ЛитМир - Электронная Библиотека

Я стоял на том же месте, капли ползли по лицу, а доктор Губерт не спеша продолжал свой рассказ.

Вскоре после первых экспериментов он понял: интерференция, порождаемая сетью каналов, создает волны во времени, и по гребням таких волн можно бросать материальные предметы в будущее.

– Представь себе, что время – это река, – говорил Губерт, в такт словам постукивая палкой о землю. – Течение несет лодку без паруса и весел. Эта лодка – наша реальность. Она и все, что в ней, может двигаться только со скоростью течения. А теперь представь, что ты запустил плоский камешек с лодки вперед по течению. Он заскакал по волнам – и в какой-то момент исчез в воде. Он попал в будущее, понимаешь? Аналогия не верна только в том, что брошенные мною «камешки» не тонули, а оставались на поверхности. И плыли дальше по течению, но уже впереди лодки. Хотя, кажется, несколько все же утонули… или я просто не сумел засечь сигналы их микрокапсул.

Я слушал очень внимательно, и постепенно общая картина произошедшего складывалась в голове. Силу броска экспериментаторы рассчитать так и не смогли, слишком много нюансов влияло на это. Некоторые «камешки» улетали дальше, другие ближе, и предвидеть год, в который они упадут, было невозможно. Как и точное место – мало кто из переброшенных оказывался в будущем в том же месте, где происходил эксперимент, большинство возникали в разных точках, но все относительно недалеко от лаборатории, разброс обычно составлял не больше пары сотен километров. Потому пятилетняя сирота-подопытная по имени Юля очутилась в будущем на десятилетие раньше меня, хотя эксперимент с ней провели позже, да к тому же возникла она на равнине к востоку от Арзамаса, а не в подземной лаборатории.

Она была первой, кому сделали татуировку-метку и вшили микрокапсулу с изотопом.

Потерев перстнем морщинистый подбородок, Губерт добавил:

– Кстати, рисунок этот совсем не прост. Перстень попал ко мне при очень необычных обстоятельствах… но об этом в другой раз.

После эксперимента с ребенком, решив, что с него довольно работы на армию, Губерт сбежал и организовал свою лабораторию. Теперь для запуска процесса ему не нужно было использовать орбитальную сеть, он научился создавать небольшую сетку и с помощью «волн времени» бросать в будущее то, что хотел.

Время шло. Давно стало ясно, что обратное движение по «реке времени» практически невозможно, так как требует таких затрат энергии, что для переброса одного грамма вещества придется погасить все звезды нашей галактики. Но информация в чистом виде могла просачиваться оттуда, и Губерт научился бросать в будущее квантовые зонды, которые слали обратно потоки сигналов.

И постепенно он начал понимать, что впереди по течению лодку ждет что-то страшное.

Губерт не знал, в чем суть катастрофы. Какая-то сила вмешалась в происходящее на планете. Землю на несколько лет будто накрыли темным колпаком, непроницаемым для зондов, а когда его сняли – на ней уже царила технотьма. На планету вернулась эпоха рабства, раздробленности и бесконечных мелких войн. Эпоха Ржавчины, как Губерт называл время после Погибели.

Я спросил: что такое Погибель? Что произошло тогда на планете?

Губерт не знал этого. Никто не знал.

Хотя один факт был известен точно: именно после Погибели в небе и появились платформы. Кто находится внутри или на них, как платформы связаны с катастрофой – все оставалось тайной.

Вскоре Губерт понял, что его лаборатория не переживет Погибели так же, как тысячи других лабораторий и научных центров по всему миру.

Понял – и решил избежать катастрофы, перебросив себя в будущее после Погибели, мгновенно миновав самые опасные годы вместе с приборами, оружием, оборудованием и людьми.

Губерт набрал команду из своих помощников и техников, включив в нее отставных спецназовцев. Все они знали, на что идут. Каждому была имплантирована микрокапсула с изотопом и сделана татуировка. Доктор перебросил несколько небольших групп и последним отправился сам. Его сопровождал ассистент – тот самый, что впоследствии стал Лукой Стидичем, агентом влияния доктора в московском Храме, доверенным лицом Владыки Геста, жрецом, начальником разведки Ордена.

Попав в Эпоху Ржавчины и немного обжившись, Губерт начал собирать переброшенных раньше людей. Сигналы некоторых обнаружить не удалось, но большинство он с помощниками отыскал. Некоторые из переброшенных объявились лишь спустя много лет – ведь каждый бросок во времени отправлял людей в разные годы.

Отдельного рассказа заслуживало прошлое Юны. Спустя много лет после того, как Губерт очутился в этом мире, он засек излучение микрокапсулы. Когда доктор со своими людьми добрался до источника, выяснилось, что пятилетнюю девочку усыновил глава Меха-Корпа. Губерт не стал забирать ее, но внедрил в Корпорацию, тогда еще только набиравшую силу, своего шпиона. У него уже были агенты во многих кланах, люди из этого времени, которые считали доктора главой некоего секретного ордена.

Шпионом в Меха-Корпе был тот самый лекарь, рассказавший мне про детство Юны Гало.

Бросок через время приводил к изменениям в головном мозге, глушил некоторые участки или провоцировал активную работу других. Кто-то в результате броска потерял память, кто-то разучился читать. А вот у Юны Гало перемещение во времени, судя по всему, уничтожило раковые клетки, излечив ее от болезни.

Имел бросок и другое последствие – все, кто попал сюда из прошлого, обладали иммунитетом перед некрозом.

Шпионы доктора были во многих местах. В Ордене, Меха-Корпе, других кланах, даже в Замке Омега. Постепенно из их донесений стала складываться картина происходящего. Из отдельных намеков, всяких мелочей Губерт понял: в мире после Погибели действуют также агенты другой силы. Очень хорошо законспирированные. Обладающие странными технологиями и необычными возможностями. Их не так много, но они безжалостны и опасны. Были и свидетельства более общего порядка – изменения климата, кислотные дожди, необычное количество мутафагов, которое не объяснить одной только радиацией… Кто-то вмешивался в происходящее на планете, влиял на нее, ведя мир к одному ему понятной цели. Губерт был уверен, что чужая шпионская сеть, ни одного члена которой ему пока что не удалось захватить и допросить, и небесные платформы связаны друг с другом.

– Но что они хотят? – спросил я. – Эти, с платформ… Чего добиваются?

Доктор Губерт не знал этого. Или не захотел говорить.

Постепенно его рассказ становился все более уклончивым. На своей тайной базе доктор пытался создать технологию, способную уничтожать некроз. Задолго до Погибели в военно-научной лаборатории велись разработки микроволнового оружия, которое планировалось размещать на спутниках вместо более энергоемких лазерных пушек. По идее, из-за такого излучения должны были вскипать мозги вражеских солдат, но у него обнаружился иной эффект: разрушение атомарных структур некоторых веществ. В прошлом работы были отложены, а теперь Губерт возобновил их, так как полагал, что с помощью микроволнового излучения определенной частоты можно подавлять рост «некротической пены», как он называл некроз, и даже уничтожать ее.

После этого рассказ доктора сделался еще более скупым, так что остальное я скорее домыслил, чем услышал от него.

Губерту был выгоден союз между Корпорацией и Храмом. Доктор собирался, объединив их, разделаться с топливными кланами, которые хозяйничали на всей северной и центральной Пустоши, раздробить Большую Московию, а после объединить снова, но уже под своим началом. Нет, он не намеревался становиться диктатором, ведь тогда хозяева платформ узнают о нем, но хотел оставаться серым кардиналом, невидимым кукловодом, управляющим этим миром.

Итак, ему нужно было, чтобы Орден с Корпорацией вступили в союз. То, что покушение на Тимерлана и начало активного наступления некроза на Арзамас совпали, было лишь случайностью. Поняв, как можно сыграть на этом, Губерт связался с Лукой Стидичем, имевшим влияние на Геста, и приказал своим людям доставить недавно созданный излучатель в старую лабораторию, которую они использовали как шпионскую «закладку», ведь и Лука Стидич, и Губерт хорошо знали это место. Излучатель не просто спустили в зал, где его могли повредить мутафаги или зараженные некрозом люди, «некрозомби», как называл их Губерт, а занесли подальше, в ту самую мастерскую, где много лет назад велись работы над микроволновым оружием. Лука Стидич знал, где в лаборатории находится это помещение, и мог легко найти его.

66
{"b":"167146","o":1}