ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

924. Г. А. Потемкин — Екатерине II

[Февраль-март 1789]

Когда буду иметь случай объясниться, Вы увидите, что я с Вами одно мыслю1. Истолкование все сгладит.

Таблицы ордеров баталий морских и сухопутных скоро поспеют для Финляндии. Тут Вы яснее все увидите.

Армию Кавказскую с Кубанской препоручить в попечение начальнику, кого из старших генералов избрать изволите2, с тем, чтоб он получил и на продовольствие особо, а зависел бы от меня только в операциях, куда их обращать по главным предположениям. А то истинно мне подробность тамошняя невмочь. Моя матушка родная, я право Вас люблю, как душу. Не гневайся на меня.

О хлебе и об артиллерии осадной нужно приказание.

Я теперь с Спренгпортеном. О сем говоря, он мне записывает родню Г[рафа] Ферзена, которая в армии в разных чинах. То же и других арестованных3. Денег на всякий случай тысячу червоных дать Спренгпорт[ену] и две — Пушкину для нужного употребления, из которых Гинзелю теперь тысячу4. По переговоре сем увидеть можно, куда клонится дело, и тут уже живо вести, не жалевши.

Матушка родная, Бог нам всегда являет неожидаемые способы. Может быть и тут Его милость скажется.

Рек у меня, когда прикажете ему предстать.

925. Г. А. Потемкин — Екатерине II

[После 3 марта 1789]

Я, матушка, никак не могу ориентироваться, не знав расположения войск Графа Румянцева. У Графа Безбородки нет его репортиции. Где ж мне взять. А я крайне озабочен теперь о той части и пишу ордера.

926. Г. А. Потемкин — Екатерине II

[До 21 марта 1789]

Потребно во флот Черноморский и флотилию тамошнюю 120 мичманов. Я всеподданнейше прошу в сие число указать из Кадетского морского корпуса определить гардемаринов, кои одну кампанию зделали. Их за укомплектованием флота здешнего остается до 80-и человек.

О бывшем флота капитане Баранове подношу здесь мнение1, из которого Ваше Императорское Величество усмотреть изволите не столь большое преступление или, можно сказать, всю справедливость. Он человек, отлично знающий морское дело. Повелите, Всемилостивейшая Государыня, мне подать ему случай на счет жизни доказать противное теперешнему об нем заключению.

Учителя с помощником от корпуса Кадетского для обучения навигации.

927. Екатерина II — Г. А. Потемкину

[Март-апрель 1789]

При первом случае при прочтении проекта о мещанах встречаются вопросы1. Первый: когда мещане обращены будут вне их города, кто будет по городам отправлять ремеслы? Второе: в случае переселения их — города не останутся ли пусты, а дома без жителей?

Буде же бы оне были на первый случай вооружены в своих городах, тогда могли иметь по своим местам стражу и отправлять свои ремеслы, а военная стража могла обратиться, куда нужда потребовала.

У меня в городовом положении2 сказано, что мещане, растроговавшись, могут переходить и записаться в купеческие гильдии по капиталам.

928. Г. А. Потемкин — Екатерине II

[Март-апрель 1789]

Первое мое представление о ямщиках и мещанах, из армии присланное, было по узнании из опыта, сколь нужно на границах иметь поселян военных, которые их бы защищали вместо того, чтоб требовать себе защиты. Сие тем еще нужнее в нашем Государстве, что обширность пределов не позволяет всюду поспеть с войсками на помощь, что армия национальная необходимо требует умножения милиции, ибо нет здесь такого роду людей, коих бы можно вербовать на случай войны. Умножать же войски на щот рекрутских наборов — Государству вредно, понеже им оно изнуряется, и хлебопашество терпит еще больше, потому что солдат служит безсрочно и, следовательно, умирает сивильно. Сей пункт стоит уважения.

Армия Вашего Императорского Величества числом велика, но для Государства столь обширного и по соседям — весьма недостаточна. По сим резонам я решился представить об однодворцах вверенных мне губерний, а к тем присовокупить мещан и ямщиков. Первые казаками были уже на штурме Очаковском, где не только что не хуже, сказать, поступали, но и поддержали полк Танбовский, который без них не мог бы устоять.

Теперь донесу на вопросы, которые изволили зделать о ремеслах. Донцы служат, ремеслы отправляют и торгуют, как дома, так и за море. Сверх того мещан в Государстве с лишком триста тысяч, но ежели взять на службу тридцать, останется дома их двести семьдесят. На первый случай вооруженных необходимо послать надлежит на войну, для приобучения, которые после обучат своих товарищей. Можно составить из других и стражу в городе. Сие я разумею в Петербурге и в Москве, в протчих городах ненужно.

В городовом положении сказано о мещанах, но теперь они преобразуются в военный род — честнейший пред их состоянием, в котором, как донцы, ремесленники будут работать, богатея, промышлять торгом, а служба им откроет путь к степеням. Будут из них храбрые люди и генералы, как Федор Петрович Денисов1.

Вашему Величеству сие основание честь принесет в потомстве. Вы Государству дадите запасное войско и всегда готовых хранителей, которые в мирное время никакого содержания не требуют.

Я не спал всю ночь, и когда получил записку, то голова была так тяжела, что не мог тотчас отвечать.

929. Г. А. Потемкин — Екатерине II

[Март-апрель 1789]

К идее той, что Вы имеете о построении Замка в Осиновой Роще, не изволите ли присовокупить следующее.

Я не вижу ни нужды, ни в Вас большой охоты воевать противу зайцев и ворон. Да и во всей Европе предводить собаками многие уже отменили. Егерское сонмище стоит Вам больше, нежели полк карабинерный. Одна канцелярия с конторою за десять тысяч.

Не угодно ли приятное соединить с полезным. Обратить их в конный лейб-егерский корпус, определя им место в Осиновой Роще1. Они тут будут содержать гарнизон Замка, в мирное время стрелять медведей, тетеревей и зайцев, а в военное бить шведов. Умножить число лейб-егерей из недостаточных дворян, коих много.

Обер-егермейстер2 может быть шеф всех егерей и тогда будет он обер-егермейстер не по собакам. Из них, то есть из лейб-егерей, формируются мастера для обучения стрельбы и будет тут школа для всех в Армии егерей.

Лугов господских в Осиновой Роще было довольно. Вот и сено для лошадей. Ежели изволите апробовать, то я зделаю проект штата.

Дом тогда, что строится на царскосельской дороге, может обращен быть на иное употребление.

930. Г. А. Потемкин — Екатерине II

[Март-апрель 1789]

Я, матушка, стороною услышал, что в Ревеле люди расположены тесно, отчего делается болезнь ипидемическая и много умирает солдат и матрозов. Прикажите разставить до лагерного по деревням просторнее.

931. Г. А. Потемкин — Екатерине II

[Март — апрель 1789]

Ежели, матушка, позволите, я бы послал весьма проворного курьера за Денисовым, чтоб он сам сюда приехал. Крайне нужно расспросить, как они держат свои передовые посты: обвещательные ли они или твердые? об образе их защиты и как сражаются? Из сего можно много предположить для переду.

932. Г. А. Потемкин — Екатерине II

[Апрель 1789]

Матушка моя родная, Князь Давыдов, Генерал-Майор1, бывший в Тамбове губернатором, отставлен по ссоре с Романом Ларионовичем2, может быть, первый у нас, да из лучших и везде пиротехников. Был он командир в Преображенском полку бомбардирской роты и его ученики делали фейерверк прекрасный, что изволили видеть в Карасу-Базаре3. Он выдумал пули для обыкновенных ружей зажигательные, коих и бабушке сего француза придумать не удастся. Я их пробовал при себе; у меня уже готова записка4, чтоб по его желанию дать мне его на употребление. Я уверен, что и брандскугели сильнее он зделает.

101
{"b":"167184","o":1}