ЛитМир - Электронная Библиотека

— В донесении говорится, что больше двух сотен.

Эти слова показались Керии тяжелыми, как камни. Она смотрела, как Ясветр коротко переговорил с Ворой. Затем она осознала, как замерли все, услышавшие слова Талена.

Затем, как яростная волна прибоя, накатило возмущение.

— Он обманывал нас! Он нам лгал! Мы не готовы к войне!

Толпа быстро наседала. Ясветр, Вора и Эфрайон направились к дворцу. Главы семей нестройными рядами потянулись за ними. Многие говорили с сожалением и гневом. Они поспешили назад по домам, чтобы предупредить свои семьи о приближающейся войне.

Мезор успел выйти из туннеля как раз вовремя, чтобы услышать Талена. Он хотел немедленно броситься к Эвирайе, рассказать ей о том, что произошло, но принцесса исчезла! Он должен был найти ее! Мезор заметил в толпе Толчина и Алору и бросился к ним.

Барон его увидел и быстро отвернулся, но советник принцессы его окликнул:

— Постойте! Это очень важно!

Барон вздохнул.

— Попали, — прошептал он.

Мезор подбежал к нему, задыхаясь, но все же торопясь рассказать.

— Я… я знаю, что-то случилось с принцессой. Мы должны найти ее.

Толчин увидел, что молодой человек на самом деле крайне взволнован. Этому подхалиму, пожалуй, действительно невыгодно исчезновение покровительницы.

— Она бы ни за что не пропустила заседание Сената, — настойчиво продолжал Мезор, — да и принц Кайерт тоже. Я боюсь, что Ясветр что-то предпринял по отношению к ним.

Толчин нахмурился. Он думал, что отсутствие Эвирайи было частью ее плана, но волнение ее советника говорило об обратном.

Однако на последние слова советника откликнулась Алора:

— Ясветру Эвирайя не нужна. Что-то случилось. Она, конечно, не пропустила бы такое важное собрание.

Барон кивнул:

— Алора, предлагаю немедленно отправиться к их особняку.

Барон и баронесса быстрым шагом вышли из толпы, и Мезор поспешил вслед за ними.

Последний дракон - i_015.png

ГЛАВА 22

Последний дракон - i_002.png

Вперед!

Две сотни человек уже стояли на туманном берегу, а позади, в воде, ждала изнуренная армия. Некоторые лодки уже вытащили на берег. Море было относительно спокойным, и все же несколько суденышек уже разбилось о скалы или опрокинулось. Фандорцы не знали, как организовать высадку такого множества воинов, поэтому части ополченцев пришлось добираться до берега вплавь, и им пришлось нелегко.

Воздух наполнился криками страха и растерянности. Многие люди, изнуренные морским переходом, бросились ничком на мокрый холодный песок, думая только о минуте отдыха. Другие под руководством старейшин пробирались в неглубокой воде, вытягивали лодки на берег с помощью веревок, стараясь не повредить хрупкие суда.

Дэйон стоял в холодной воде и смотрел на лодки, все еще находящиеся в море.

— Я провел их, — сказал он очень тихо, но отец услышал и положил руку на плечо сына.

— Я ничего не знаю о море, но я видел, что ты совершил чудо. Я горжусь тобой.

Дэйон кивнул. Он тоже гордился собой. Он победил свой страх перед заливом Баломар, прошел через испытание, которого так боялся.

Йондалран занялся лодками.

— Тянем! — скомандовал он остальным так, словно всю жизнь провел на берегу у Кейп Бейджа.

— Там есть больные и раненые! Нужно доставить их на берег!

Дэйон, хоть и промок уже до нитки, взялся за другую веревку. Тенньел подошел и встал рядом, крепко упершись ногами в песок, они потянули вместе. Небольшая лодка скользнула между скалами.

— Вот она! — вздохнул Тенньел. — Еще разок, Дэйон!

Вытащив лодку, молодые люди прошлись еще раз вдоль берега, высматривая в вечерних сумерках другие лодки, у которых тоже были трудности с высадкой. Громкие жалобы фандорских ополченцев были слышны на весь берег. Дэйон услышал зычный голос отца:

— А ну тихо! Хотите выдать нас колдунам?

Напоминание об опасности принесло гнетущую тишину. Некоторые люди всматривались в туман, опасаясь воздушных кораблей, другие вытягивали лодки. Высадившись и укрепив свои суда, они присоединялись к группкам своих земляков.

Из тумана выплыло еще одно судно, и молодой рыбак узнал его — это была баржа, которую он помогал чинить перед переходом.

— Странно, — сказал Тенньел, когда они подошли ближе, — кажется, никого нет.

— Она черпает воду, — сказал Дэйон, — глянь-ка на корму, она слишком низко сидит.

Они подобрались ближе и перелезли через борт в лодку. Сначала им показалось, что широкая палуба пуста, веревки и инструменты были разбросаны тут и там, как будто брошены в спешке. Бочонок зеленых лимончиков катался по палубе. Звук перекатывающегося бочонка напомнил им о том, что не слышно человеческих голосов, а когда над их головами закричала чайка, они чуть не подпрыгнули.

Тенньел тронул Дэйона за плечо:

— Смотри.

Дэйон повернулся и увидел человека в тени подветренного борта. Это был старик, показавшийся им спящим, свернувшись калачиком. Дэйон подошел к нему, негромко сказав:

— Пойдем, дедушка, мы прибыли. А где твоя команда?

Старик не двигался. Дэйон слеша подтолкнул его, а затем повернул лицом к себе. Старик сидел с открытым ртом, глаза его на побелевшем лице были широко открыты, взгляд блуждал. Дэйон вдруг только сейчас почувствовал, как ему холодно.

— Что с ним? — шепотом спросил Тенньел.

— Шок, — сказал Дэйон, осматривая палубу. Мог ли морской поход вызвать такое?

— Мне это не нравится, — сказал Тенньел. — Баржа брошена…

— Вряд ли, — сказал Дэйон, — я помню, здесь были люди из Джелриха, а это далеко от побережья. Вряд ли кто из них умеет плавать.

Он встал и подошел к низкой каюте на палубе.

— Посмотрим там.

Вдвоем они подошли к каюте. Внутри слышался плеск воды.

— Мне это не нравится, — снова сказал Тенньел.

Дэйон приложил палец к губам.

— Слышишь?

— Ну да. Думаешь, я глухой? — сказал старейшина из Боргена. — Баржа тонет.

— Не вода. Что-то еще.

Тенньел прислушался. Был еще звук, звук ударов, не такой, как бьющаяся о борта вода, а более ритмичный и яростный.

— Это мне тоже очень не нравится, — сказал он, — пойдем отсюда. Эта старушка заброшена.

— Нет, проверим сначала каюту, — ответил Дэйон. Он потянул за ручку, но дверь не распахивалась.

Изнутри снова послышался звук ударов, отвратительный, похожий на тот, когда бьешь ладонью по мокрому телу.

Баржа качнулась. Тенньел забеспокоился.

— Дэйон, она идет ко дну. Давай возьмем старика и дернем отсюда.

— Помоги-ка мне отворить, — сказал Дэйон.

Тенньел вздохнул и взялся за засов. Еще не успев потянуть, они услышали изнутри стон. Стук усилился.

— Тяни, — закричал Дэйон, — там человек!

Они услышали треск ломающегося дерева. Дверь открылась, и они увидели то, что творилось в каюте. Они не были готовы к такому зрелищу.

Запах мокрого гниения наполнял затопленную каюту. В воде плавало десятка два тел. Небольшой стол и скамейки были перевернуты и поломаны. В задней стене зияла трех футов в диаметре рваная дыра, а в ней застряло существо в десять футов длиной, похожее на угря, с множеством волнообразно извивающихся щупальцев, растущих из-за головы, и широким клацающим ртом. Шипы на спине застряли в пробоине, и гадина висела в ловушке. Изгрызенная рука застряла в ее зубах. Вода была окрашена кровью.

Дэйон и Тенньел смотрели, похолодев от ужаса. Судя по состоянию трупов, напали на них много часов назад. Большинство тел были вне досягаемости марлы, и теперь гадина была в бешенстве от голода.

Еще один стон привлек их внимание к койке в стене рядом с пробоиной. Мальчик скрючился там и расширенными глазами смотрел на молодых людей. Еще несколько человек были без сознания. Щупальца марлы не могли вытащить их оттуда, но преграждали путь к двери.

— Помоги мальчишке! — выкрикнул Дэйон.

46
{"b":"167171","o":1}