ЛитМир - Электронная Библиотека

– Все, отключили лазерновую систему.

Туран протянул ему автомат. Разин заглушил двигатель, но пульт управления не обесточил – шкалы приборов бледно светились в темноте. Поднявшись из кресла, Егор оглядел спутников.

– Дед, ты как? – Он повернулся к Илаю.

Старик держался за грудь и тяжело дышал.

– Может, его здесь оставим? – предложил Альбинос, но Разин покачал головой и, повесив на шею автомат, шагнул к проему.

– Ладно, ждите сигнала.

Он полез в люк.

– Чего фару погасили? – донеслось с пандуса. – Правила забыли?

Голос был грубый и недовольный.

– Так это… – откликнулся Белорус. – Повреждения у нас!

– Серьезные, – добавил Разин.

Их голоса из-под масок звучали приглушенно и гнусаво. В ответ сверху донеслось:

– Сейчас спущусь.

Вскоре по мокрой плите зашлепали шаги.

– А с силовой установкой все в порядке? – обеспокоенно спросил охранник, подходя к катеру.

– Все, все, – успокоил Белорус. – Глянь лучше, чего мы привезли.

Последняя фраза была условным сигналом, и Разин с Тимом расступились. Охранник был, как и они, в комбинезоне и с маской на лице. Он привычно ступил на фартук, пробормотал: «Где это вы так напоролись?», увидав изодранную в лохмотья резину на носу катера, и протиснулся в люк.

Альбинос с Тураном заранее распределили роли. Первый обхватил голову охранника, второй ударил в живот, добавил по затылку кулаком… Они быстро втянули обмякшее тело в рубку.

– Переодевайся, – шепнул Альбинос и принялся стягивать костюм с оглушенного. – Он с тебя размером будет. Илай, веревку!

Втроем они быстро раздели охранника, связали и уложили рядом с монахом, который дергался и мычал у задней стенки.

В рубку вернулся Разин, отстранил Альбиноса и склонился над пленником, стянув маску на лоб.

– Жить хочешь, кивни.

Тот кивнул.

– Закричишь, получишь пулю в башку.

Разин приставил к его виску автомат, развернув лицом к стенке. Илай вытащил кляп.

– Сколько человек на острове?

Монах замешкался.

– Быстро отвечай! – Разин вдавил ствол.

– Три десятка где-то.

– Сколько ваших и сколько людей у Губерта?

– Наших… ну, половина, наверное.

– Губерт на острове?

– Да.

– Сколько в охранении стоит, как наблюдают?

– На двери один, другой на вахте у дока…

Охранник замолчал. Илай хотел ему наподдать в бок, но Разин жестом остановил старика, взял монаха за подбородок и развернул к себе лицом.

Было во взгляде Егора нечто такое, что пленный быстро заговорил:

– Остальные спят, а на вахте который, в экраны смотрит… он в комнате сидит.

– Теперь глуши, – бросил Разин старику.

Илай врезал кулаком монаху по челюсти и принялся засовывать ему в рот кляп.

– У них тут видеонаблюдение, – подвел итог Разин.

– Что это? – спросил Туран, и тут в рубку заглянул Белорус.

– Скоро вы там?

– Уже идем, – ответил Разин и натянул маску. – Будем надеяться, что инфравизоров у Губерта по периметру нет.

– Давай, мы пленными прикинемся, а вы нас конвоируете, – подал идею Альбинос.

– Я первым пойду, – сразу предложил Илай.

Разин, недолго поразмыслив, согласился, Туран тоже кивнул. Старик ночью хорошо видел – глаза у него особые.

Когда вылезали из катера, Туран шепотом спросил у Альбиноса, знает ли тот, что такое видео и визоры какие-то, но Альб лишь пожал плечами.

– Руки за спину! – скомандовал Разин, пихнув Илая стволом в спину. – Глаза в пол!

Белорус задраил люк, и компания зашагала к пандусу. Илай уверенно выбирал дорогу, Альбинос держался у него за спиной. Разин и Туран, тащивший на плече пулемет, шагали по сторонам от «пленников», замыкал Белорус.

Поднявшись на пандус, Илай подвел их к бронированной двери, утопленной в стену. Разин грубо толкнул Альбиноса, при этом лихорадочно соображая, что делать дальше. Ни кнопок, ни каких-то переговорных устройств на стене и двери он не заметил.

– Кто это с вами? – Искаженный динамиком голос раздался откуда-то сверху из притолоки.

Егор поднял голову.

– Пленные, на остров хотели проникнуть.

– Они катер нам повредили, мутанты позорные! – Белорус замахнулся на Альбиноса прикладом, но Разин, сделав шаг, оттер его плечом.

– У нас сведения важные, – добавил Егор.

– Заходите.

Дверь с жужжанием ушла в сторону.

– Только главного сейчас не велено беспокоить, – долетело вслед, когда вся компания прошла в коридор, освещенный тусклыми лампами.

Когда дверь с жужжанием встала на место, Туран протиснулся вперед. В стене был проем, за ним – пустая комната, где стоял стул, стол и мерцал экран в пластиковом ящике, как на локации в «Панче».

Туран обернулся, и Разин кивнул ему на стул, а потом приказал Белорусу конвоировать пленных и зашагал дальше по коридору в поисках комнаты вахтенного. Тим, Илай и Альбинос направились следом.

Вскоре он остановился рядом с дверью наподобие той, через которую попали на базу.

– Вы чего сюда? – заговорил динамик под потолком.

– Да вот, решили этим путем из-за пленных, – ответил Разин наугад. – Быстрее так.

– Почему быстрее? – удивился голос. – А-а, хотите на подъемнике? Ну ладно, открываю.

Когда дверь исчезла в нише, Разин нырнул в проем, и за ним последовали остальные. Вахтенный сидел за широким пультом, над которым мерцали экраны. Он успел повернуться в кресле, но не успел открыть рот – получил прикладом в голову и обмяк.

– Вяжите. – Сбросив тело на пол, Разин сел в кресло. – Туран…

Тот показался в проеме.

– Что в коридоре?

– Чисто.

– Хорошо. Вот это, – Егор указал на экраны, – и есть видеонаблюдение.

Он занес руку над пультом, пошевелил пальцами и надавил одну из клавиш. Дверь встала на место.

Альбинос, расстегнув ремень на куртке, вместе с Илаем связал вахтенного, после чего все обступили пульт и уставились на экраны. На некоторых картинка менялась, когда Разин щелкал кнопками, там появлялись пустые коридоры и темные комнаты. Наконец один экран показал просторный зал.

– Это док, – сказал Альбинос. – Он прямо за той, второй дверью…

– «Панч»! – воскликнул Белорус. – Затопчи меня кабан, наш «Панч»! Тур, ты видишь?!

Грузовик стоял недалеко от воды. Половину дока занимал бассейн, чтобы корабль на воздушной подушке мог зайти внутрь, другую – площадка, уставленная штабелями ящиков, бочками с горючим и каким-то оборудованием.

– Во! – Белорус ткнул пальцем в экран. – Там у них локации заготовлены. Смотри, Разин, сколько тарелок, то есть антенн.

– А вот подъемник, – Альбинос показал левее. – В конце коридора, который к этому доку ведет.

Разин сдвинул маску на лоб и нахмурился, откинувшись в кресле.

– Чего? – тут же насторожился Белорус. – Что не так?

– Не везде камеры… не все помещения показывает, – пояснил Разин.

– Почему? – спросил Туран.

– Губерт не хочет, чтобы монахи видели, чем он занимается. Возможно, он и сам следит за монахами, где-то там, дальше, должна быть еще одна такая комната наблюдения.

– Из которой видны остальные, да? – Белорус выпрямился, перехватив автомат.

– Из которой сейчас на нас смотрят, – сказал Альбинос.

– Да, вполне вероятно. – Разин, встав из кресла, повернулся к двери, ведущей в док.

Белорус решительно шагнул туда.

– Пойдем и отыщем эту комнату!

Взвыла сирена, дверь поехала в сторону, а свет мигнул и погас.

– Все на пол! – крикнул Разин, вскидывая автомат.

Илай прыгнул к Белорусу, оттолкнул его. Загремели выстрелы.

Старик пошатнулся, но устоял, поднимая пистолет. В комнату ударили трассирующие пули; рикошетя от стен, разбивая экраны, они жужжащими светлячками влетали через проем. Илай дернулся, его развернуло, выстрелить он не успел – упал на Белоруса, растянувшегося на полу. Разин открыл огонь, его автомат выплюнул две короткие очереди.

– Музыкант, посвети! – Егор кинулся в открытую дверь.

Альбинос, шагнув за ним, выстрелил из ракетницы сигнальный патрон.

107
{"b":"167146","o":1}