ЛитМир - Электронная Библиотека

Вздохнув, Сергей оставил меч под деревом и начал карабкаться…

Вот и нижний сук. Добраться до него оказалось не так-то легко: сосна все же не лестница и так и норовила прокрутиться и сбросить оседлавшего ее человечка. Дальше пошло легче, береза таких склонностей не имела. Главное, не ухватиться за гнилой или сухой сук…

Через несколько минут игры в обезьяну Сергей поднялся по стволу выше уровня леса и мог оглядеться. Здорово! Правда, следов человека не видно, но все равно красиво: огромное зеленое море колышется под ногами. Сергей глянул вниз. Ух ты! Верные метров двадцать: лесина, прислоненная к стволу, кажется спичкой. Всегда нравилась высота. На первом курсе знакомые уговорили Сергея взлететь на воздушном шаре. Вот это был класс! Почти как сейчас.

Впрочем, хватит воспоминаний. Красота красотой, но отсюда ни черта не видно, нужно лезть выше. Сергей поднялся еще метров на пять, пока сучья не стали слишком тонкими, чтобы доверить им свою драгоценную персону. Ну что? Смотрим внимательно, не отвлекаясь на романтику. Что видим?

В общем-то, лес.

Нет, конечно, вдалеке видны то ли поля, то ли луга, в общем что-то без деревьев. Но отсюда видно, что они далеко и все. А на каком расстоянии? Может, там все двадцать-тридцать километров. Это по трассе на машине — не расстояние. А на своих двоих, да по лесу… Не хочешь? Смотри внимательнее!

Ну-ка, ну-ка…

А точно! Вон там левее виднеется в зеленой каше этакая проплешинка. И кажется несколько тоненьких дымков… Нет, точно. Над проплешинкой поднимались маленькими хвостиками несомненные дымы. А дым — это что? Правильно студент Вышинский. Это огонь, то есть люди. К тому же, если присмотреться совсем внимательно, то справа налево по направлению к той самой проплешинке в лесу наблюдается некая морщинка, складка… Слишком прямая для случайности или даже для реки. Скорее всего, дорога. Значит, нам туда дорога. Дорога к дороге, хе… Потому что до проплешинки далеко, пока будешь идти, того и гляди промахнешься, а другой такой удобной деревины можно и не найти. А вот мимо дороги промахнуться будет потруднее. Плюс до деревни несколько километров, а дорога проходит метров… Ну, максимум, в двухстах. Так, определим направление… Солнце светит в затылок. Значит так и пойдем. И побыстрее: слева на небе наблюдается нехорошая тучка, синяя, почти черная.

Вниз, вниз, вни… А, блин!!!

Подлая сосна все-таки дождалась момента, когда он утратил бдительность и резко крутанулась. Каким-то чудом (нет, не тем, что Штирлиц из анекдота) Сергей смог удержаться, повиснув на руках метрах в трех над землей. Поборов желание спрыгнуть (все-таки не асфальт, попадешь на гнилой сук или острую ветку, повредишь ногу и каюк) и противный холодок в животе Сергей, цепляясь всеми конечностями сполз вниз. Черт…

Нет, скорей, скорей к дороге, к людям, а затем в Москву, в Москву. Ну ее к лешему, эту природу, дайте мне город, с пробками и загазованностью, зато с мобильниками, такси и круглосуточными магазинами, где продаются СИГАРЕТЫ! Так, солнце в затылок… Ага, наш путь — туда…

«Туда нам надо!» — прохрипел Сергей, изобразив Тугарина из мультика и тронулся.

Правда, через минуту пришлось стукнуть себя по лбу и бежать назад, за мечом, благополучно забытым под деревом. Закинув его за спину, Сергей ломанулся через лес, предвкушая встречу с людьми и табаком. Может, даже повезет и подберет попутка с курящим и нежадным водителем…

* * *

Нет, не повезло…

Желанная дорога оказалась какой-то лесной колеей, еле протискивавшейся между деревьев. Судя по глубоким колеям ездили по ней часто, а судя по следам — в основном на лошадях. Блин, пейзане… Не могли нормальную дорогу проложить и ездить на машинах!

Ладно, попутку тут явно не дождешься. Значит, придется пешкодралом… Вон туда. Уж телефон, по крайней мере, на здешнем хуторе должен быть. В любом случае, хоть на местности сориентируюсь. Идем? Идем! Вот только… Что с мечом делать?

В Москве можно было бы пройти с мечом за спиной по улице. До первого милиционера, конечно, но зато всем прохожим было бы плевать. В Москве и не такие придурки живут. А вот здесь, в сельской местности… Как-то не хочется неадекватных реакций. Одежда еще ладно: кожаные калиги, холщовые некрашеные штаны с рубахой, узкий кожаный ремешок… В принципе, ничего такого уж необычного. В конце концов, может я бомж? Или хиппи или сектант.

Наконец, Сергей решился, снял рубаху, оставшись только в нижней, белой, и аккуратно замотал ножны с мечом, обвязав ремешком и сделав нечто вроде ручки, чтоб удобнее было нести. Меч превратился в неопознаваемый сверток, которым трудно напугать прохожего человека. Но, на всякий случай, рукоять меча Сергей не заматывал, а просто накрыл подолом рубахи… Мало ли что… От волков до маньяков. Как-то сразу вспоминается "Техасская резня бензопилой".

Малодушная мысль бросить меч в лесу, чтоб не тащить лишнюю тяжесть была откинута именно по этой причине. А также потому, что «настоящие воины оружие не теряют». Именно так скажет Конунг, прежде чем прибить его за потерю.

Дальше Сергею повезло. Не прошло и десяти минут, как за спиной послышались тяжелые ступающие шаги и из-за поворота выползла вальяжно заплетавшая ногу за ногу лошадка, везущая хворосту воз.

На самом деле везла она не воз и не хворост. Темно-рыжая (интересно, именно это цвет называется гнедой или какой другой?) кобыла тащила поскрипывающую телегу, на которой лежала охапка сена и восседал первый местный житель, встреченный Сергеем за сегодня. Радоваться как родному Сергей не стал, все-таки не успел соскучиться по обществу до такой степени. Да и мужичок как-то не вызывал желания брататься. Какой-то он был потертый и потасканный.

Впрочем, может все дело в предвзятости Сергея, который ожидал увидеть машину с нормальным водителем, а не этого кобыльего шофера, от которого можно получить разве что самокрутку с махоркой вместо нормальных сигарет. Так уж мужичок выглядел… Светло-русые волосы, спутанные колтунами, побитая сединой редкая бородка. Штаны, немногим лучше тех, что на Сергее, разве что крашеные в синий цвет. Когда-то. Сейчас штаны от пыли и грязи были прямо-таки сизые. Темно-серая рубаха, и серая скорее всего не от производителя, а от той же пыли и грязи. Больше всего прибивали ноги, свисавшие с телеги: босые и черные. Да… Деревня спивается…

Сергей махнул рукой, мужичок дернул вожжами, лениво прикрикнул: «Тпру, скотина», лошадь с готовностью остановилась. Рука извозчика что-то нашарила под сеном. Похоже, верой в доброту человечества он не отличался.

— Отец, — ничего себе, выхлоп от «папани»! Самогон с луком, как минимум, да еще процеженный через портянки, — До Загорок далеко?

— До Загорок? — дед задумался, как будто умножал в уме тридцать семь на сорок три, — Да верст с дясяток будя, — махнул он рукой вперед.

Вот черт! Как же меня так далеко отнесло-то? Прогулялся…

Была у Сергея привычка «прогуляться» после чрезмерно большого количества выпитого. И занести во время такой прогулки его могло черт знает куда… Нет, но десять километров!

— Бать, а ты, часом, не в Загорки едешь?

— Я? — дед опять крепко задумался, — не, я не туды, я домой еду.

И замолчал.

— А где дом-то? — надоело ждать продолжения Сергею.

— А тама, — дед опять вяло махнул вперед рукой.

И замолчал… Сергей пожалел, что не выбросил меч. Он как никогда оказался близок к смертоубийству.

— «Там», это где? — терпеливо переспросил он.

— В Козьей Горе.

Это чего, название деревни?! Хорошо, подумал Сергей, что я там не живу. Представляю, спрашивают меня, вы, мол, откуда, а я — с Козьей горы. Козий горец, так сказать. Финиш!

— А далеко до нее? До горы вашей?

— Вярсты две.

Ага, и три аршина.

— Подвези хоть до деревни, дальше я до Загорок своим ходом доберусь.

— Сидай, — не стал ломаться дед.

Сергей, хрустя сеном, запрыгнул в телегу.

— Выпили мы вчера с друзьями многовато, — сразу предупредил он возможные расспросы, кто ты мил человек, да откуда, да чего это в такой виде странном по лесам шастаешь? — они уехали, а меня забыли. Вот и добираюсь.

6
{"b":"167129","o":1}