ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вот и ладушки. Вернемся к нашей проблеме. Я ничего не могу сделать вам. Вы не можете выбраться в свой мир без моей помощи. Кажется такая ситуация называется патовой? Поэтому нам придется договариваться…

Вот уж дудки. Не знаю, чего она хочет (ой, боюсь, что знаю…), но общение с чертовкой позволяет сделать вывод: договариваться с нечистью не стоит. Однако она права, без нее мы не вернемся на болота…

— …девушка может одолжить мне своего кавалера, скажем на…

— Нет!! — хором воскликнули мы.

…Решить дело миром не получиться. Уговорить ее нечего и пытаться. Заставить?… Как?

— Нет, нет и нет! — ответила Ана на прослушанное мною предложение королевы.

— Ну вот что, недотроги, — глаза Алайн сверкнули изумрудными искрами, она подскочила к нам и грозно нахмурила лоб (получилось скорее смешно…), — вот вам выбор: или…

…Она не может дотронуться до нас. А если наоборот…

Мои руки сработали быстрее головы, мысль еще додумывалась, а свободная левая рука уже прочно ухватила неосторожно приблизившуюся королеву за запястье. Бедная русалочка взвыла как тысяча чертей. Моя жертва забилась как щука на крючке, но видимо талисман лишал ее сил и вырваться она не могла. Меня мотало по дивану, как лодку в шторм: с одной стороны пыталась вырваться Алайн, с другой не сразу сообразившая, что происходит, Ана старалась оторвать ее от меня. Принцесса решила, что королева напала на меня. Когда мои мозги уже почти превратились в гоголь-моголь, болтанка прекратилась.

— Пусти, — сдувая падающие на глаза волосы пропыхтела Алайн. И тут же сменила тон на откровенно умоляющий. — Ну, миленький, отпусти меня пожалуйста. Я тебя отблагодарю. Ты даже не представляешь, как я тебя отблагодарю…

Медовый голосок втекал в уши, прогоняя из головы все мысли, кроме некоторых…А тут я увидел, что нагрудный веночек куда-то пропал в пылу сраженья… На это мысли кончились совершенно. Перед моими глазами стояли прелести королевы, я поплыл, увлекаемый по течению несмолкающим чарующим голосом… Чарующим? А может быть зачаровывающим?! Бабах!!!

Попробуйте парировать удар, когда обе руки заняты девушками. Ане удалось влепить мне еще две пощечины, пока я не запросил пощады.

— Ах, ты…ты… — от возмущения она даже слов подобрать не могла. Алайн притихла, поглядывая из-под волос, как лиса из травы.

— Распутник! — подобрала принцесса подходящее слово. — Развратник! Растяпа и рас… рас…

Почему-то ее понесло с уклоном в "рас"

— Растлитель, — подсказала королева. Похоже они решили сговориться против меня…

— А ты вообще молчи!! — Ана замахнулась, Алайн скорчилась в нешуточном испуге. — Ага!! Боишься!! Голая бесстыдница!!

…Насчет "голой" принцесса погорячилась. Веночек как-то незаметно вернулся на свое законное место…

— Балбес! — это уже меня имеют в виду… — не можешь понять, что она околдовывает тебя?!! Увидел смазливую ведьму и растерял весь ум? Дурак!

…Никому бы не советовал сейчас стать на пути разъяренной принцессы. Я затих и притворился узором на ковре.

— Не надо!! — королева попыталась остановить новую попытку Аны нанести ей ущерб. — Все, что хотите, только не дотрагивайся до меня!

— Во-первых, верни нам вещи…

Что касается меня, то я только сейчас заметил пропажу Аниного саквояжика, своей котомки и наших сапог.

— Во-вторых, — продолжила наложение контрибуции Ана, — верни нас туда, откуда взяла… нет, туда, где кончается болото…

— Нет, — осмелился я внести свой вклад в разговор, — туда, где находится сенатор, а то мы его никогда в жизни не найдем.

Принцесса смутилась и замолчала. Похоже Гратон был ею прочно забыт…

— Я могу потом вывести вас к выходу из топи, — робко напомнила о себе Алайн.

Принцесса по прежнему молчала, красная от сознания собственного эгоизма, поэтому взять ответственность принятия решения пришлось мне.

— Давай, — махнул я рукой.

И вот мы втроем, держась за руки как лучшие друзья, в сапогах (кроме королевы понятно), стоим на сухом бугорке посреди трясины. Неподалеку на поваленной березе сидит Гратон, с лицом человека, договорившегося о встрече именно здесь и именно в данное время. Он даже не поинтересовался, где мы пропадали и кто это с нами. Просто встал и пошел вслед за полуобнаженной проводницей, когда наша нерасцепимая троица тронулась в путь…

Дальше неинтересно. Приблизительно часа четыре мы шли по болоту. Впереди брезгливо выбирала места почище Алайн, вытаскивая свои стройные… ай, рука… просто ноги из воды. Сзади держался за ее… ай…просто руку я. За мной двигалась Ана, строго следящая за моей нравственностью и направлением взгляда, поэтому смотреть в основном приходилось в небо (а иначе, куда не глянь, руку оторвут). Позади нашей борзой тройки шлепал сенатор.

— Пришли, — устало выдохнула королева, теперь больше похожая на бедную крестьянскую девушку (такую бедную, что даже на одежду не хватает…).

Караван остановился. Уже смеркалось, поэтому было трудно понять, чем собственно это место отличается от остального болота.

— Вон тропинка, она ведет в поселок, а уж оттуда выйдете к железной дороге. В поселке вас примут на ночлег, там живут дружелюбные и гостеприимные люди, скорее всего даже платы не возьмут, — Алайн скорчила ехидную рожицу несколько удивленной ее осведомленностью о человеческой жизни принцессе. — Отпустите меня.

Я разжал пальцы, счастливая королева болотных русалок чмокнула меня в щеку и исчезла, на этот раз в буквальном смысле слова. Ана медленно расцепила хватку. Конечно, на моем запястье остались синяки… Красивые такие. Бордовые…

Тут принцесса заговорила. Проблема синяков тут же отошла на десятый план. Двигаясь по тропке я, а вместе со мной и Гратон выслушивали ее мнение обо мне, вкратце сводившееся к двум словам: "Дурак и распутник". Отвлекаемые нотацией мы как-то не задумались над вопросом: зачем нормальным людям тропинка к непроходимой трясине?

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

В которой выясняется, что не стоит верить на слово всякой нечисти

— …Когда Дамир, сын герцога, достиг совершеннолетия, он решил вернуть владения, злодейски похищенные карамским королем. В Славийском герцогстве, ставшем одной из провинций Карама, оставалось много воинов, помнящих времена независимости. Дамиру удалось собрать армию и объявить войну подлому узурпатору. Из Славии были изгнаны все чиновники карамского короля и Дамир провозгласил себя герцогом. Когда же королевская армия подошла к границам Славии и было потребовано вернуть королю его законные владения, многие воины малодушно бежали, не надеясь на победу. Армия нового герцога была слишком мала по сравнению с карамской. В ней не было ни единого коня, потому что все они были конфискованы ранее врагами. Единственный конь был у самого герцога. Шансы выиграть сражение были ничтожны, потому что Карам располагал сильной кавалерией. Чтобы свести на нет это преимущество Дамир выстроил свое войско на Сырных полях, где было много сусличьих нор. Две армии стояли друг против друга. Сражение было назначено на завтра. В ночь накануне Дамир пошел к своему другу, отцу Сандею, считавшемуся в народе почти святым. Отец Сандей благословил его на защиту родины и призвал верить в победу. На следующее утро по законам боя началось конное сражение между двумя полководцами: герцогом Дамиром и карамским королем. Они направили свои копья и ринулись друг на друга. Посередине поля противники столкнулись, и копье Дамира поразило врага. Карамский король пал бездыханным на землю. Вражеское войско, потрясенное смертью владыки, бросилось бежать. Многие кони проваливались в норы, ломали ноги и сбрасывали всадников, добиваемых преследующими их славийскими воинами. Славия обрела независимость и более никогда не подчинялась никому, хотя и прошло более двухсот лет, прежде чем она с полным правом стала именоваться королевством. Отец Сандей прожил долгую жизнь, после смерти он был объявлен святым, теперь он — один из самых почитаемых святых Церкви Господа. Перед смертью он подарил жене герцога Дамира крест, изготовленный и освященный им лично. С тех пор крест святого Сандея передается в королевской семье каждому старшему ребенку. Он считается мощным защитником от происков нечистых сил…

36
{"b":"167130","o":1}