ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– У «Хюммелей» свои термоядерные реакторы. – Полковник вспомнил о наших автохирургах. – При желании мы сможем их использовать для подключения сети. Машины большие и тяжелые, но вывезти их не составит труда.

– Есть предложение. – Я решил присоединиться к спору. – Вооружить человек пять из тех, что помоложе да покрепче, и отправить их на разведку по трассам «Скандинавия» и Приозерскому автобану. Обследовать несколько поселков, вдруг отыщется подходящий – с собственной электростанцией и водозабором? Желательно подальше от крупных туристических центров, там наверняка тоже хватает покойников, многие уезжали из столицы, надеясь переждать смутное время за городом. Ваня совершенно прав, надо искать элитную застройку для миллионеров. Достать справочник?

– Давай!

Следующие полчаса мы тщательно изучали каталог недвижимости курортных районов вокруг Санкт-Петербурга, на всякий случай приобретенный мною года два назад, – когда дела фирмы резко пошли в гору, я задумывался о приобретении домика в Финляндии. Руки так и не дошли. Наиболее перспективным направлением было избрано северо-западное, на Выборг-Виппури. Во-первых, туда ведет шестиполосная автострада, на которой, возможно, нет заторов из брошенных машин. Во-вторых, самые богатые люди предпочитали компактно селиться вокруг озер и ветвей реки Вуокса именно в этом благополучном в отношении экологии районе. В-третьих, обнаружив на карте название «Лейпясуо», Ваня по привычке взъерошил пятерней русые волосы и сказал, что неплохо знает эту местность, там следовало бы пошарить повнимательнее.

На том и порешили, однако снаряжать масштабную экспедицию не стали – кого бояться? Все умерли! Достаточно прихватить с собой ПМК, две импульсные винтовки, медпакеты (вдруг станет плохо по дороге? Мы еще не до конца оправились от болезни) и небольшой запас продовольствия. Следующим утром мы с Ваней забрали с парковки шикарный внедорожник «Барс», принадлежавший Светлане Викторовне. Волчок сел за руль, и машина с водородным двигателем, попетляв по замусоренным проспектам северной части города, вышла на автобан «Скандинавия», некогда связывавший Петербург с Гельсингфорсом, Стокгольмом и Осло.

– Или мне кажется, или стало посвежее? – неуверенно сказал Ваня, когда мы проехали предместья и вышли за обе кольцевые магистрали, окружавшие бывшую столицу. Осторожно нажал на кнопку, открывая боковое окно до отказа. – Нет, все равно пованивает… Я есть нормально не могу, все время хочется блевать!

Миновали административную границу округов – на огромном баннере встал на дыбы коронованный лев Великого княжества Финляндского, вернувшегося в состав Империи двести лет назад и восстановленного в традиционных границах начала ХХ века. Потянулись хвойные леса и песчаные холмы, усеянные ледниковыми валунами. На обочинах изредка встречаются брошенные автомобили, в некоторых остались умершие – мы нарочно остановились посмотреть. Как и везде, создается впечатление, что люди перед смертью заснули: у многих «позы зародыша», свернулись калачиками на сиденьях. Нашли рядом три дохлых белки и мертвого ежика. Пропрыгала через пустое шоссе обычная зелено-бурая лягушка – рептилий, как и птиц с насекомыми, зараза не тронула.

Первый большой затор мы увидели на виадуке, пересекавшем «Скандинавию». Крупная авария – столкнулось больше двадцати машин, некоторые сгорели. За ними – грандиозная пробка и снова десятки покойников. В ближайшем поселке по дороге мертвым-мертво, ни души, только полуразложившаяся черная корова валяется возле ограды одного из домов. Много оставленных автомобилей возле дорогих мотелей – в здания мы заглядывать не решились, знали, что там обнаружим.

Чем дальше от Питера – тем чище воздух, Волчку ничего не почудилось. Следов пожаров мы не увидели, обошлось, зато встречались участки с погибшими деревьями: «аномалия» поработала. Когда появился дорожный указатель «Лейпясуо – 3 км», Ваня притормозил и начал выискивать правый поворот.

– Озеро Глубокое, – пояснил он. – Одно из самых крупных в Карелии. По юго-западному берегу – зона отдыха, принадлежащая нефтяной компании «Тюмень-PRO», я там работал на отделке новых коттеджей. Хорошо платили, кстати. У этих жлобов все свое: автономный реактор, система очистки сбросов канализации, фильтрация воды, хотя озеро считается чистейшим… Роскошная деревенька для усталых менеджеров высшего звена, понимаешь? Человек пятьсот вместит. Ага, вот и въезд…

Вывеска светилась голографической эмблемой компании – синим пятиугольным алмазом с наложенными на него буквами «T-PRO», популярный лэйбл, знакомый каждому автомобилисту. Прекрасная асфальтовая дорога уводила в светлый золотистый сосняк.

Через пять минут обнаружился высоченный, метра три, забор красного кирпича. Все как обычно – нетравматичная «отпугивающая» проволока поверху, шарики системы слежения, в которые понапиханы детекторы массы, движения и температуры вместе с видеокамерами. Мышь не проскочит, нефтяные бароны должны быть надежно ограждены от суровой действительности реального мира, по крайней мере в редкие минуты отдыха. Ворота такие, что танком не прошибешь (я легко вообразил себе Полковника, восседающего на башне нашего Т95, намертво застрявшего в переплетении тяжелых кованых прутьев).

– Очень странно, открыто, – проворчал Ваня.

Мы выбрались из машины и попытались ткнуться в дверь домика охраны рядом с воротами. Зашли внутрь и ничуть не удивились, сразу увидев мертвого сотрудника секьюрити в черно-голубой форме. Он скрючился на диванчике, стоявшем рядом с неработающим терминалом службы внешнего слежения, труп был раздувшийся и невыносимо смердящий. На единственном работающем мониторе беспрестанно мигал красный сигнал «АВАРИЙНОЕ ОТКЛЮЧЕНИЕ!».

– Значит, электроника вырубилась и периметр не охраняется, – заключил Волчок. – Это радует. Пошли на территорию, глянем чего как. Заметил, на автостоянке всего пять машин?

– Подает надежды, – согласился я.

Дорожка, выложенная разноцветной плиткой и окруженная кустами желтого шиповника, вывела на маленький пляжик, метров тридцать пять в длину и десять в ширину. Идеальный золотой песок, столбик с указателями – сауна туда, лодочная станция сюда, администрация вот в эту сторону. Озеро действительно оказалось громадным, растянувшимся на много километров. Посередине – остров, напоминающий формой рыбу, подальше – еще несколько маленьких островков, противоположный берег теряется в золотистой дымке, видна лишь темно-зеленая полоска леса.

Пойдешь направо от пляжика – наткнешься на трехэтажные корпуса отеля, построенного в старофинском стиле, побережье слева изрезано мысами, напоминающими миниатюрные фьорды, «английский парк», красивая подделка под дикую природу. Оказывается, у них тут есть собственный музейчик, посвященный Второй мировой, – в этих местах находился второй эшелон знаменитой линии Маннергейма, в сохранившемся с тех времен бункере управляющие элитным санаторием устроили кафе. Вывеска почему-то немецкая: «Zweite Herings» – «Две селедки».

Именно с той стороны до нас донеслась тихая музыка. Ваня привычно сбросил с плеча винтовку и снял ее с предохранителя.

– Живые люди? – поднял бровь Волчок. – Я все больше удивляюсь. Давай потихонечку, вдруг с перепугу начнут палить? Если есть из чего, а оно точно есть – у дохлого охранника в кобуре нет оружия, его кто-то забрал.

Мы были приличными, воспитанными людьми и поэтому на входе очень громко постучались. Стеклянную дверь «Двух селедок» обрамлял покрытый темно-изумрудным мхом бетон древнего бункера.

– Ау! – Ваня рявкнул так, что можно было мертвого разбудить. – Кто там?

Обождав немного, повернулся ко мне:

– Музыкальный автомат, наверное. Но почему он работает, если электричество отключено?

– Считайте, что он на батарейках. – Я вздрогнул, услышав чужой голос. – Вы кто такие?

Перед нами стояла тощая, как щепка, девица с короткой прической, окрашенной в немыслимый фиолетовый цвет.

– Повторяю: кто такие? И чего здесь делаете?

330
{"b":"167180","o":1}