ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Сожалею, но маневр уклонения выполнить невозможно, – сообщил он. – Кроме того, господа, мы превысили допустимую скорость, при которой я могу запустить ракеты перехвата».

– А что делать? – обомлел Казаков. – Слушай, приятель, ты учти – там атомная бомба. И топлива ей хватит, чтобы догнать нас! Осталось шесть минут!

«Мои расчеты показывают, что в момент нахождения в тепловом эпицентре взрыва корабль потеряет все поля защиты. Речь Цезаря прозвучала настоящей издевкой. Лейтенант подумал о том, что никогда не встречал ИР с суицидальным комплексом. Разве только в фантастических романах.

Я же говорил: слушайтесь меня. Вы сами создали себе проблемы. И мне тоже».

– У тебя в закромах обязательно должно быть… – начал Бишоп, но фантом властно простер руку вперед, что, видимо, означало обычное: «Не беспокойтесь, все под контролем».

«Немедленно займите свои места, – процедил Цезарь голосом, в котором утонченно смешались отвращение и презрение. Отличный речевой модулятор, ничего не скажешь. Может передать любую эмоцию. – Мистер Фарелл, передайте управление автопилоту. Я попробую что-нибудь сделать, но предупреждаю: серьезных перегрузок не избежать. Исполняйте».

– Командует тут еще! – неслышно прошептал Казаков, вытягивая ремни безопасности своего кресла и щелкая замками. Он очень надеялся, что вездесущий ИР предупредил остальных. – До старости этот полет не забуду!..

…В общем пространстве Вселенной столь маленькая драма была ничтожна. Разве человек заметит микроскопическую бактерию из грязной канавы, которую пожирают вирусы? Впрочем, по сравнению с одноклеточным организмом сам вирус был лишь ничтожной точкой. Какое дело Галактике Млечный Путь или, например, самодовольной звезде, носящей имя Гамма Феникса, до жалкой молекулы космоса, пускай даже она несет на своей поверхности гордую надпись «Юлий Цезарь»?

В холодном пространстве межзвездного вакуума расплылось ослепительно-белое пятно чистого огня, меняя цвет сначала на голубой и синий, а затем на желтоватый и красный. Во все стороны расползлось световое кольцо, задев мрачновато-насупленный астероид, несколько тысячелетий назад превратившийся в Луну ледяной Сциллы – на огромный каменный обломок это не произвело никакого впечатления. Хлопушка, да и все. Вот если бы Гамма Феникса неожиданно решила покончить с собой, превратившись в сверхновую… Какой бы чудесный, пускай и невероятно опасный фейерверк состоялся!

Спустя двадцать минут «Киото», благополучно переждавший ядерный взрыв на безопасном расстоянии, явился в точку пространства, где сгорел «Юлий Цезарь». Приборы захваченного террористами «Нового джихада» судна отчетливо показали: зарегистрирована только квантовая ударная волна, возникающая в момент неуправляемой ядерной реакции, и больше ничего. Прыжка через световой барьер не было. Следовательно, противник уничтожен.

«Киото» выровнял свое положение в пространстве и направился в сторону атмосферы Сциллы.

Ни капитан пиратского судна, ни один член его экипажа даже предположить не могли, какой неприятный сюрприз ожидает их на поверхности планеты. Впрочем, сейчас все люди, находящиеся на борту «Киото», были живы и по-своему радостны и счастливы.

…В глубоком сугробе, поднимавшемся в двухстах метрах от мертвой американской базы, зарегистрированной в секретных документах под грифом «S-801», неподалеку от снежного горба, укрывшего остов челнока «Гурон», и желтых конструкций, служивших некогда человеческим жильем, под коркой наста, образовавшегося после восхода звезды и начала очередного скучного дня, лежал неприметный металлический цилиндр. На единственном дисплее, размером со спичечный коробок, мерцали красным латинские буквы: ARMED.

Сцилла, на снежных полях которой за последние двадцать тысяч лет не происходило ничего необычного, ждала. Спектакль, сценаристом и режиссером которого являлся бортовой искусственный разум сгинувшего в никуда «Юлия Цезаря», должен был начаться в момент приземления рейдера с японскими опознавательными знаками.

Одинокий Иной, забравшийся в естественный «холодильник» под зданиями базы, проснулся. Его что-то встревожило. Существо обладало тем, что у людей именуется «обостренной интуицией», и очень боялось. Но решило дорого продать свою жизнь.

Все равно Иному было нечего терять.

Часть вторая

«…НО ПАРАЗИТЫ – НИКОГДА!»

Глава двенадцатая

«ТЕПЕРЬ ПОЗВОЛЬТЕ ПАРУ СЛОВ БЕЗ ПРОТОКОЛА»

Из аудиозаписи допроса сотрудника базы S-801 Дугала Мак-Эвана следственной комиссией подкомитета ООН по биологической безопасности, август 2280 года

Председатель подкомитета: «…Мистер Мак-Эван, отвечайте по существу. Комиссии неинтересны ваши захватывающие дух воспоминания».

Свидетель: «Так я и говорю по существу! Повторите вопрос, пожалуйста».

Председатель подкомитета: «Расскажите подробно о том, когда вы прибыли в колонию на планете Сцилла, каковы были ваши служебные обязанности и какие конкретно указания вы получали от руководителей проекта S-801».

Свидетель: «Сэр, прошу вас проявить ко мне снисхождение. Перед вами жертва собственной жадности. Хотя я никогда ни перед кем не скрывал, что моими лучшими друзьями являются президенты Америки Франклин, Грант и Джексон. Или Его величество Ричард, изображенный на тысячефунтовых бумажках… Как я считаю, чем больше у человека друзей – тем лучше. Собственно, с этого все и началось…»

Председатель подкомитета: «Мистер Мак-Эван, я повторно предлагаю вам не отвлекаться на частности. Отвечайте на заданный вопрос!»

Свидетель: «Чего вы меня дергаете? Рассказываю как умею. Так вот, по молодости я работал во многих фирмах, был даже заместителем начальника отдела в „Майкрософте" у Гейтсов, но меня оттуда… Неважно. В конце концов, люди, нормально общающиеся с компьютерами, требуются не только Гейтсу Восьмому, который по сравнению со своим предком – основателем концерна – полное ничтожество. Это можно не заносить в протокол слушаний, но я так считаю. Потом работал с мелкими дилерами на Лондонской фондовой бирже…»

Председатель подкомитета: «Комиссии известна эта сторона вашей деятельности, мистер Мак-Эван. Четыре года назад вы были осуждены окружным судом Вест-Энда за махинации в финансовой сфере, связанные с подлогом файлов. Продолжайте».

Свидетель: «…Когда меня выпустили под залог, завербовался в частную фирму, проводящую работы в космосе. Еще через год ушел – платили мало. Случайно попал в одну из контор „WY"…»

Председатель подкомитета: «Об этом подробнее, пожалуйста».

Свидетель: «Ну как получилось… Я не хотел искать работу в Америке, думал остаться в старушке Европе. И тут объявляются приличные джентльмены, говорят, что им нужен специалист именно в области компьютерной обработки звуковых сигналов, и кладут на стол чек. Пятьдесят тысяч долларов – не шутка, сами понимаете, сэр. И годовое жалованье в два раза больше. Ради таких денег можно с легкостью подписать контракт на пять лет и дать подписку о неразглашении. Мне объяснили, что это жутко секретный проект, если однажды открою рот – будут неприятности»

Председатель подкомитета: «Нанявшие вас сотрудники „WY" вам угрожали?»

Свидетель: «Скорее, намекали и предупреждали. Я не придавал этому особого внимания, благо уже сталкивался с подобным. Я имею в виду, с закрытыми исследованиями. Ну и вот, джентльмены говорят: „Вот чек, вот билет до станции „Форпост-2“ на Проксиме Центавра, там вас встретят и отвезут на место". Конечно, я не стал отказываться. Полмиллиона долларов за пять лет работы, не облагаемые налогом премии… Этого бы мне хватило на всю жизнь. Да, признаюсь, купили с потрохами. Я спросил: „Куда едем?" Мне порекомендовали не задавать вопросов и сказали, что сам все увижу. Мол, отдаленная колония, райский уголок, а работа интересная».

58
{"b":"167180","o":1}