ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мы даже нашли чек, выписанный на имя мистера Бланкано еще до Большого Краха, судя по чеку, он купил пособие, найденное старателем Омадом Хассаном неподалеку от вашей капсулы.

Джастин стоял с каменным лицом, стараясь не выдать обуревавших его чувств.

Гектор продолжал метать факты, как дротики, надеясь, что хотя бы один попадет в цель.

— Пособие называется «Взрывные работы в подземных выработках». По-моему, особый интерес представляет двадцать первая глава.

Гектор нажал кнопку на своем цифродруге и развернул его лицом к стене слева от Джастина. На стене появилось увеличенное изображение страницы под заголовком: «Глава 21. Подземные направленные взрывы».

Для усиления впечатления Гектор продолжал не сразу.

— Эта страница была загнута. Итак, повторяю вопрос, мистер Корд. Имелся ли в целом мире человек, знавший вас лучше, чем Себастьян Бланкано?

Плечи Джастина начали опускаться.

— Меня устроит простое «да» или «нет», мистер Корд.

— Нет, — выдохнул Джастин, тяжело глядя в лицо своему противнику.

— Ваша честь, больше вопросов не имею…

Гектор говорил с судьей, но и о публике ни на миг не забывал.

— Итак, подвожу итоги, ваша честь. Джастина Корда предали. Все его тщательно разработанные планы пошли прахом. Человек, который лучше всех его знал, его помощник и официальный опекун не только предал его, но и злоумышлял против него. Он намеревался навсегда уничтожить мистера Корда — даже после предположительной смерти последнего. Да, Себастьяна Бланкано можно обвинить в предательстве, но сегодня важно другое. Собирался ли мистер Бланкано направленными взрывами запечатать гробницу мистера Корда, или его целью было полное уничтожение капсулы, конечный исход ясен. Мистера Корда предал человек, который знал его лучше всех. Пожалуйста, отнеситесь к данному выводу со всем вниманием. Джастин Корд был предан и покинут. Его ни за что не нашли бы, если бы не GCI. Более того, если бы не GCI, он бы до сих пор покоился в заброшенной шахте, под завалом. Без GCI он бы не восстановил свои физические и умственные показатели, которые он так щедро демонстрирует сегодня. Короче говоря, если бы не вмешательство GCI, он бы не воскрес. Дайте родителю то, что ему причитается, ваша честь!

Когда судья Фарбер вошел в зал, все встали. Судья сел на место, публика последовала его примеру. Судья приступил к вынесению приговора. Прийти к решению оказалось гораздо проще, чем он думал. Иск о выделении родительского пая пошел в неожиданном направлении, но, когда адвокат Блэк представил свои улики, все стало очевидным.

— Несмотря на пылкую речь мистера Самбьянко, — объявил Фарбер, — суд постановил, что GCI уже получила более чем достаточное возмещение ущерба за воскрешение Джастина Корда. Иной компенсации GCI не полагается.

По залу, забитому под завязку, пронесся шум.

— К порядку! — закричал секретарь.

Все стихли, и те, кто еще не бросился к выходу, поняли, что судья собирается сказать что-то еще.

— Более того, — продолжал судья, — счет за воскрешение, предъявленный GCI мистеру Корду, оказался таким заоблачным, что рискну предположить следующее. Если все же удастся найти человека или организацию, выплативших GCI десять миллионов кредитов, спонсор вправе требовать возмещения убытков по закону за то, что кажется мне не только безрассудным, но и мошенническим иском. Поэтому суд постановляет: иск лишен оснований и в целом отклонен. Заседание объявляю закрытым.

«Полная победа. Джастин Корд одержал полную победу. Он по-прежнему остается Человеком вне корпорации! Но в чем был смысл его перепалки с Гектором Самбьянко из GCI?»

«Нейроновости»

Из зала суда Джастина, Мэнни и Нилу вывела та же армия телохранителей, что и доставила их на место. Сразу же у выхода на них напали репортеры, жужжащие медиаботы, роботы-фотографы и небольшая толпа протестующих, которая возражала против обеих сторон на суде, — видимо, им вообще было все равно, против чего выступать. Охранники, как могли, старались защитить их. Они подталкивали Джастина, Нилу и Мэнни к выходу, где их тоже поджидала толпа народу. Холод и резкий ветер удивили Джастина. Когда они прибыли на суд, стоял типичный летний день, нежаркий, но приятный. Но сейчас, как ни странно, на улице бушевала буря. Позже Джастин выяснит: кто-то в Министерстве погоды решил, что пронизывающий ветер и моросящий дождь вполне соответствуют решению суда — и не важно, что на дворе середина августа. В общем, телохранители практически пропихнули своих клиентов через пермастенки ждущего флаера-лимузина, который тут же взмыл в небо. За ним гнались по пятам медиаботы и репортеры в своих летательных аппаратах — как пчелы за медведем, укравшим мед. Мэнни и Нила так ликовали, что почти не замечали, как хмурится Джастин, забившись в угол. Нила заметила это первой и слегка подтолкнула Мэнни, показав на Джастина.

— Мистер Корд, вы недовольны решением суда? — спросил Мэнни.

Джастин положил руки на колени, сцепив кисти.

— Как этот гад посмел?

— Что посмел?

— Рассказать мне о предательстве Себастьяна, вот что!

— А, вот вы о чем! — ответил Мэнни. — Это нормальная практика. Он просто пытался вывести вас из себя… Похоже, у него ничего не вышло. В конце концов, вы выиграли.

— По-моему, сейчас исход дела для него не так важен, — заметила Нила.

Подсознательно похвалив Нилу, Джастин продолжал свою обличительную речь:

— Информация о… Бланкано… не имеет никакого отношения… к этому делу. Представленные им сведения никак не могли повлиять на исход дела. Он разоблачил Бланкано, чтобы насолить мне, только и всего. Он хотел меня помучить… Признаюсь, это желание у нас с ним взаимно!

Джастин отвернулся от друзей и посмотрел в окно. Их окружили разноцветные флаеры, которые преследовали их на головокружительной высоте, а внизу расстилался Нью-Йорк во всей красе, но он ничего не замечал. Гектор верно рассчитал удар. Джастина предал человек, которому он больше всех доверял. Хотя с тех пор прошло триста лет, время не смягчило боли.

Нила уже собиралась предложить ему свои услуги профессиональной утешительницы, когда услышала нечто необычное: подал голос аватар Джастина. Считалось, что аватары заговаривают лишь после того, как к ним обращаются.

— Насколько я понял, ты бы хотел, чтобы я сменил имя и голос, — напевно произнес себастьян. — Кажется, у тебя были неплохие отношения с доктором О’Тул, я могу взять ее имя и, если потренируюсь, постараюсь воспроизвести ее голос.

Джастин резко вышел из раздумий, покачал головой и, с горечью улыбнувшись, ответил:

— Нет. Слишком много чести предателю! Ты не должен страдать из-за того, что сделал он.

— Джастин, — ответил аватар, — я не умею, как ты выражаешься, «страдать». Я аватар и не могу испытывать никаких чувств по поводу того или иного твоего решения.

— Все равно, — не сдавался Джастин, — это не в моем стиле. Кстати, я назвал тебя не только в честь своего ассистента.

— Правда? — ответил себастьян, довольно умело изображая любопытство. — Я не нашел сведений о других себастьянах в твоей жизни. Можно узнать, кто мой благородный тезка?

Посмотрев на Нилу, Джастин улыбнулся впервые с тех пор, как сел в лимузин.

— Не знаю, обрадуешься ли ты… — ответил он аватару.

— Повторяю, Джастин, «радость» — чувство, которое мне не…

— Я назвал тебя так же в честь своего кота. — Джастин притворно улыбнулся.

— Кота? — повторил себастьян. — Значит, меня назвали в честь представителя семейства кошачьих? — Хотя аватар старательно изображал хладнокровие, видимо, ответ Джастина его слегка покоробил.

— Ну да… любимого кота. А что?

— Значит, — отозвался себастьян, схватывая на лету, — мне пора учиться мяукать, мурлыкать и так далее?

Нила насторожилась. Неужели аватар… шутит?! Она не слышала о том, чтобы аватары наделялись чувством юмора. Тем более аватар Джастина еще очень молод. Надо будет велеть своему аватару проверить заводские настройки цифродрузей последнего поколения. Никогда не повредит идти в ногу со временем.

72
{"b":"167117","o":1}