ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Давайте по порядку, — скомандовал Гильгоф. — Как вы там очутились?

— Дорога — это своеобразная точка входа в Лабиринт, — убежденно сказала Лолита. — Точнее, множество точек, находящихся вдоль одной оси. Не требуется никакого ускорения, спин-поля, защищенных кораблей — путешествуй себе пешочком из системы в систему! Технология переброски нам непонятна, для этого требуется море энергии, но где находятся ее источники — непонятно…

— Когда мы проезжали по Дороге в июне, никаких аномалий замечено не было, — встрял Крылов. — Обычные каменные плиты, Лес этот отвратительный…

— Плиты — отнюдь не каменные, — заявила Лола. — Мы провели анализ вещества. Кремний, силикаты, очень много металлов — вплоть до урана. Неизвестный до сих пор искусственный материал, крепче любой брони. Дорога тянется на девяносто два километра, точки входа предположительно располагаются через равный промежуток в восемьсот метров — зарегистрировано локальное снижение силы тяжести на четыре-пять процентов от нормы Гермеса. Мы проникли только в первую северную точку, и то случайно, с остальными придется работать дальше!

— Выходит, одна Дорога способна вывести сразу к ста пятнадцати мирам? — присвистнул доктор. — Восемь Дорог Гермеса, перемножаем… Это что же получается? Чужаки могут запросто посетить девятьсот двадцать звездных систем? И сразу возникает аллюзия на протяженность Дороги — девяносто два, девятьсот двадцать… Николай, а у вас теперь девятьсот двадцать хромосом! Ну знаете ли! Вызывает благоговейный ужас!

— Это уже не обычная Империя, это сверхгосударство, — выдавил я. — девять с хвостиком сотен миров! Человечество не сможет достичь ничего подобного и за тысячу лет!

— Спокойнее, господин капитан, — усмехнулась Лолита. — Я очень сомневаюсь, что хотя бы пять процентов этих систем населены. Скорее они лишь пригодны для существования углеродных организмов… Одни гипотезы, никаких подтвержденных данных! Ясно одно: как и в случае с вашими “дырами”, надо придерживаться направления движения с севера на юг, вдобавок проход открывается ненадолго — несколько минут. Знали бы вы, как я перетрусила, когда стало ясно, что “Роммель” не может вернуться на Гермес с Восемнадцатой Скорпиона!

— Б-р-р! — помотал головой доктор. — Лола, успокойтесь и объясните внятно: если вы не могли пройти через Лабиринт Дороги обратно, то почему мы сейчас разговариваем?

— Во всей этой истории вопросов значительно больше, чем ответов. Вероятно, точки сингулярности на Дорогах активизируются в определенное время, в зависимости от положения звезды и вращения Гермеса вокруг оси. Что-то вроде часового механизма — стрелки указывают на нужное время, бой курантов, ворота открываются, затем новый круг…

— Глубокая метафора, — недовольно скривился Гильгоф. — Значит, в системе Скорпиона вы просто дождались, когда изменится гравитационное поле в точке выхода, и прорвались обратно на Гермес?

— Именно! А что еще прикажете делать? Это был единственно возможный и логичный вариант, “Роммель” запомнил местонахождение точки, и через одиннадцать часов коридор вновь открылся… Мы, кстати, ни в чем не были уверены! На полном серьезе обсуждали, как возвращаться в ближайшую обитаемую систему и кого съесть по дороге. Криогенных капсул-то на всех не хватит!

— Грубейшее нарушение элементарных правил техники безопасности, — заметил я. — Число гибернационных фуг должно соответствовать количеству членов экипажа. На Флоте получили бы втык от начальства…

На меня никто не обратил внимания. Веня продолжал расспросы:

— Хорошо, с проблемой точек сингулярности на Дорогах разберемся как-нибудь потом. Почему вы сказали, что планета была обитаема? Характеристики мира по стандартной шкале?

— Девять с половиной и выше, — выдохнула Лолита. — Просто невероятно, даже Гермес не набирает полных девяти баллов, а там… Сила тяготения, состав атмосферы, расстояние до солнца, температурный режим — все почти как на Земле. Зоны оледенения на полюсах по-обширнее, однако это теперь неважно. Первое и главное: зафиксированы отчетливые следы деятельности разумных существ. Остатки крупных поселений, разработки полезных ископаемых, техника. Второе и не менее важное: крайне скудная биосфера, заметны последствия военной или экологической катастрофы глобальных масштабов. Размах исключительный. Да вот, сами посмотрите! “Франц”, выведи на центральный дисплей запись А-09, замедли на тридцать процентов!

— Выполняю, — отозвался ИР корабля. — Я провел дополнительную цифровую обработку, наиболее интересные объекты будут отображены отдельно.

— Ни-че-го себе! — раздельно сказал Гильгоф, просмотрев первые кадры, и вытер капли пота со лба. — Kartago delenda, Карфаген разрушен…

— Отличное название для планеты, — отозвалась Лолита. — И впрямь напоминает Карфаген, после того как римляне прошлись там паровым катком!

“Роммель” вел съемку с высоты нескольких сотен метров. В ложбине между двумя возвышенностями расположился довольно крупный город, уж точно не уступающий в размерах стотысячному Квебеку. Строительство велось по кольцевой схеме, от центра звездообразно расходились восемь широких магистралей, разделяя поселение на равные сектора, вдобавок я насчитал еще с десяток круговых дорог — общий вид города напоминал громадную мишень радиусом в несколько километров.

Большинство зданий разрушено, некоторые снесены до основания. Строения необычной для землян формы, округлые, похожие на большие перевернутые тарелки. Улицы завалены грудами каменной крошки.

— Несомненные следы воздействия сверхвысоких температур, — откомментировал “Франц”, приостановив запись. В центре монитора можно было отчетливо рассмотреть борозду-воронку вытянутой формы, занимавшую площадь целого квартала. Вокруг заметны нагромождения оплавленного щебня. — Приблизительная аналогия — удар из плазменного орудия с орбиты. Продуктов ядерного распада ИР “Фельдмаршала Роммеля” не обнаружил, фон гамма-излучения соответствует природному. Обратите внимание на остов гусеничного транспортера внизу справа, вот приблизительная реконструкция…

Картинка сменилась, “Франц” вывел на экран трехмерное изображение странной машины, смахивающей на гибрид танка и торпедного катера — возьмите небольшой кораблик, поставьте его на четырехгусеничное шасси, получится такой вот монстр.

— Может, это амфибия? — предположил я. — Хотя нет, судя по карте континента, город находится слишком далеко от океана, а крупных водоемов рядом не видно.

— Смотрим дальше, — прервала меня Лола. — Вот здесь — четыре здоровенные воронки, восемьсот метров от края до края каждая. Какой объект был расположен в этом районе, выяснить невозможно. Командный пункт? Правительственный бункер? Привычное нам ядерное оружие не применялось, это что-то другое. Горный хребет к северу от города, открытые выработки породы, несколько тысяч шахт…

— Знаете, чего здесь не хватает? — Гильгоф задумчиво потер подбородок. — Лесов, зелени. Предположим, что леса погибли в результате похолодания после возможной ядерной зимы, но почему тогда поверхность планеты не покрыта слоем пепла? Голая почва, камень, редкие пятна травы и кустарников. Крупных животных не обнаружено… Куда всё подевалось?

— Спросите чего полегче, — ответила Лолита. — Мы провели подробнейшее сканирование наиболее крупного материка с орбиты, “Роммель” сделал заключение — ресурсы планеты выработаны практически на сто процентов. Огромные пустоты, некогда заполненные нефтью или газом, добыча металлов и других ископаемых велась самым варварским методом и, вероятно, в большой спешке, континент опустошен. Такое впечатление, что планету саранча объела — выгребли все полезное, а потом перегрызлись между собой за жалкие остатки припасов. Результат — самый плачевный.

— Саранча, говорите? — переспросил доктор. — Подумаем. В данный момент меня интересует другое — непосредственные обитатели, аборигены этого мира. Вариантов два: они погибли или эвакуировались в другую систему. Судя по развалинам и техническим артефактам, эта цивилизация чем-то походила на нашу, уровень развития довольно высокий. Лолита, вы на поверхность высаживались?

197
{"b":"167180","o":1}