ЛитМир - Электронная Библиотека

Колдуньи нет дома.

Сергей сел на крыльцо. Интересно, куда он скрылась? С другой стороны, бабка Алена не подряжалась сидеть дома безвылазно. Даже ведьмам нужно иногда выходить в люди. Ну, например…

Сергей задумался над тем, что такое может понадобится ведьме, что выгнало бы ее из дома.

Молока, например, купить. А что, ведьмы — тоже люди и наверняка любят попить свежего парного молочка.

С шумным сопением подошел и уселся рядышком давешний пес. Сергей машинально почесал ему загривок. Пес тут же признал его хорошим человеком и развалился на спину, мол, чеши еще и пузо.

— Вот где твоя хозяйка ходит? — спросил Сергей урчащего от удовольствия пса.

Собак поднял голову, посмотрел на Сергея — того пробила пугающая мысль, что пес ответит — и уронил башку обратно.

— Тебе цего?

Сергей вскочил: в калитке стояла давешняя девчонка, отбивавшаяся от парней.

— Цего надо? — двинулась она на Сергея.

Как-то не пришло в голову, что бабка-колдунья может жить и не одна, с внучкой.

— Я… это…

— Ты кто такой?

— Я — Сергей…

— Какой еще Сергей? — девчонка наскакивала на него, как несушка. Курица с цыплятами уже один раз попалась. Никогда бы не подумал, что кандидатка в гриль может быть такой боевой: еле убежал.

— Я… это… из Козьей горы.

— А-а, сяктант… Цего тябе тут нужно?

— Мне Алена нужна.

— Ну, я Алена. И цто?

Блин, фантазии у бабки не хватило, и она назвала внучку своим же именем.

— Да мне не ты, мне бабка Алена нужна.

— Какая яще бабка?! Нет здесь никаких бабок, я одна живу!

Как одна? А разве…

— А мне сказали, здесь живет эта… ну…

— Цто ну? Где ты коня видишь?

— Ну… которая колдовать умеет…

— Колдовку, цто ли, ищешь?

— Ну… да…

Современному человеку очень и очень неловко признаваться в том, что он ищет колдунью. Даже если он и правда ее ищет.

Девчонка, прищурившись, посмотрела на Сергея:

— Я — колдовка.

Колдовка??? Девчонка???

А действительно, ведь никто не говорил, что Алена — бабка, это Сергей сам решил. Но… Девчонка???

— Цего стоишь? Ко мне пришел?

— Д-да…

Девчонка (Алена???) хотела что-то добавить, но осеклась, обошла Сергея и присмотрелась к его лицу:

— Постой. Это ты хотел мне помоць, когда ко мне эти хальники прицапились, как ряпей к собацьему хвосту?

— Гав, — пес подтвердил, что репей к хвосту — неприятно.

— Ну… да.

— Ладно, — подобрела Алена, — пойдем в избу.

Внутри изба была похоже на обычную, деревенскую: беленая печь в углу, стол, лавки, половики. Иконы в углу… Иконы??? У колдуньи???

Все страньше и страньше…

Сергей присел на лавку.

— Ну, — Алена всунулась в печь и чем-то там гремела, — Цего принес?

А ведь правда, наверное, за консультацию надо платить…

— Ницего… Ничего. Я не знал, что нужно…

— Ой, приторчень… — Алена повернулась к нему, — С цем пришел? На мяня посмотреть?

Сергей, действительно смотрел на задик Алены, который плотно обтянуло юбкой, когда она наклонилась к печи. Но она-то откуда знает?

— Я не смотрю!

— Пришел зацем? — устало вздохнула девчонка.

Сергей задумался. Его идея с поиском артефакта несколько поблекла и показалась несерьезной. Одно дело — искать его у старой колдуньи и совсем другое — рассказывать о нем девчонке, которая по возрасту где-то на уровне семиклассницы.

— Я… спросить хотел… Мне одна вещь нужна…

— Весць? — Алена налилась темной краснотой, — Весць?! Тябя этот цухонец подослал?!! А ну пошел вон!! А то прокляну!

— Нет! — Сергей шарахнулся, — Никто меня не присылал!

— Тябе моя книга нужна?! — наседала Алена, — Книга?!

— Нет! Нет! — Сергею казалось, что в избе потемнело, — Мне другое нужно!

— Другое? — Алена медленно успокаивалась, лицо светлело, вместе с ним светлело в избе, — А что?

— Я хотел спросить, нет ли у тебя… или может, ты знаешь, где можно найти…

Сергей, как сумел, описал Алене артефакт. Та задумалась.

— Медный? Хм… А поцему ты мяня спрашиваешь? Ты же ко мне из Козьей горы пришел, поцему других не спросил? Или думаешь, в ней сила колдовская?

Алена быстро ухватила суть вопроса.

— Да.

— А поцему так думаешь?

Сергей замялся:

— Я… я не думаю. Я знаю.

— Цто эта весць делает?

Вот как объяснить? И современному-то человеку расскажешь, который знает о параллельных мирах и путешествиях во времени, и то подумает, что ты — сумасшедший. А деревенской девчонке, которая и книг-то не читала… Хотя… Какую это книгу у нее выпрашивает «цухонец», надо полагать, рыбоглазый товарищ с латышской фамилией? Уж не колдовскую ли?

— Цего она делает-то?

Упростим вопрос, не будем упоминать о параллельных мирах, их концепцию не каждый ученый поймет. В особенности, в изложении Сергея.

— Она… она… во времени позволяет путешествовать…

— Это как?

Ожидаемый вопрос… Хотя Алена не очень-то и удивилась. Вопрос-то не изумленный, чисто деловой.

— Ну… вот сейчас двадцать пятый год… а если приложить руку к нему, то вокруг будет не двадцать пятый, а тысяча восемьсот сороковой…

Алена задумалась:

— В прошлое попадешь?

— Ну… да.

Быстро схватывает…

— Можно будет прабабку молодой увидеть?

Сергей как-то не задумывался над такой точкой зрения на попадание в прошлое. Для него, как и для многочисленных героев книг, попасть в прошлое — в первую очередь шанс изменить это самое прошлое. Встретиться со Сталиным, Петром Первым… Кем там еще? Увидеть собственных деда с бабкой никому — и Сергею — в голову не приходит.

— Ну… да.

Алена немного подумала и быстро спросила:

— Как он работает?

Неужели знает? Надежда, умершая было при виде девчонки, проснулась обратно.

— Кладешь ладонь и все.

— И все??

— да.

— Обманули тябя. Не колдовская это весць.

Как не колдовская?

— А какая же??

— Волшебная.

— Какая разница?!

— Разница, что колдовство — в жизни, а волшебство — в сказке.

— В какой сказке, если я сам ее видел!

— Видел?

— Да…

— Погоди. Видел… А где?

— Да…

«Да здесь, в Загорках и видел. Сто лет тому вперед. Восемьдесят пять»

— Там.

— Видел? И действует?

— Да.

— Мама мне рассказывала… — медленно проговорила Алена, — что сейчас волшебство — только в сказках, а вот раньше, давным-давно, делали люди волшебные вещи. Делали, да от других людей прятали.

«В землю закапывали…» Сергей все понял. Алена не видела артефакта, он лежит здесь, под землей, с тех самых давних пор. Все пропало.

Надежда умерла.

— А чем тогда колдовство от волшебства отличалось? — вяло спросил он, уже не желая ничего знать.

— Для колдовства работать нужно, а волшебство само собой делается. Сейчас только колдовство осталось.

Блин, даже для магии здесь нужно работать… Что за мир… Что за время…

— Не расстраивайся, ся… Сярежа, — Алена погладила его по плечу, — я же не волшебница, просто знахарка, от мамы покойной умение досталось. Хоцешь, я твою наклепку убяру?

Он указала на синяк под глазом. Сергей молча кивнул.

Алена достала с полки маленький горшочек и начала размазывать под глазом Сергея сильнопахнущую мазь, приговаривая «Скакал конь по мосту, в запредельну сторону…», дальше пошло неразборчивое.

— Все, — Алена закончила.

Сергей пощупал. Фингал был на месте.

— Все тебе сразу нужно, экий ты, нетерпеливый. Сойдет быстрее. Все, иди, расселся тут.

Алена, похоже, прятала под грубоватостью неловкость от невозможности помочь. Но Сергею было не до психологии. Он вышел из избы и побрел в сторону Козьей горы.

— Гав, — попрощался лохматый собак.

— Гав, — прошептал Сергей.

Он не сможет выбраться отсюда. Никогда.

НИКОГДА.

Сергей даже не запомнил, как добрался из Загорок до Козьей Горы. Пробормотал нечто неразборчивое даже для самого себя на приветствие Никитича и завалился спать.

30
{"b":"167129","o":1}