ЛитМир - Электронная Библиотека

На мой зов в комнату вошли двое мутов, супруги Лес. Хотя они были лет на пятьдесят старше меня, на вид им нельзя было дать больше двадцати пяти. Одетые в штатское, стройные и гибкие, они выглядели точь-в-точь, как боги-олимпийцы. Красивые и загорелые. Лилия принесла полковнику Симпсону бокал виски со льдом и чашку кофе, а Дрок вручил мне большой фужер с яблочным соком. Они покрасовались перед изумлённым президентом и ушли, а тот спросил:

— Разве это муты? Они же совсем на них не похожи.

— Да, мистер президент, — подтвердил полковник, — это муты. Не обольщайтесь на их счёт. Они оба старше меня вдвое и у них уже трое детей. Не знаю как капитан Лилия Лес, а майор Дрок Лес это точно мощнейшая боевая машина. Нас каждый день выводят в спортзал, мистер президент, а потому я своими собственными глазами видел, как майор Лес без малейшего напряжения поднимает штангу весом в три четверти тонны. Думаю, что это для него далеко не предел.

— Правильно думаете, полковник, — усмехнулся я, — Дрок намного сильнее, чем это кажется. К тому же он ветеран. Десять лет сражался на фронте, но это были оборонительные бои. Если мы начнем наступать, то война закончится намного быстрее. Правда, тогда нам нечего будет с вас взять, кроме обломков, так как вся планета будет лежать в руинах. Президент Батлер, я думаю, что вам нужно собрать совещание и хорошенько всё обсудить. Полковник, перегоните вашему президенту информацию с того диска, который лежит перед вами. Советую вам не испытывать нашего терпения и как можно скорее связаться в президентом Верзилиным. Ваши новозеландские хозяева загнали сами себя в западню и даже если уничтожат вас всех, с нами они ничего не смогут сделать, а мы уже сейчас готовы нанести по ним мощный удар, причем такой, что никто из них не уцелеет.

Глава 9. Затишье перед новой бурей

С того дня, как я заявил президенту Америки ультиматум, прошло почти два с половиной года, а мне так и не удалось продвинуться в той оперативной игре, на которую мы были нацелены, ни на шаг. Хорошо ещё, что о ней кроме генерала Верзилина, Профессора и нас, никто не знал, а то бы мы выглядели круглыми идиотами. Вот уже почти тридцать месяцев мы жили фактически в новом мире. Во-первых, на нас уже никто не нападал, во-вторых, генетическая полиция была расформирована и никто не сжигал тех людей, у которых появились первые признаки трансмутации, а, в-третьих, объём поставок из-за Стены постоянно нарастал. Не произошло только одного, хозяева Земли так и не побудили пиндосов к тому, чтобы их учёные начали всерьёз изучать проблемы трансмутации живых существ, их процесс и возможные последствия для всего живого на планете.

Пиндосы и евроэсэсовцы не стали относиться к нам лучше, но, прекрасно понимая, что мы обладаем термоядерным оружием, решили, что от нас лучше откупиться, чем превратиться в мутов. Все поставки осуществлялись только по воздуху и только с помощью дистанционно управляемых воздушных крейсеров. Они приземлялись в одном единственном месте, рядом с бывшим Тамбовом, и уже оттуда развозились под землёй по всем городам. Количество спутников-шпионов, пролетающих над нами, пиндосы резко ограничили и даже увели на юг несколько боевых станций. Над нами, наконец, перестали летать беспилотники, но все люди прекрасно понимали, что на этом война не закончена. В этом, к счастью, никого не нужно было убеждать. Наученные горьким опытом целого столетия враждебного отношения к себе, русский народ наконец понял, что мир придёт на нашу землю только в том случае, если мы одержим полную победу.

Поэтому мы удвоенными темпами готовились к войне и наш враг ничего не мог с этим поделать. Когда я говорил президенту пиндосов, что мы хотим избавиться от многих мутов, то не просто лукавил, а безбожно врал. Мы не избавлялись от них, а формировали ударные отряды и отправляли их в глубокий тыл врага. Острова Куба, Гаити, Ирландия, Мадагаскар и Калимантан были, как мы того и требовали от пиндосов, превращены в резервации для мутов внешнего мира. Первый признак начавшейся трансмутации, это высокая температура при отличном самочувствии, которую пару недель ещё можно сбить препаратами, но после того, когда температура тела подскакивает до тридцати девяти с половиной градусов и начинается характерное покраснение губ, языка, полости рта и всех слизистых оболочек, жаропонижающие средства уже не действуют.

После этого кожа приобретает фиолетовый оттенок из-за того, что в организме начинает вырабатываться мутаген, а через три, четыре недели начинается стремительная мутация, но людей сжигали их огнемётов уже начиная с третьей недели, когда у них краснели белки глаз. По нашему жесткому требованию этому был положен конец. Со всех пяти островов за пару месяцев выселили всех людей и на них стали свозить всех, у кого начиналась трансмутация. Но ещё до того, как туда привезли первых мутов, на каждом острове высадился наш десант. У пиндосов хватило ума не уничтожать на этих островах всю инфраструктуру. С дисциплиной как у них, так и во всём остальном мире, находившемся под их пятой, всё было в полном порядке, вот только никто не был застрахован от трансмутаций.

Едва только будущий мут сходил с борта пассажирского конвертоплана, его сразу же спрашивали, кем он хочет стать немедленно, чтобы не рисковать впоследствии. Естественно, что все хотели стать нормальными жесткими мутами и потому из аэропорта они уезжали сутки спустя не веря своим новым ощущениям. Во внешнем мире с коммуникациями дело обстояло намного лучше, чем у нас, а потому очень многие люди тут же связывались со своими родными и близкими и начинали им доказывать, что вместо того, чтобы ждать подарка от природы или, не дождавшись его — умереть, будут куда лучше приехать к ним на остров. Из-за этого число жителей всех пяти островов стремительно росло не по дням, а по часам. Наши копатели, работая чуть ли не круглосуточно, уже через полгода соединили их с Новой Россией и по ним помчались электромобили.

Президент Верзилин приказал не отвлекаться на всякую ерунду вроде строительства городов на поверхности, а наш народ прекрасно знал, что нам ещё только предстоит добыть победу. Поэтому всем наши ресурсы были брошены на то, чтобы как можно лучше вооружить и оснастить армию. Истинные хозяева мира об этом, похоже, даже и не подозревали, но поскольку они приказали пиндосам создать на островах резервации мутов, в том, что ни о чём другом, кроме уничтожения нас, эти уроды не мечтают, сомневаться не приходилось. Поэтому мы обязательно должны проникнуть в их тайные лаборатории. Скорее всего они разрабатывают какой-то новый мутаген и если это так, то им в любом случае понадобятся подопытные кролики.

Профессор и его команда разбирались в вопросах, касающихся мутагенов, намного лучше, чем они, но им по прежнему нужно было знать, как пиндосы создали почти девяносто лет назад гигантский химический реактор в небе над Атомным краем. Пиндосы напряженно готовились к новому этапу войны и что самое главное, учли все свои ошибки. Теперь они строили такую военную технику, которая максимально защищена от ЭМ-импульса, но и мы времени зря не теряли. У нас уже была наготове качественно новая, прекрасно экипированная армия, но что самое главное, Китай резко увеличил объем военных поставок и хотя это оружие и электронные системы наведения не были новейшими, в руках наших солдат это была грозная сила. Наконец, в середине лета прозвучал внятный и ясный сигнал.

Пиндосы предложили оформить временное перемирие для начала договором о ненападении, а также найти способ, как сократить войска и как контролировать друг друга, чтобы полностью исключить вероятность внезапного нападения одной стороны на другую. Как и прежде, я оставался полномочным представителем президента и был единственным гражданином России, кто регулярно вступал в контакт с внешним миром, но не очно, а с помощью средств связи. К этому моменту как я сам, так и моя разведгруппа снова изменились внешне и все благодаря новому, специальному мутагену Профессора.

31
{"b":"167162","o":1}