ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Самолёт промелькнул над ними крылатым демоном. Дорогу перечеркнула длинная полоса пыли, выбитой крупнокалиберными пулями; посыпалось каменное крошево.

– Ложись! – заорал Вован.

В любом человеке дремлют древние гены – зачастую он теряется и стоит столбом, но иногда проявляет чудеса проворства, спасаясь от опасности. Павел не успел даже испугаться, как уже лежал в кювете, причём ухватив в охапку Мэрилин; рядом пыхтел и отплёвывался «братан Вован» со своей «моделью певицы».

Над дорогой с рёвом пронёсся второй самолёт, а через секунду ахнуло, грохнуло, и машина студентов вспыхнула и взорвалась, расплёскивая во все стороны струи горящего бензина.

– Зажигательными бьёт, зараза, – одобрительно пробормотал Вован.

– У меня там права остались, – растерянно произнёс Павел, – на ветровом стекле…

– А у меня документы и деньги, – добавила Мэрилин. – В сумочке, кредитка и кое-что наличными.

– Эх, вы, молодёжь, – Вован укоризненно покачал головой. – Не била вас жизнь, не ломала… Документы и деньги всегда с собой носить надо, – он похлопал себя по нагрудному карману, – мало ли что. Ладно, пацаны, в нашей тачке места хватит на всех. Ну, ходу, ходу, шевелите булками, пока эти воздушные террористы снова не налетели!

Отряхиваясь, они вылезли из кювета, но бывший браток сглазил: шоссе обстрелял ещё один самолёт, подняв целую тучу пыли, выбитой очередями, и им снова пришлось прятаться, прижимаясь к земле всем телом, а потом сломя голову бежать к машине Вована (к счастью, каким-то чудом оставшейся невредимой).

– Пол, – негромко сказала Мэрилин, когда они с Павлом плюхнулись на заднее сидение «феррари», и Вован рванул с места, расшвыривая колёсами гравий, – ты ничего не заметил?

– Что именно?

– Этот самолёт, который сжёг нашу машину…

– А что самолёт? Похож на спортивный, с пропеллером. Да и некогда мне было его разглядывать – он же в нас стрелял!

– У него на крыльях, – голос Мэрилин упал до шёпота, – были нарисованы звёзды. Красные звёзды, Пол. Русские звёзды.

* * *

Вован сосредоточенно крутил руль, матерясь сквозь зубы. Мэрилин трясло: девушка прижалась к Павлу, и он чувствовал, как её колотит. Спокойнее всех вела себя Анджела: она, приставив ко лбу согнутую ладонь, с интересом смотрела на далёкие корабли, над которыми время от времени появлялись дымки новых залпов, не вопила и не визжала. Павла удивило олимпийское спокойствие и хладнокровие фотомодели, но потом он догадался, что Анджела, несмотря на взорвавшуюся машину, просто не воспринимает всё происходящее всерьёз и считает это или съёмками нового блокбастера Джеймса Камерона, или грандиозным шоу, организованным для развлечения туристов. Да и какие могут быть реальные неприятности в Карибском море, у берегов Соединённых Штатов Америки, в курортном заповеднике для богатых людей всего мира? Это же не Ближний Восток, где вечно кто-то в кого-то стреляет. «Да, – подумал он, – самые счастливые люди – это дураки. Во многом знании много печали, правы были древние».

Далеко уехать им не удалось. Снаряды падали всё чаще и чаще, вспенивая воду по обе стороны косы, а потом впереди, за ближайшим поворотом дороги, развернулся жёлто-серый веер дыма, пыли и вывороченного песка – снаряд разорвался на берегу.

Вован тормозить не стал. Машина влетела в колышущееся облако, расползавшееся и медленно оседавшее, а затем что-то хлопнуло (Павел ощутил, как напряглась Мэрилин), и «феррари» повело вбок, словно кто-то ухватил спорткар за переднее колесо и потащил.

– Приехали, – зло прошипел Вован, вылезая из машины, – покрышка лопнула.

Причина аварии отыскалась сразу: у самого колеса, взрезанного как ножом, валялся на земле крупный – с ладонь, – обломок металла: зазубренный, с острыми краями.

– Ещё горячий, блин, – прокомментировал братан, подняв осколок и подкинув его на руке. – Кранты колесу. Так, девушки, брысь из машины! Залечь, окопаться, ждать команды. А ты, студент, за мной – поможешь, в багажнике домкрат, ключи и запаска.

Он открыл багажник, и первым, что бросилось Павлу в глаза, были жёлтые баллоны лежавшего там акваланга.

– Понырял я немного, – нехотя буркнул Вован, перехватив взгляд парня. – Только нет там ни хрена, если что и было, давно вычистили, – добавил он торопливо, словно опасаясь, что попутчики потребуют поделиться (а нет – заявим в полицию).

«Ещё один искатель пиратских сокровищ, взалкавший дублонов и пиастров Моргана» – подумал Павел, и ему стало смешно, хотя обстановка к веселью совсем не располагала.

Они вытащили из багажника запасное колесо, домкрат и коробку с ключами – Вован, похоже, несмотря на западный сервис, во всём придерживался старого доброго российского правила «всё нужное ношу/вожу с собой», и потребовал в бюро проката инструменты.

Но заменить колесо они не успели. Из-за завесы дыма и пыли, затянувшей дорогу, вылетел армейский (в пятнистой камуфляжной раскраске) грузовик, и из его кузова горохом посыпались вооружённые солдаты. Они вроде бы были американскими (да и откуда здесь взяться другим солдатам?), но выглядели как-то необычно. В репортажах CNN из Ливии, Ирака или Афганистана морские пехотинцы США были другими – они напоминали человекообразных роботов, – а эти… Форма (брюки, куртка), экипировка, оружие – такого Павел никогда раньше не видел. Он не считал себя военным экспертом, однако странный, по его мнению, вид этих солдат сразу бросался в глаза.

И намерения этих непонятно откуда взявшихся солдат (судя по их далеко не ласковым взглядам и стволам винтовок, направленных на ошарашенную четвёрку) были не слишком дружелюбными.

– Так, – просипел Вован, словно ему перехватили горло удавкой, – кажется, дальше мы поедем на казённом транспорте…

Глава седьмая

ПО ЗАКОНАМ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

…Грузовик, в котором их везли, видал виды. Он лязгал, рычал, тарахтел, скрежетал и завывал, жалуясь на судьбу. И это казалось странным – Павел и не подозревал, что в армии Соединённых Штатов, в самой передовой и высокотехнологичной армии мира, служат такие измученные клячи, место которым на автомобильной свалке. Но эта загнанная автолошадь всё-таки ехала, даже, можно сказать, мчалась, вихляя и подпрыгивая на ухабах (и откуда на хайвэе ухабы?), в отличие от охромевшего спортивного «феррари», оставшегося на дороге.

«Знать бы ещё, что нас ждёт, – подумал Павел, покосившись на мрачные лица солдат, сидевших в кузове, куда не слишком политкорректно запихнули и всех четверых туристов (или пленников?), обыскав их с головы до пят (самому дотошному ощупыванию подверглась Анджела). – Морды у этих парней такие, как будто они сопровождают государственных преступников и готовы, если что, стрелять на поражение. Чёрт, по-дурацки получилось…».

…Увидев на шоссе американских морских пехотинцев и услышав окрик «Don’t move! Hands up!» [30], Павел, Анджела и даже Вован, мягко говоря, растерялись: «шоу» становилось непредсказуемым. Но Мэрилин, мгновенно вычислив среди солдат командира, кинулась к нему чуть ли не с распростёртыми объятьями и обрушила на слегка обалдевшего офицера предельно эмоциональный поток английских слов, по большей части урезанных до кратких междометий. Павел хорошо владел английским, но сейчас он смог разобрать в быстрой речи Мэрилин только отдельные выражения, причём такие, которые отнюдь не претендовали на образчики изящной словесности и гораздо органичнее звучали бы в устах какого-нибудь обкуренного афроамериканца, чем девушки-студентки из приличной семьи. «Что за дерьмо? …самолёты… …взрывы… …чертовщина… …срань господня… …motherfuck террористы… …куда вы смотрите, офицер? Мы исправно платим налоги на армию, и хотим, чтобы наша армия исправно нас защищала! …нам надо в Кингстон!».

Офицер какое-то время слушал девушку, постепенно переставая что-либо понимать, а потом взял её за плечи и резко встряхнул. Мэрилин замолчала, как будто её выключили.

вернуться

30

Don’t move! Hands up! – Не двигаться! Руки вверх! ( англ.)

27
{"b":"167122","o":1}