — добавил он, — и в наше время находятся люди, которые предпочитают карманные часы.

Джастин улыбнулся и подумал: «Как я в свое время купил „Таймекс“. Оказалось, к счастью!» Он посмотрел на свое осиротевшее запястье и пожал плечами.

— Мистер Веритас, давайте приступим.

Майкл знал, что его первый вопрос непременно понравится читателям.

— Мистер Корд, вы один или, так сказать, представляете целую колонию древних людей, которые решили уйти от мира?

— Не могу говорить за других, но я приказал заморозить только самого себя. Если из моего времени выжил кто-то еще, буду приятно удивлен.

— Мистер Корд, расскажите, пожалуйста, какие меры вы предприняли к сохранению своей жизни.

— Я нанял замечательного инженера и предоставил ей неограниченный бюджет, а также четко обрисовал цель. Мне казалось, что три такие составляющие станут основой поразительного результата!

— Какова же была цель? — задал Майкл вопрос, опять же в интересах читателей.

— Хотите спросить — кроме самой жизни? — уточнил Джастин.

— Да, извините.

— Создать изолированную, полностью автономную криокапсулу для сохранения жизни.

Его ответ застал Майкла врасплох. Он что-то быстро проверил в цифродруге и вскинул глаза на Джастина:

— Мистер Корд, вы понимаете, что даже в наше время не существует ничего подобного?

— Да, мистер Веритас…

— Майкл.

— Да… Майкл, ваш недавний приятель Омад меня уже проинформировал. Но я подозреваю, что у вас нет ничего подобного просто потому, что вам это не нужно.

— Верно, мистер Корд. И все же… ваша капсула — замечательное достижение!

— Согласен. Я бы поблагодарил его создательницу лично, но, к сожалению…

Майкл сочувственно улыбнулся:

— По правде говоря, для тех редких случаев, когда приходится сохранять тела в анабиозе по нескольку лет, у нас есть особые лунные модули. К чему стараться, если Вселенная способна сделать то же самое, причем без всяких затрат?

— Странно, что вы об этом заговорили. — Джастин задумчиво улыбнулся. — Сандра, инженер, которая создала мою капсулу, тоже думала о Луне. Она собиралась послать на Луну экспедицию, которая нашла бы там подходящую пещеру, а потом зарыть там меня… Лунный проект обошелся бы немного дешевле, чем тот, к которому мы пришли в результате.

— Не хочу показаться вам невежливым, мистер Корд, но зачем вы рисковали, доверяя себя совершенно новому и, следовательно, неиспытанному устройству, когда могли прибегнуть к другому варианту? Даже в ваше время полеты на Луну стали делом обыденным.

— Майкл, вы знаете что-нибудь о пирамидах?

— О египетских пирамидах, мистер Корд?

— Называйте меня Джастином… Да, именно о них.

— Знаю, — кивнул Майкл.

— Значит, — продолжал Джастин, — вам известно, для чего создавались эти пирамиды?

— Как памятники фараонам…

— Точнее, Майкл, пирамиды стали первыми капсулами для замораживания!

Майкл потер щетину на подбородке:

— Может, потрудитесь объяснить?

— Я не имел в виду криокапсулы для сохранения жизни в современном смысле слова, — ответил Джастин. — Но взгляды на жизнь у древних египтян не слишком отличались от ваших или моих. Они тоже считали: если удастся сохранить тело, можно будет воскресить его в лучшем мире. И они также прихватывали с собой все, что хотели бы иметь в следующей жизни. — Джастин помолчал. — Но главное — сохранить тело! Невольно задаешься мыслью: не знали ли древние египтяне какой-то передовой, незнакомой нам методики замораживания? Но я отвлекаюсь… Итак, фараоны верили: они могут сохранить свое тело и столько богатства, сколько они смогут взять с собой. Так они сумеют неплохо прожить в следующей жизни.

49
{"b":"167117","o":1}