ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сигурд спустился вниз по винтовой лесенке, и я успел заметить странную ухмылку на его скуластой физиономии — мимический центр в мозгах андроида почти полностью копирует человеческий, синтетик умеет строить гримасы не хуже, чем любой клоун.

Я залпом выдул полбутылки, вздохнул и мельком глянул на лестницу — Сигурд возвращался, видимо что-то позабыл. Стоп: андроид — и вдруг “забыл”?

— Пьянство — это великая и древняя традиция, смущаться решительно не следует. — Я непроизвольно охнул, заслышав этот голос. — Сидите, сидите, нечего подпрыгивать… Обстановка приватная, только это и спасает кое-кого от надлежащего взыскания.

Его высокопревосходительство облокотился на тонкие металлические перильца и поглядывал на меня со снисходительной улыбкой. Видимо, адмирала забавлял опухший и красноглазый облик верного оруженосца. Сами можете представить, как выглядит только что проснувшийся человек, который накануне прилежно участвовал в скромной корпоративной вечеринке.

— Ваше… Гм… Николай Андреевич, вы как здесь?

— “Бонапарт” приземлился в Бланьяке четверть часа назад. Решил нанести визит вежливости в вашу штаб-квартиру. Надеюсь, меня не выставят взашей? Советую внять рекомендации андроида и принять ледяной душ, я пока приготовлю завтрак. Если, конечно, разберусь с автоповаром — незнакомая модель…

Бибирев ясно дал понять, что визит неофициальный, следовательно, обойдемся стандартным черным комбинезоном ВКК — при одной мысли о парадной сбруе мне становится нехорошо. Выбравшись из душевой кабинки, я незамедлительно наткнулся на растрепанного Веню Гильгофа, с видом лунатика продвигавшегося в сторону главного салона. Доктор даже не поздоровался — создалось впечатление, что он меня не заметил. Я тихонько пошел вслед.

— Здравствуйте, любезнейший Вениамин Борисович, — послышался чуть насмешливый баритон адмирала. — Чашечку кофе?

— Ыы-э…

— Спасибо, здоров. Рад, что интересуетесь.

— Что здесь происходит? — Аня Белкина подтолкнула меня кулаком в поясницу. Оглянулся. Наша валькирия выглядит безукоризненно, будто только что родилась.

— Доктор общается с господином адмиралом, — негромко пояснил я.

— Бибирев прилетел? — Анна ничуть не удивилась. — Следовало ожидать. Посторонитесь, Сергей, не вечно же мне здесь торчать?

Последним из своей берлоги выбрался Коленька — ему можно было дрыхнуть хоть до полудня. Крылов никаких важных постов не занимал, оставался скромным лейтенантом запаса и мог участвовать в эпохальных событиях только в качестве наблюдателя и комментатора.

Не перестающий ухмыляться Сигурд отправился наверх, готовить “Франца” к взлету. Ничего, проклятущий андроид еще получит свое — почему не предупредил о нежданном визите?

Прислугу адмирал не любил, предпочитал все делать самостоятельно. Вот и сейчас Бибирев с помощью молчаливой Анны быстро сервировал стол, оделил каждого порцией яичницы с беконом, стаканчиками с кофе и добытыми в холодильнике коробочками с соком. Взгляд Гильгофа начал проясняться, и доктор густо покраснел — неудобно…

— Давненько не виделись, — Бибирев достал из серебряного портсигара темно-коричневую крепкую сигарету и щелкнул зажигалкой. — Вижу, работа кипит.

— К-кипит, — глубоко кивнул доктор. — Значит, принципиальное решение все-таки принято? Я до последнего дня сомневался — результатов-то никаких, зря казенное жалованье проедаем…

— Отсутствие результата — тоже результат, — изрек Бибирев древнюю ромейскую мудрость. — Посудите сами: нет никаких новых данных об активности Чужаков на Гермесе, вы докладывали, будто атмосферные удары прекратились…

Точно. Ужасающие грозы, все лето бушевавшие над материком, более не повторялись — последняя отгремела 24 августа, потом наступило затишье. Когда я потребовал объяснений у Гильгофа, тот отделался стандартным “ничего не понимаю” и пообещал разобраться. Обещанного, что неудивительно, не выполнил — спонтанно возникающие штормы так и остались одной из загадок Гермеса. А несколько дней назад Веня уверенно заявил, что рано или поздно мы вновь столкнемся с этим атмосферным явлением и администрация новых поселений должна быть предупреждена в обязательном порядке — такая супергроза может до смерти напугать любого непривычного человека.

…Лолита со своей командой не вылезала с Карфагена и добилась определенного прогресса: она уломала папочку отправить ей в помощь нескольких профессиональных археологов, специалистов в области лингвистики и дополнительную технику. Они начали копать в городе, отыскали немалое количество техногенных артефактов, обнаружили письменность — очень скупую и пока не поддающуюся расшифровке, невзирая на усилия людей и ИР.

Сбывалось пророчество Гильгофа — чужая цивилизация наверняка имела совершенно другой тип мышления, а то, что мы посчитали “письменностью” (всего-то шестнадцать найденных значков на миллионный мегаполис!), могло оказаться чем угодно: товарными знаками, детскими рисунками, эмблемами кланов и так далее, и так далее. Это на Земле человек не представляет себе цивилизацию без системы письма, но кто знает — вдруг люди-чужаки обменивались информацией совершенно иным способом?

Работа с точками сингулярности на Дорогах приостановилась — все космические корабли Удава и большинство научного персонала “Кидонии” были брошены на изучение новых каналов Лабиринта. Борис Валентинович оценил возможные угрозы и с присущей ему железной логикой решил, что если Гермес по разным причинам окажется непригоден для Эвакуации, транспортная сеть Дорог принадлежит Чужакам, и связываться с ними лучше пока не стоит, а за владение Афродитой в системе Сириуса может разгореться война между сверхдержавами, значит, надо в обязательном порядке искать планеты земного типа в “Участке В” — разветвленной системе каналов, ведущей к двумстам двадцати девяти мирам. Пока никаких значимых успехов Удав не достиг, однако надежды не терял.

…В начале сентября Лолита переслала нам компьютерную модель нападения на Карфаген, которая подтвердила выводы о том, что планета подверглась массированному удару из космоса — орбитальная бомбардировка, лазеры, плазма, взрывы колоссальной, многомегатонной мощи и неясного происхождения. Спектральный анализ свидетельствовал, что сто шестьдесят девять крупных городов и почти семь с половиной тысяч поселений поменьше были разрушены в течение трех—пяти суток приблизительно в начале—середине декабря 1986 года по стандартному земному счету от Рождества Христова. То есть во времена, когда наше разумное сообщество делало первые робкие шаги в космосе.

Потом начался четко спланированный и безукоризненно реализованный геноцид — ликвидация уцелевших обитателей Карфагена. Технология уничтожения осталась неизвестной, единственным свидетельством являлись многочисленные гигантские могильники, устроенные по стандартному образцу. Совпадали все параметры: размеры рвов, способ размещения трупов, концентрация захоронений возле городов. И — никаких наглядных ужасов вроде “фабрик смерти”, газовых камер или расстрельных подвалов.

Лолита пошла на крайние меры. Подобная технология издавна именуется маловразумительным термином “тектоническое сканирование” — в обследуемом районе устанавливаются датчики, затем неподалеку производится подземный ядерный взрыв. Распространяющаяся ударная волна и поток радиации позволяют обнаружить самые незначительные пустоты под поверхностью. При помощи этого радикального метода Лола вместе со своими юными гениями нашла в Ганнибале шесть бункеров, заполненных скелетами. Если верить радиоуглеродному анализу, в одном из убежищ жизнь теплилась еще сто двадцать лет назад, последние обитатели покончили с собой. Орудие самоубийства присоединилось к коллекции артефактов — некое подобие пневматического пистолета, стреляющего тонкой стальной иглой…

Темный ужас, короче. Налицо последствия невообразимого и дичайшего массового преступления, за которое на Земле без разговоров отправили бы в Нюрнберг, а потом на виселицу. Но мы не знаем кто, а самое главное — почему сделал это. Мы видим лишь последствия. И обязаны принять во внимание катастрофу на Карфагене — кто предупрежден, тот вооружен.

215
{"b":"167180","o":1}