ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

491. Г.А. Потемкин — Екатерине II

После 13.IV. 1777

Автограф. РГАДА. Ф. 5. Д. 85. Ч. 1. Л. 279.

Публикация — ВИ, 1989, № 10. С. 115.

Императрица была у Святого Причастия 13.IV. Потемкин (согласно КФЖ) появляется только 17-го. Возможно, он приехал днем раньше на Пасху.

492. Екатерина II — Г.А. Потемкину

После 17.IV.1777

Автограф. ГА РФ. Ф. 728. Оп. 1. Д. 416. Л. 48.

Публикуется впервые.

Полуторамесячное отсутствие Потемкина, очевидно, оживило его врагов (по отзывам дипломатов в это время против него были Панин и Орловы). Потемкин упомянул о «плутнях», но не назвал имен. Екатерина принимает меры, посылая Бецкого и Остермана «говорить» Панину.

1 Остерман Иван Андреевич (1725–1811) — граф, вице-канцлер, действительный тайный советник. Сын знаменитого дельца и дипломата, выдвинувшегося еще при Петре Великом А.И. Остермана, выходца из Вестфалии. Остерман-сын более 10 лет провел с Стокгольме в качестве чрезвычайного посланника. В 1774 г. при поддержке Потемкина назначен вице-канцлером. Самостоятельной роли ни при Панине, ни после его отставки в 1781 г. не играл, выполняя представительские функции.

493. Екатерина II — Г.А. Потемкину

После 17.IV. 1777

Автограф. РГАДА. Ф. 1. Оп. 1/1. Д. 54. Л. 40.

Публикация — ВИ, 1989, № 8. С. 110.

Скорее всего речь идет о секунд-майоре и кавалере Гейкине Григории Ивановиче (ум. в 1784). Я.Л. Барсков предположил, что это барон Гейкинг Христофор Иванович. Но последний в 1777 г. уже имел чин генерал-майора.

494. Екатерина II — Г.А. Потемкину

Конец IV. 1777

Автограф. РГАДА. Ф. 1. Оп. 1/1. Д. 54. Л. 88.

Публикация — ВИ, 1989, № 8. С. 120.

10. III.1777 Шагин-Гирей высадился в Крыму. Генерал-поручик Суворов одними маневрами своих войск под Бахчисараем рассеял толпы сторонников турецкого ставленника Девлет-Гирея. 23.III Диван в Бахчисарае признал ханом Шагин-Гирея. Его соперник бежал из Крыма на турецком судне. Князь Прозоровский вместе с депешами, очевидно, прислал восточный убор, который Екатерина решила поместить в китайских домиках в Ораниенбауме.

495. Екатерина II — Г.А. Потемкину

До 14.V.1777

Автограф. РГАДА. Ф. 5. Д. 85. Ч. 1. Л. 296.

Публикация — ВИ, 1989, № 12. С. 107.

Уже в мае 1777 английский поверенный в делах Оак писал в Лондон о немилости императрицы к Завадовскому и о подлинном влиянии на нее Потемкина. Завадовский показан в КФЖ по 17.V.1777. Очевидно, в один из дней, когда дежурным генерал-адъютантом был князь Г.Г. Орлов (14.V его сменил Потемкин) произошло объяснение Екатерины с Завадовским (см. письмо № 496). Сохранилась ее записочка отставленному фавориту, в которой говорилось: «Мне Князь Ор[лов] сказал, что желаешь ехать, и на сие я соглашаюсь. Не отвечала я тогда, когда ты не принимал никакие резоны, и я опасалась, что занеможешь, и признаюсь, что мне сие досадно было. После обеда, буде будешь кушать, я могу с тобою увидеться. Впрочем, быть уверен, что не отнимаю от тебя ни дружба, ни доверенность, ни благоволения» (РИЖ. 1918. № 5. С. 257).

496. Екатерина II — Г.А. Потемкину

До 14. V. 1777

Автограф. РГАДА. Ф. 1. Оп. 1/1. Д. 54. Л. 96.

Публикация — ВИ, 1989, № 8. С. 123.

Екатерина описывает последнюю беседу с Завадовским. Отставленный фаворит показан в КФЖ 14–16.V и 2.VI. 8.VI.1777 он покидает Петербург и едет в Малороссию, в свое имение Ляличи. Официально ему был дан отпуск на 3 месяца, а в утешение — 4 тысячи душ. Граф К.Г. Разумовский, которого Завадовский выбрал в посредники, появился в столице лишь в августе 1778. После пятницы 2.VI.1777 императрица написала Завадовскому любопытное письмо. «Письмо твое и с приложениями я получила в пятнице. За уверения о верности и привязанности благодарствую… Быть уверен, что навсегда отменно к тебе пребуду расположена. О приезде твоем предаю в вашей воле. Наипаче же успокой свой дух и быть здоров и весел, и я советую следовать совету С.Р. В[оронцова] переводить Тациту или же упражняться Российской историею… Дабы Кн[язь] Гр[игорий] Ал[ександрович] был с тобою по прежнему, о сем приложить старание нетрудно, но сам способствуй; двоякость же в том не пребудет; напротиву того — приближатся умы, обо мне единого понятия и тем самым ближе друг к другу находящиеся, нежели сами понимают. Зависть и клевета, равно, как и гонения, привыкла держать в оковы. Итак, быть спокоен. Обещанный перстень пришлю; о сем уже И.И. Б[ецкому] приказано. Впрочем, дом твой обще с тобою в память и защищение мое пребывают и пребывать будут» (РИЖ. 1918. № 5. С. 257).

497. Екатерина II — Г.А. Потемкину

22. V. 1777

Автограф. ГА РФ. Ф. 728. Оп. 1. Д. 416. Л. 51.

Публикуется впервые.

1 Сей час получила известия, что Король Шведский вчерашний день хотел выехать из Стокгольма… намерен здесь очутиться чрез две, а не позднее трех недель, то есть неделя после Троицына дня. — Король Швеции Густав III (1746–1792) по отцу приходился двоюродным братом Екатерине, по матери — племянником Фридриху Великому. На престол вступил в 1771. Вскоре произвел государственный переворот (при активной роли французской дипломатии), укрепил свою личную власть и резко ослабил права сейма. Во время первой русско-турецкой войны занимал враждебную позицию по отношению к России. Во время второй — вероломно объявил войну и начал боевые действия в непосредственной близости от столицы империи. Потерпев ряд поражений на суше и на море, король, проявивший личную храбрость в сражениях, пошел на мир с Екатериной, несмотря на давление Пруссии и Англии. Вскоре сделался союзником российской императрицы и предлагал ей покончить с гидрой революции во Франции. Был смертельно ранен на дворцовом маскараде в 1792. Романтичный король, страстный поклонник античности, живописи и театра, вечно нуждался в деньгах и легко переходил на сторону тех дворов, которые давали ему субсидии. Екатерина иронично относилась к королю, называя его в письмах «братцем Гу».

2 Хочет во всем быть на равном поведении и ноге, как Император ныне во Франции. — Император Священной Римской империи Иосиф II (1741–1790) в 1777 г. посетил Францию под именем графа Фалькенштейна. Европейские газеты много писали о скромности императора, осматривавшего достопримечательные места без свиты и подчинявшегося правилам для обычных посетителей. Густав III, подражая императору, прибыл в Петербург под именем графа Готландского и старался обходиться без условностей придворного этикета.

3 Шеффер Ульрик (1716–1790) — граф, первый королевский министр (министр иностранных дел).

4 Нолькен Иохан Фредрик (1737–1809) — барон, чрезвычайный посланник в Петербурге с 1773 по 1788. Аудиенция Нолькену была дана императрицей в четверг 1.VI. 1777 в Царском Селе.

5 Отдайте Сенюше приложенное письмецо. — Сенюшей Екатерина называет Зорича Семена Гавриловича (1745–1799), которого Потемкин, бывший шефом лейб-гусар и лейб-казаков (конвоя императрицы), просил себе в помощники, ссылаясь на свою занятость. «Теперь, усмотря способность и достоинство состоящего в гусарских полках премиер-маиора и кавалера Зорина, всеподданнейше прошу об определении его к помянутой должности, пожаловав ему такую степень, какую Ваше Императорское Величество за благо признать изволите», — писал Потемкин 27.V.1777. На этом представлении имеется резолюция: «Определить с чином подполковника. Екатерина» (АВПРИ. Ф. 2. Оп. 2/8а. Д. 20. Л. 94). Зорин происходил из семьи сербов, перешедших на русскую службу. В одном из боев, весь израненный Зорич, окруженный турками, назвался графом, что спасло ему жизнь. «Знатного пленника» отослали в Константинополь. Когда обман раскрылся, гусару пришлось провести 4 года в заключении. По возвращении из плена был награжден Георгием 4-ой степени. Потемкин знал его со времени войны. В 1776 г. Зорич в смелом (если не сказать, дерзком) письме просил главу Военной коллегии уравнять себя в чинах с офицерами, ставшими подполковниками за то время, которое он был вынужден провести в плену (РГВИА. Ф. 52. Оп. 1. Д. 54. Ч. 3. Л. 112). Желая заменить Завадовского своим человеком, Потемкин представил Екатерине Зорина до его официального появления при дворе. Вскоре Зорич был осыпан наградами и чинами, но его фавор длился всего лишь 11 месяцев. Возомнивший о себе фаворит бросил вызов Потемкину и немедленно получил отставку. Жил большей частью за границей и в своем богатом имении Шклов в Белоруссии. Оказался замешанным в дело о фальшивых ассигнациях, которые изготовлялись в его имении авантюристами братьями Занович (см. письмо № 647 и примеч. к нему). «Можно сказать, две души имел, — отозвалась о Зорине Екатерина. — Любил доброе, но делал худое, был храбр в деле с неприятелем, но лично — трус».

192
{"b":"167184","o":1}