ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шли дни, а на Ямайке и вокруг неё продолжались ожесточённые бои.

* * *

– Ну, докладай, капитан, – произнёс подполковник Мазуров, комиссар 17-й бригады морской пехоты. – Что у нас плохого, а?

По своему хитрому статусу бригадный комиссар прежде всего отвечал за политико-моральное состояние бойцов и командиров: кто чем дышит, кто о чём говорит (а желательно – и о чём думает). Ну и, конечно, комиссар отвечал за недопущение разного рода поступков, несовместимых с высоким званием народоармейца. С этим в семнадцатой десантной всё было нормально – расправ с пленными и грабежей местного населения отмечено не было, а что касается насилий над женщинами, то воинам армии-освободительницы такой экстрим не требовался: чернокожие красотки сами пробирались по ночам в солдатские блиндажи и палатки, и вовсе не для того, чтобы резать глотки спящим бойцам, а чтобы дарить им свою пылкую африканскую страсть в обмен на хлеб и тушёнку. Однако комиссар – око правящей партии – был ещё и куратором особого отдела бригады, и капитан Пронин обязан был время от времени кое о чём ему докладывать. И он сообщил подполковнику Мазурову о людях, извлечённых из-под развалин здания, где размещалась американская контрразведка.

– Проверка, произведённая в пределах моих возможностей, – доложил капитан, – не выявила связи этих людей с американской разведкой. В частности, – он зашуршал бумагой, – на мой запрос англичане ответили так: «Капитан Кленчарли, командир роты «коммандос» волонтёрской дивизии «Роберт Клайв», подтвердил, что на Ямайке у него была кузина по имени Марион, но связь с ней потеряна после начала войны. Капитан Кленчарли рад будет (как только позволит боевая обстановка) встретиться со своей потерянной родственницей, тем более что он ни разу в жизни её не видел, но подтвердить её личность он не сможет по упомянутой причине». То есть англичанка-то была, но она это или нет – неизвестно.

– Хм-м-м… – глубокомысленно изрёк комиссар.

– Но вообще-то все они очень странные, спасённые эти, – продолжал капитан Пронин. – В разговорах, как мне докладывали, они несут порой какую-то чушь несусветную, путают общеизвестные события и даты, имена политических деятелей и даже названия государств. Агенты так себя не ведут – скорее всего, это последствия сильной контузии, которую, по заключению врачей, получили все четверо. Вот, – он извлёк из планшета другую бумагу. – Так… Сотрясение мозга, частичная амнезия, признаки умственного расстройства. И всё-таки есть вероятность того, что они американские шпионы: этого исключить нельзя.

– Так расстреляй их втихаря, – спокойно предложил подполковник, – и дело с концом. Нет человека – нет проблемы, спишем на случайную бомбу. А то они ещё сыпанут в котёл с кашей какой-нибудь отравы, что весь госпиталь понос проберёт.

Подобная идея уже приходила в светлую голову начальника особого отдела, но он не спешил претворять её в жизнь, имея на то веские причины. Во-первых, комбриг, полковник Ковун, взял к себе Павла переводчиком. Переводчиков, знакомых с американским сленгом, в бригаде остро не хватало, а личный толмач комбрига был убит американским снайпером при штурме Кингстона. «Это парень, – заявил комбриг, проверив Павла, – говорит по-английски лучше, чем я по-русски, и вообще: нравится он мне – на сына моего похож». А полковник Ковун норовом был крут (сказывалась горячая кровь его предков-запорожцев), и ссориться с ним капитану Пронину совсем не хотелось. Шила в мешке не утаишь, и если всплывёт, что к внезапному исчезновению спасённых причастен особый отдел… А во-вторых – фронтовики никогда не испытывали особой любви к секуристам всех мастей, а вот Анджела благодаря своей яркой внешности, «сказкам Шахерезады» и песенкам, никем ранее не слышанным, уже успела снискать популярность. На войне пули летают со всех сторон (могут прилететь и в спину) – капитан Пронин хотел стать майором Прониным (а там, глядишь, и полковником), а не остаться в братской могиле на Ямайке. Однако для подполковника Мазурова подобные доводы были неубедительными, и Пронин пусти в ход свой основной козырь.

– Вам, конечно, известен секретный циркуляр «О контуженных» от пятнадцатого мая сорок третьего года, товарищ подполковник? – спросил он вкрадчиво. – Согласно ему, все получившие серьёзную контузию с мозговым расстройством, подлежат отправке в Москву, в институт Бехтерева, где проводятся работы по изучению мозга: работы государственной важности, – последние слова Пронин подчеркнул. – И если мы их расстреляем, не имея на то достаточных оснований…

– Так отправь их в Москву! – раздражённо бросил бригадный комиссар, досадуя на свою оплошность. – Санитарные транспорты отходят чуть не каждый день.

– Инициатива наказуема, Сидор Матвеич, – ответил капитан (он мог позволить себе некоторую фамильярность, поскольку был достаточно давно знаком с Мазуровым). – А если там выяснится, что они всё-таки враги – что тогда? Кто недоглядел, кто не проявил должной бдительности? Ты да я, да мы с тобой. И светит нам тогда штрафной батальон на Аляске, а там холодно. А санитарный транспорт – его ведь и потопить могут, а ежели эти вроде как русские ценны для нашей науки [41], то их надо на крейсере отправлять. И поэтому я дал запрос в Москву: так, мол, и так, и что нам делать? Вот как Москва прикажет, так мы с ними и поступим: и волки будут целы, и овцы сыты.

– Разумно, – подполковник ободрительно кивнул головой. – Далеко пойдёшь, Пронин, язви тебя в корень. Добро, так и сделаем. Ну, что там у тебя ещё?

* * *

Ожесточённость боёв на Ямайке нарастала. Американцы дрались упорно, и медленно – очень медленно, шаг за шагом, – отступали под натиском континенталов, продвигавшихся в глубь острова. В двадцатых числах июня англичане вышли на подступы к Аннотто-Бей, русские взяли Эвартон, Линстед и Чэпелтон, а гренадеры кайзера, высадившиеся у Блэк-Ривер, развивали наступление на Мандевилл и Саванна-ла-Мар. В джунглях ревели моторы танков и рвались снаряды, поражавшие осколками вертлявых обезьян, ничего не знающих о войне людей.

Ракетоносцы. Адское пламя - i_039.jpg

В джунглях Ямайки

Германская авиация, следуя своей обычной тактике, выметала подчистую аэродромы Кубы и Гаити, но завоевание господства в воздухе давалось тевтонам с трудом, несмотря на количественное и качественное превосходство – американцы перебросили на Кубу большое число самолётов с материка, а новейшие американские истребители «мустанг» не без успеха противостояли даже реактивным «ласточкам» кайзеррейха.

И каждую ночь разгружались в Монтего-Бей и Фалмуте корабли «вашингтонского экспресса», доставлявшие на Ямайку подкрепления и военные грузы. Десантные баржи, быстроходные транспорты и эскадренные миноносцы прорывались сквозь завесы немецких субмарин; на них охотились ночные бомбардировщики-торпедоносцы, выслеживавшие цели по ярким «хвостам» – Карибское море изобилует светящимися микроорганизмами, и взбитая винтами вода превращается в поток искрящегося жидкого пламени. Но суда шли, и впервые гибель половины из них была признана американцами приемлемыми потерями: при условии, что остальные вагоны «вашингтонского экспресса» дойдут по назначению.

Однако это были полумеры: наступление англо-германо-русских войск продолжалось, и американское командование, понимавшее всю стратегическую важность Ямайки – «ключа Карибского моря и замка Панамского канала» – намеревалось удержать её любой ценой. Слишком многое было поставлено на карту: с потерей Ямайки создавалась непосредственная угроза Кубе, Эспаньола оказывалась в клещах, а тевтоны получали аэродромы для налётов на североамериканский материк.

Этого допустить было нельзя – на Кубу спешно перебрасывались дополнительные дивизии, а к её берегам подтягивались авианосцы US Navy. Комитет начальников штабов отдал приказ о начале операции «Бэкфайр» – о контрвысадке американских войск на Ямайку, имевшей целью переломить ход битвы за Антильские острова, разгромить армию вторжения континенталов на Ямайке и сбросить её остатки в залив Кагуэй.

вернуться

41

Работы по изучению деятельности головного мозга человека проводились и в Народной России, и в кайзеррейхе, и в Соединённых Штатах Америки. Цель этих работ было очевидной: чтобы научиться чем-то управлять, надо знать, как это «что-то» работает. Исследования эти стали особенно важными в связи с попытками создания психотронного оружия.

36
{"b":"167122","o":1}