ЛитМир - Электронная Библиотека

Сергей свернул в узкий проулочек между двумя заборами, из-за которых торчали ветки кустов, и остановился. Фингал под глазом болезненно дернулся.

Те самые парни, которые орали перед церковью «Не надо нам монахов!», прижали к забору девчонку лет четырнадцати. Нет, не с пошлой целью полапать, девчонку даже не трогали. Однако от этого ситуация остроты не теряла. Судя по всему, девчонку собирались бить.

Парни обступили девчонку полукольцом, так, что вырваться она могла, только растолкав их. Судя по интонациям слов, доносившихся до Сергея, девчонке предъявлялись некие претензии, от которых она активно отбрехивалась. Пока удачно. Однако рано или поздно, когда парни исчерпают аргументы, им придет в голову, что перевес в грубой физической силе гораздо лучше любых слов доказывает их правоту.

Фингал дернулся еще раз, предупреждая хозяина, чтобы не вздумал вмешиваться. Синяк под глазом был достаточно велик и красив и не хотел ни меняться в сторону увеличения, ни приобретать близнеца под вторым глазом.

Сергей на ватных ногах тронулся в сторону пока не замечающей его компании.

— Ну и цто? — уперла руки в боки девчонка, наседая на заводилу-рыжего.

Невысокая, пухленькая, курносая, с косой, торчащей из под косынки, она выглядела как множество краснощеких девушек из советских фильмов о сельской жизни. Ей бы еще деревянные вилы в руки.

— Цто? Вы мне сделаете? А?

— Смотри, — закипал Рыжий, — мы тябе сказали, перестань…

— А то цто? Ты-то мне ницего не сделаешь…

Рыжий не выдержал и потянулся к ней рукой.

— Руки убяри! — отшатнулась девчонка, — А то будешь у меня всю ноць свой дом искать…

— Ах ты…

— Рябята, а давайте ей хвост оторвем! — высунулся из-за спин дружкой губатый.

Сергей кашлянул. Компания быстро обернулась.

— А-а, — протянул Рыжий, — сяктант…

«А я предупреждал» — напомнил фингал. Заныли ребра.

— Я пройти хочу, — уточнил Сергей.

— Прой-ти? — компания нашла более удачный предмет для развлечения, — А сяктантам у нас в Загорках делать нечаго!

Девчонка могла сбежать, но не стала:

— А ну отстаньте от няго!

Рыжий отмахнулся, медленно приближаясь со своей свитой к Сергею.

Сергей перехватил поудобнее палку-меч. Отмахаться от семи человек… Может, проще сбежать?

Вожак увидел движение Сергея:

— Ня балуй… — он картинно полез за пазуху и резко выхватил…

Попытался выхватить. Нечто выхватываемое запуталось в одежде. Сергей попытался подойти поближе, Рыжий задергался, как рыба на крючке и наконец-то достал, что хотел.

Револьвер. Точную копию того, что лежал в сергеевой котомке.

— Ня подходить!

Сергей замер. Да что это такое, все с оружием! Большевики оружие у населения не любили!

«Альтернативка…» — шепнул некто бестелесный.

Рыжий, увидев замешательство противника, приободрился:

— Ну цто, сяктант, испугался?

«А ты подойди чуть поближе, смельчак…»

— Ну и что здесь происходит? — раздался за спиной Сергея ленивый голос.

Рыжий побледнел, даже веснушки выступили. Сергей медленно обернулся, пытаясь не выпускать из виду Рыжего, даже глаза чуть в стороны не разбежались.

У входа в проулок стоял Дзержинский. Сергея чуть кондратий не хватил.

Натуральный Дзержинский, в точности как стоял на площади: высокий, худой, с бородкой клинышком, в фуражке. Только вместо шинели — подпоясанная узким ремешком гимнастерка без погон. На груди — три полосы светло-красного цвета. На рукаве — следы от споротых нашивок: длинная, узкая — от обшлага к локтю, в виде ромба — над локтем.

В руке — пистолет.

— Что здесь происходит? — размеренно повторил «Дзержинский».

— А… мы… это… — начал объяснение Рыжий.

Зашуршали кусты: Губастый, а за ним еще двое, перескочили через забор и дали деру.

Взгляд бесцветных рыбьих глаз незнакомца — Сергей уже понял, что это — не Дзержинский, просто похож — оббежал Сергея, Рыжего, притихшую компашку и остановился на девчонке.

— Все вон.

Компания борцов с религией (может, девчонка — внучка батюшки?) сговорчиво двинулась мимо Сергея к выходу из проулка. Ствол пистолета уперся в грудь Рыжего:

— Оружие.

Рыжий опустил револьвер в протянутую ладонь и скрылся.

— Все вон.

Пистолет смотрел на Сергея. Тот начал медленно отступать, мимо девчонки. Потом повернулся и быстрым шагом — насколько он мог быть быстрым — двинулся подальше от закутка с его непонятными разборками. Только успел ухватить кусочек непонятного разговора:

— Что ж это вы, гражданка Выреева, в неприятности встреваете? Ведь вам предлагалось…

— Сто раз вам, товарищ Вацетис было говорено: нет. Ницего вы от меня не полуците…

Сергей свернул за угол. Интересно, это кто был, местный участковый. А что это он от девчонки требует? Да ну их всех! Живите сами, без меня! Мне дайте только до колдуньи добраться!

Сергей пробирался узким, постоянно петляющим проулком. Мысли, взбудораженные несостоявшейся дракой, а также чудесным явлением двойника Дзержинского, успокоились и вернулись обратно к загадке Сталина.

Насколько он помнил — альтернативная история не была любимым жанром Сергея — должно быть только одно допущение, отличающее наш мир от этого. Здесь, судя по всему, такое допущение — Сталин не у власти. Надо было лучше учить историю! Хотя бы смог понять, почему, что произошло. А так Сергей даже не мог припомнить, как Сталин сумел взять власть после смерти Ленина. То есть вообще никак.

Заборы кончились, проулок превратился просто в тропинку, петляющую между кустами. Широкая тропка, видимо, народ частенько бегает к колдунье.

Ладно, бог с ним, со Сталиным. Сейчас Сергей увидит колдунью… Живую.

Образ колдуньи опять превратился в мыслях Сергея в рыжеволосую ехидную ведьму. Бррр! Ведьма постарела, поседела, сгорбилась и превратилась в Бабу-ягу. Да блин!

Тропинка вышла к дому, стоявшему почти за пределами деревни, посреди мощных зарослей ольхи. Дом бабки-колдуньи. Единственный в Загорках с высоким забором, сколоченным из досок.

Ворота, тоже высокие, мощные выглядели так, как будто их не открывали уже пару лет. Сергей остановился.

«Ну что встал? Давай, проходи. Ты же хочешь вернуться назад?»

Сергей стоял. Даже возможность драки с местными гопниками не так пугала, как встреча с настоящей колдуньей.

Весело читать фэнтези, где магия и колдовство — обычное дело, где языкастые ведьмы так забавно издеваются над окружающими. Читать про то, как кого-то превратили в лягушку или подпалили файерболом — смешно. А самому оказаться перед такой перспективой?

Неизвестное всегда пугает. Сергею было страшно.

«Давай, трус! Иди же»

Он стоял.

«Ну!»

Сергей глубоко вздохнул и тронулся к калитке. Потянул за кольцо…

По законам жанра должен был раздаться зловещий скрип, однако калитка открылась бесшумно. Или колдунья смазывала петли, или сюда ходили слишком часто…

Небольшой дворик. Справа — дом, вполне себе крепкий, вовсе не покосившаяся избушка. Слева — сараи под низкой крышей. По двору гуляет несколько кур, деловых, как дворники-гастарбайтеры. Прямо — сарайчик и навес над узким проходом, видимо к огороду.

Дверь в дом подперта метлой на длинной, отполированной руками палке. Наверное, хозяйка часто летает на ней на шабаш…

Сергей осторожно шагнул к крыльцу…

— Гав.

Сергей замер.

Из будки вылез небольшой пес, грязно-белый, лохматый, как вязаная мочалка. Без цепи.

Съесть, не съест, но и быть покусанным — мало приятного…

Пес уселся, посмотрел сквозь лохмы на застывшего Сергея. Начал шумно чесаться.

— Привет, — тихонько сказал Сергей.

— Гав, — дружелюбно отозвался пес, полез в свою будку, где и вытянулся во всю длину.

Напугал, чер… зверюга…

Сергей поднялся на крыльцо, протянул руку к метле… Задумался.

Во-первых, метла колдуньи — не та вещь, которую можно трогать руками. Во-вторых…

Скажи-ка, герр Вышинский, как, по твоему мнению, колдунья подперла дверь, находясь в доме? Или, по-твоему, она приставила метлу, а потом пролезла в окно? Типа, чтобы никто не беспокоил?

29
{"b":"167129","o":1}