ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ладно, убедил, – недовольно пробурчал Глаз. – Только чего ты всегда так мудрено говоришь, а, Бурдюк?

– Зато ты иногда… проще некуда, – хмыкнул я. – К Хрящу пойдем.

Глаз поморщился, но новый спор решил не затевать.

– Можно и к Хрящу.

Так, с одним разобрался, теперь варвар. Но, посмотрев в его надменно-обиженные глаза, я решил добавить к своему инструктажу небольшую преамбулу.

– Ладно, Эписанф, – миролюбиво сказал я. – Не надо сидеть с лицом разгневанного тушканчика. Будем считать, что я приношу свои извинения. За несдержанность.

– Бурдюк, – сказал варвар, пожевав губами. – Я очень хочу добраться до… цели нашего похода.

Несколько невпопад, как мне показалось. Хорошо хоть о Зеркале богов кричать на улице столицы не стал.

– Я тоже хочу, Эписанф.

– Нет, ты дослушай. Только запредельное желание довести до конца наш план помешало мне достать меч и попытаться достойно ответить обидчику. Невзирая на безнадежность этой попытки.

– Безнадежность – это мягко сказано. – Я покачал головой. – В том состоянии, в котором я находился, я бы скорее всего убил тебя.

– Очень может быть. – Эписанф кивнул. – И тем не менее не ручаюсь, что смогу сдержаться, случись такой эксцесс еще раз.

– Я чего-то не пойму, друг мой Эписанф, – сказал я, одной рукой обняв варвара за плечи. Крепко обняв. – Уж не угрожаешь ли ты мне?

– Какие уж тут угрозы. – Эписанф твердо посмотрел мне в глаза. – Я старый человек и прекрасно отдаю себе отчет в соотношении сил. Но предупредить о том, что твоя несдержанность может стоить нам провала кампании, я просто обязан.

Обычно я соображаю быстро. Но тут… честное слово, не знал, как реагировать. Знаю только, что в людях я редко ошибаюсь – не напрасно мне варвар практически с первого взгляда понравился.

– Ладно, Эписанф, – серьезно сказал я. – Не могу обещать, что… как ты сказал?.. эксцессы больше не повторятся. Но твои слова я принял к сведению. По крайней мере, если ты вытащишь свой ножик, я постараюсь обойтись без смертоубийства. А теперь ты слушай меня, причем слушай очень внимательно. Понял?

Дождавшись неохотного кивка, я продолжил:

– Завтра, я думаю, еще до обеда мы Скваманду покинем. Твоя задача – покинуть ее живым. Пока все доступно?

Я снова упорно дожидался кивка.

– Это не так просто, как может показаться. Не потому, что тебя тут все ненавидят, а просто потому, что твоя жизнь для любого скорпиона ничего не стоит. Вот, видишь стражника?

Не подозревающий о своей роли живого примера слуга порядка привалился к стене неподалеку от нас. Надетая на меня суровая маска, наверное, стала еще более свирепой – от судорожных усилий сдержать усмешку. Интересно, во времена моего детства таких стражников не было, или правильно говорят мудрые люди, что чем шире распахиваешь глаза, тем меньше видишь?

Был он долговязый, с куцей нечесаной бородкой и разомлевший от дневного зноя. А может, и от выпитого пива. Даже скорее всего. Шлем, который не мешало бы чистить почаще, чем раз в год, наш герой держал в одной руке, второй вытирая с лысины пот. Ввиду недостаточного количества верхних конечностей алебарду пришлось зажать между коленок. Физиономию же стражник имел такую… В общем, на ней было написано: «дай мне в морду», и чтобы прочесть эту надпись, вовсе не нужно было обучаться грамоте. Выпученные близко посаженные глазки смотрели на нас с вялым интересом. Все-таки Непосвященные и в столице звери редкие.

– Представь, что я прямо сейчас, на глазах у стражника начну тебя душить. Или забивать до смерти. В общем, займусь явным и недвусмысленным смертоубийством. Что он будет делать? – Не дав варвару времени предложить варианты ответа, я продолжил сам: – Кое-какие шансы, что вмешается, есть, врать не буду. Почему бы не выслужиться, душегуба не поймать. Но скорее всего он своей спины от дома не отклеит. Лениво ему будет. Понятно?

Эписанфу понадобилось какое-то время, чтобы убедиться, что я не шучу.

– Я знал, конечно, что… Но такого отношения… не предполагал…

– Да я догадываюсь, что не предполагал, – усмехнулся я. – Иначе бы вообще в Землю скорпионов не сунулся. Сначала тебе повезло, что ты живым до харчевни Суслика добрался, потом – что на меня там нарвался. Так ты везение свое дальше не испытывай, помоги судьбе немножко.

– Как помочь? – несколько ошалело спросил Эписанф.

– Молодец, хороший вопрос, правильный, – похвалил я варвара. – Ты человек грамотный, можешь записывать. Или запоминай, но накрепко, слово в слово. – Я немного помедлил и продолжил: – Три правила. Первое – ни на шаг от нас с Глазом. Если мы с Глазом по какой-либо причине разделимся, значит, ни на шаг от меня. Запомнил?

Я загнул большой палец на левой руке и выжидающе посмотрел на варвара. Тот сначала пожал плечами, но я молча глядел ему в глаза, пока он не кивнул. Думаю, простую игру «понял – кивни» варвар наконец усвоил.

– Второе правило очень простое – молчи. Можешь говорить, когда уверен, что никто, кроме нас двоих, тебя не слышит. Все остальное время молчи, если я прямо не позволю тебе что-нибудь сказать. Молчи, если тебе захочется что-то спросить, – спросишь позже. Молчи, если кто-то из местных задает тебе вопрос, – я либо отвечу за тебя, либо разрешу тебе ответить. Молчи, если кто-то тебя оскорбит, – абсолютно все местные будут не на твоей стороне, попробуй ты как-нибудь отреагировать на оскорбление. Запомнил?

Тут Эписанф явно собрался что-то сказать, и это говорило о том, что урок он усвоил неважно. Ну нет у меня педагогического таланта, мысленно посокрушался я и положил растопыренную пятерню на лицо варвара.

– Если запомнил, просто кивни, – свистящим шепотом проговорил я. – Если тебе что-то непонятно, клянусь Скорпионом, мы прямо сейчас расходимся в разные стороны. Мы с Глазом кое-что значим в харчевне Суслика, да и во всем Хроквере, но здесь – столица. И я решительно не хочу потерять свою жизнь за компанию с глупым варваром, который не смог смирить свою гордыню. Теперь повторяю свой вопрос: ты запомнил второе правило?

Мне показалось, что прошла целая вечность, пока этот упрямый осел не кивнул. Хвала Скорпиону, я невероятно терпелив.

– Наконец третье правило. В кризисной ситуации делай все, что я говорю. Незамедлительно. Не раздумывая. А под кризисной ситуацией я понимаю любую, в которой принимает участие хоть один посторонний. Сначала выполняешь мою команду, потом спрашиваешь о мотивах. Причем, с учетом второго правила, спрашиваешь, только когда мы останемся втроем. Запомнил?

На этот раз к некоторому моему удивлению Эписанф кивнул сразу. Я чувствовал себя удовлетворенным. Возможно, я несколько сгустил краски, но совсем немного. В таких случаях лучше перегнуть палку, чем дать слабину.

В моем напоре не было ничего личного. Не было и желания избавиться от раздражения, сорвав злость на ком-то более слабом. Просто времени мало.

Если у вас вдосталь времени, а научить подопечного надо чему-то сложному вроде многослойной логики или искусства обчистить карманы обывателю среди бела дня, не будьте деспотичным ментором. Не излагайте догмы, не загоняйте обучаемого в жесткие рамки. Подведите его к пониманию истины постепенно, дайте возможность спорить с вами, экспериментировать и делать ошибки. Ученик впитает науку всей душой.

Но если времени в обрез, а наука не сложна – все точно наоборот. Без простейшей, почти животной дрессуры не обойтись. Тут уже надо принизить, подавить и загрузить. И тогда вы к своему изумлению обнаружите, что человек способен обучиться простейшим действиям не хуже домашней скотины.

И все же Эписанф на меня немного обиделся, по-моему…

Мы возобновили свое движение по городу. Стремительно темнело, но и до цели оставалось рукой подать. Так что пробираться в темноте на ощупь нам не пришлось, и очень скоро мы остановили повозку в нескольких шагах от дома, из которого доносилась смесь довольно аппетитных ароматов.

Рядом с харчевней сидел Слабый. Сквозь толстый слой грязи на лице, длинные спутанные волосы и полубезумные глаза промелькнуло что-то знакомое, но я не вспомнил. Не захотел вспоминать. Повернувшись к Эписанфу, я сказал:

30
{"b":"167156","o":1}