ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Деду Пруту ставилась задача пристроить Леонарда для обучения какому-нибудь толковому делу в другой стране. Желательно — к часовщику.

Просьба Рахили моим дедом была удовлетворена: Леонард тронулся с ним в путь.

В Париже дед устроил мальчика к опытному мастеру, у которого Леонард и прошел курс обучения: он теперь смог бы работать самостоятельно, зарабатывая себе на жизнь.

Вспоминаю дедушкины рассказы о том, что его поразило в Париже. «Понимаешь, там все говорят по-французски! Мальчишка чистит мне башмаки на улице и… говорит по-французски!»

Через семнадцать лет Леонард Розенталь сделался довольно известен во Франции, но не в часовом деле, а на ювелирном поприще. Его новой специальностью стал жемчуг: выращивание, окраска и изменение формы жемчужин. Женитьба на дочери банкира еще больше укрепила положение Леонарда в деловых кругах Парижа. Бестселлером той поры явилась его книга: «Как я стал богатым».

В 1906 году родился его первый сын — Жан. Затем второй — Пьер и, наконец, дочь — Люсиль.

Я познакомился с Розенталями в 1908 году. К этому времени вся их семья была в сборе: Леонард выписал из России свою родню.

За столом сидели гости: мой дед, я, а также дедушка Миша и бабушка Рахиль, тетя Полина (сестра Леонарда), а на горшке — в уголочке — маленький двухлетний Жан.

Потом, живя в Швейцарии, я часто посещал эту чудесную семью, и продолжалось сие до 1919 года — до моего отъезда из Европы домой, в Россию.

Личная связь между нами была прервана до 1966 года!

Правда, однажды мне все-таки удалось дать Розенталям знать о себе. В 1929 году Сергей Эйзенштейн, Григорий Александров и Эдуард Тиссэ получили разрешение выехать за границу: снимать Мексику, историю ее революции, ее великих сынов.

Путь советских кинематографистов должен был лежать через Париж, и я дал моим трем дружкам рекомендательное письмо к дяде Леонарду.

Он принял их весьма радушно, обеспечил всем необходимым для жизни в столице Франции. А чтобы ребята получили средства для продолжения путешествия за океан, поручил им снять небольшой фильм о своей новой молодой жене-пианистке (Леонард разошелся с матерью своих троих детей и женился на дочери эмигранта из России).

Мои «мальчики» быстро сняли двухчастевку «Белый рояль». Фильм имел успех в артистических кругах Франции, а троица кинематографистов получила дополнительные средства для предстоящего путешествия.

…Самюэль Ласки — хозяин студии «Парамаунт», узнав, что Эйзенштейн в Париже, сейчас же примчался из США. Он был до революции компаньоном Сережиной мамы и относился к мальчику как к сыну.

— Сценариев не хватает! — пожаловался он. — Напишите заявку, я вам подброшу денег!

— Знаешь, дядя, что надо ставить? «Полудеву» Поля и Виктора Маргеритов! Книгу раскупили в трех миллионах экземпляров.

Ласки немедленно покупает у авторов книги права, заказывает сценарий Эйзенштейну и вызывает помощника, чтобы тот выплатил Сергею аванс.

— Хозяин! Что вы делаете?! Такой фильм не может быть поставлен в Америке. Нынешняя американская мораль этого не позволяет!

— Почему?

— Да вы знаете, кто главная героиня? Лесбиянка!

— Ну и что? — говорит Ласки. — Так сделайте из нее итальянку. (Старик явно не разбирался в вопросах половых меньшинств…)

Но вернемся к Розенталям. К моему приезду в Париж в 1966 году из детей Леонарда от первого брака в живых были лишь Жан и Люсиль. Пьер погиб в 1944-м на алжирской земле, героически защищая — во главе своей роты — небольшое укрепление против двух батальонов десантных войск генерала Роммеля.

Остался сын Пьера, тогда только родившийся, Дидье. Его воспитала Люсиль. Впоследствии он стал главным врачом самой крупной французской авиакомпании «Эр Франс», самолеты которой постоянно циркулировали между нашими странами.

У Жана[2] чудесная жена Лилиан и двое сыновей: Жак и Юбер. Сын Юбера — Кирилл — продолжает дело прадеда, деда, отца и дяди. На далеком атолле в Тихом океане этот молодой Человек разводит искусственный жемчуг, добиваясь разных его окрасок.

Жан Розенталь — кавалер ордена Почетного легиона — был правой рукой генерала де Голля. Во время Второй мировой войны, освобождая от фашистов Париж, парашютисты Жана Розенталя «накрыли» город и тем самым спасли жизни многих парижан и не допустили разрушения фашистами французской столицы.

Прежде чем продолжить свое повествование, позволю себе небольшую ремарку.

Когда человек прожил долгую жизнь и вступает в десятый десяток этой жизни, иногда соглашаешься с женой и друзьями, что, пожалуй, следует поделиться рядом фактов, которые, быть может, ушли от глаз моих современников, для того чтобы это осталось в памяти ныне живущих, тех, кто станет читать возможные мемуары.

Возникает вопрос: надо ли писать обо всем, что было прожито и пережито, следуя страницам календаря моей жизни? Ведь это бы составило, во всяком случае, если не Большую, то Малую советскую энциклопедию наверняка!

Как ни покажется странным, но почти не было дня, о котором ни следовало бы рассказать!

Связано это с уроками моего деда Прута: он учил меня тому, что ежедневно надо делать добро!

Конечно, в бытность мою ребенком, добрые дела заключались в том, чтобы сказать правду, хотя можно было бы и солгать или не взять пятак из кармана дедушки, твердо зная, что он и не заметит пропажи.

Впоследствии, когда я стал совсем пожилым человеком, понял: если не удается сделать людям добро в течение дня, можно, выйдя вечером на прогулку, либо перевести старушку через проезжую часть улицы, либо попытаться уговорить пьяного мужа не бить свою жену (такое еще встречалось в нашем «престижном» районе Москвы).

Вероятно, оттого каждый прожитый мною день сопряжен с каким-то пусть маленьким, но событием. Поэтому мне не хочется писать «календарные» мемуары, то, что называется «день за днем».

Попытаюсь отметить наиболее значительные этапы своей биографии, а она связана со всем происходившим в XX веке! Не сочтите за хвастовство, но это факт. И я счастлив тем, что жизнь прошла так и судьба, которую я называю Богом, не дала мне повода и возможности совершить подлость ни по отношению к близким, ни к людям малознакомым. За это я благодарю Всевышнего!

Может быть, обстоятельства складывались так, что подлости не требовалось. Не хочу вдаваться в анализ. Констатирую факт — совесть моя спокойна.

То, чему меня учил дед, я пронес через всю свою жизнь. А учил он меня верности! Верности делу, которому я служил всю жизнь, верности своей Родине. И единственному праву человека, рожденного на нашей Земле: если суждено (а я был участником почти всех войн моей страны) — умереть за Родину с достоинством.

Вот, собственно говоря, преамбула к тому, что я хотел бы вам сказать.

Целый ряд фактов, о которых стану писать, известны мне лично, о ряде других — слышал из первых уст!

К примеру, совершенно естественно, что сам я не мог бы точно воспроизвести картину своего рождения, поскольку еще находился в утробе матери. Но с ее слов и по рассказам ближайших родственников, присутствовавших в столь знаменательный, можно сказать исторический, момент, эту картину удалось восстановить, что я уже и сделал на предыдущих страницах.

Деды

Возвращаюсь к людям более близким мне по родству.

Мой дед по материнской линии — Леон Лазаревич Аптекман — служил на Кавказе. События развивались в 1861 году. Полк с Кавказа был переведен в Туркестан. И в ряде экспедиций против хивинцев и бухарцев участвовал дед Аптекман. Он был человеком необычайной храбрости и решительности. За годы военной службы он четырежды (!) был награжден орденом Святого Георгия. Солдатским орденом. Стало быть, в конце военной службы, когда он демобилизовался, Леон Лазаревич Аптекман был полным Георгиевским кавалером.

вернуться

2

К моменту завершения этой книги Жан Розенталь уже умер.

4
{"b":"167125","o":1}