ЛитМир - Электронная Библиотека

Этот вопрос Гарри задал не из праздного любопытства: с подобной проблемой сталкивался каждый коп в южной части Калифорнии. Мексика не выдавала Соединенным Штатам своих граждан даже за преступления, совершенные на их территории, наказывая уголовников в соответствии со своими законами. Вместе с тем все прекрасно знали, что для крупнейших наркобаронов страны заключение превращалось в подобие отдыха в шикарном отеле. Женщины, напитки, наркотики и прочее – все было доступно, только плати, и они платили щедро. Рассказывали, что один осужденный кокаиновый король, отбывавший наказание в тюрьме города Хуареса, почти открыто – и без ограничений – пользовался кабинетом и квартирой начальника тюрьмы, заплатив ему за эту привилегию сто тысяч долларов – почти в четыре раза больше, чем тот зарабатывал в год. Сейчас, правда, начальник тюрьмы сам превратился в заключенного.

– Я понял, что ты имеешь в виду, – важно кивнул Корво. – Но не волнуйся, это мы предусмотрели. Думай только о том, как сберечь две задницы – свою и партнера. Следи за ним внимательно и в случае чего прикрывай. А сейчас сходи хлебни кофе, ночка предстоит долгая.

Босх вернулся к Агильо, и они отправились туда, где на широкой скамье пыхтела кофеварка. Оба приветливо кивнули собравшимся там агентам, но им мало кто ответил. И Босх, и мексиканец были здесь гостями – их пригласили из вежливости, но радости никто не испытывал.

Гарри, все замечавший, первым разглядел в глубине ангара несколько комнат с открытыми дверями. Внутри, на стульях и скамьях, сидели люди в защитной форме и молча пили горячий кофе.

– Милиция, – пояснил Агильо, перехватив вопросительный взгляд Босха. – Из Мехико-Сити. Неужели АКН не доверяет ни одному копу в Мехикали?

– Ты будешь первым.

После кофе Босх закурил сигарету и еще раз оглядел помещение изнутри.

– Ну, что скажешь? – спросил он у Агильо.

– Скажу, что Эль-Папу ждет неприятное пробуждение.

– Похоже на то.

Они отошли от скамьи, чтобы дать и другим воспользоваться кофеваркой, и стали смотреть, как готовят снаряжение коммандос из ОБСО. Здесь же Босх заметил и Рамоса. Тот вынырнул из-за вертолетов вместе с дюжиной крепких мужчин в мешковатых, словно безразмерных, комбинезонах. Лишь когда они приблизились, Гарри увидел, что под комбинезонами у всех пожарные костюмы из несгораемого «номекса»[12]. Некоторые бойцы размазывали вокруг глаз гуталин и натягивали на лица черные лыжные маски. Им явно не терпелось поскорее подняться в воздух и приступить к делу. Гарри почти физически ощущал исходящий от них запах адреналина.

В этой группе ОБСО было двенадцать человек. На глазах Босха они вскрыли черные деревянные ящики и начали выгружать оттуда необходимое вооружение. Гарри увидел кевларовые бронежилеты, армированные шлемы и шумовые гранаты. На бедре у одного из коммандос висел в кобуре девятимиллиметровый пистолет «ЗИГ-226» с удлиненным магазином на пятнадцать патронов, но Босх понял, что это просто страховка, поскольку из ближайшего к нему ящика торчал длинный винтовочный ствол.

Перехватив его взгляд, Рамос наклонился и вытащил оружие. По лицу его расползалась плотоядная улыбка.

– Мы специально выписали эти игрушки, – пояснил он, хотя Гарри ни о чем его не спрашивал. – «Кольт» выпускает их специально для АКН. Называется «РО-636» – бесшумная модификация стандартной девятой модели. В ней используются пули со срезанной головкой весом девять с половиной граммов и дозвуковой начальной скоростью. Знаешь, на что способна одна такая дура? Она прошьет трех человек насквозь и только потом начнет замедляться! Кроме того, эта машинка снабжена встроенным глушителем. Это значит, что не видно никакой вспышки и раскаленные газы не выбрасываются наружу. Например, там, где скапливаются газ или пары бензина, дульное пламя подожжет их, и тогда – бум! – ты приземляешься в двух кварталах от того места, которое тебе нужно. Но только не с этой штукой. Прекрасная вещь. Как жаль, что сегодня мне не придется идти в бой с таким замечательным аппаратиком в руках.

Рамос нежно прижимал винтовку к груди, как молодая мать своего первенца.

– Ты был во Вьетнаме, я угадал? – спросил он. Босх кивнул. – Я всегда угадываю. Что-то такое в вас есть, поэтому я редко ошибаюсь. – Рамос вздохнул и вернул винтовку в ящик. Странная улыбка все еще блуждала по его лицу. – Для Вьетнама я был слишком молод, а для Ирака оказался слишком стар. Что поделать, такая судьба…

Инструктаж начался около половины одиннадцатого. Рамос и Корво собрали всех агентов и офицеров мексиканской милиции; к ним присоединились Босх и Агильо. Они стояли перед доской объявлений, к которой была прикреплена увеличенная копия сделанной с воздуха фотографии ранчо Зорилло. Гарри удивило, что значительная часть земель на ранчо не использовалась. Очевидно, Эль-Папа чувствовал себя в большей безопасности на открытой местности. К западу от его собственности вздымались горы Кукапа, служившие естественной границей ранчо; с других направлений Зорилло создал на подступах к ранчо что-то вроде буферных зон.

Корво и Рамос встали по обе стороны от доски, и последний взял слово. Используя метровой длины линейку, он очертил границы ранчо и указал расположение, как он выразился, «населенного пункта», включавшего асиенду, хозяйственные постройки и примыкающее к ним строение бункерного типа. Затем Рамос отметил скотоводческие корали, стойла и коровник, вытянувшиеся параллельно шоссе Валь-Верде примерно в миле от жилых домов и находившиеся напротив «Энвиро брид».

Далее на доске появился новый снимок, запечатлевший во всех подробностях примерно одну четвертую часть территории поместья, а именно участок между асиендой и королями. Он включал и площадку «Энвиро брид». Увеличение было таким сильным, что Босх разглядел крошечные фигурки людей на крыше здания-бункера. На расчищенном участке позади строений виднелись черные пятнышки, хорошо заметные на фоне светло-коричневой земли и зеленой травы. Это были быки, и Босх задумался, который из них Эль-Темблар. Потом он услышал, что один из мексиканцев переводит для своих товарищей все, о чем говорится на инструктаже, и стал внимательно слушать.

– О'кей, – сказал Рамос. – Этим фотографиям без малого тридцать часов. Кроме того, мы попросили НАСА полетать над ранчо на «Ю-34» и сделать для нас еще кое-какую работу. По нашему запросу Национальное аэрокосмическое управление проверило территорию на предмет теплового резонанса, и вот что у них получилось. Красные пятна, которые вы видите, – это самые сильные источники тепла на равнине. – С этими словами Рамос прикрепил на стенд еще один снимок, обработанный на компьютере. На зеленовато-голубом фоне фотографии отчетливо выделялись красные прямоугольники домов; вокруг них были разбросаны совсем мелкие и не такие яркие пятнышки. Босх решил, что это, наверное, быки на выпасе. – Эти фотографии сделаны вчера в то же самое время, – пояснил Рамос. – Сравнивая графическое изображение, сделанное компьютером, и живой снимок, мы обнаружили кое-какие отклонения. На первый взгляд они необъяснимы. Прямоугольники, излучающие так много тепла, несомненно дома, а большая часть пятен поменьше – быки. – Чтобы пояснить свою мысль, Рамос несколько раз ткнул линейкой то в один, то в другой снимок, и Босх наконец сообразил, что красных пятен на компьютерной разработке гораздо больше, чем быков на фотографии. – На схеме мы специально пометили точки, которые при взгляде на снимок оказываются вовсе не животными. На самом деле это кормушки…

С помощью Корво Рамос повесил на доску еще две сильно увеличенные фотографии. На одной Босх ясно различил жестяную крышу небольшого навеса, а рядом с ним черного бычка-двухлетку. На соответствующем снимке, сделанном в инфракрасных лучах, ярко-красными были и животное, и навес.

– По конструкции это легкие навесы, предназначенные для того, чтобы защищать от дождя сено, то есть корм для скота, – говорил Рамос. – По свидетельству специалистов НАСА, они могут испускать остаточное тепло, отражающееся и на резонансных фото, однако, по их единодушному мнению, инфракрасное излучение не бывает таким интенсивным. Следовательно, мы имеем дело с хитроумной маскировкой. Это скорее всего выводные отверстия вентиляционных шахт, связанные с подземными лабораториями. Судя по всему, в жилых зданиях есть ход в подземелье. – Он сделал небольшую паузу, но никто не перебил его вопросом, и Рамос продолжил: – Мы располагаем также достоверными сведениями, полученными из конфиденциального источника, что под землей находится система тоннелей. В первую очередь нас интересует подземный ход, вероятно, соединяющий вот этот скотоводческий комплекс с частным предприятием «Энвиро брид» за пределами ранчо. По нашим предположениям, именно он позволил Зорилло временно уйти из-под наружного наблюдения. Кроме того, этот тоннель скорее всего используется и для перемещения готового продукта из лабораторий Эль-Папы на территорию упомянутого частного предприятия для последующей его отправки через границу.

вернуться

12

«Номекс» – торговая марка легкого, жаростойкого нейлонового волокна, из которого изготавливаются костюмы для пожарных, астронавтов, обивка самолетов и пр.

76
{"b":"167185","o":1}