ЛитМир - Электронная Библиотека

Никакого ответа.

После этого стрельба прекратилась довольно быстро. Гвардия Зорилло сложила оружие, сообразив, что шансы уцелеть в длительной перестрелке слишком ничтожны.

– Крыша, я Земля-1, – донес эфир голос Рамоса. – Давайте ваш свет.

Босх заметил, что он говорил почти нормально. Очевидно, агент снова обрел уверенность в себе и в исходе дела.

Из брюха «Рыси» ударили три мощных прожектора, осветив землю внизу. Из бункера по одному выходили люди со сцепленными на затылке руками и сразу попадали в объятия милиции. Босх увидел, как человек в черном выволок из бункера тело и бросил его на землю у входа.

– Мы закончили, – доложил Рамос.

Корво показал пилоту опущенный вниз большой палец, вертолет начал снижаться, и Гарри почувствовал, как напряжение понемногу оставляет его. Через тридцать секунд «Рысь» встала на грунт рядом с другим вертолетом.

На площадке перед бункером пленники один за другим опускались на колени, а милиционеры застегивали у них на запястьях одноразовые пластиковые наручники. Несколько мексиканцев стаскивали в кучу брошенное оружие. Здесь оказались пара «узи» и несколько «АК-47», но в основном солдаты Эль-Папы были вооружены дробовиками и винтовками «М-16». Рамос стоял возле милицейского капитана, прижимавшего к уху рацию.

Среди пленников Босх не заметил ни одного знакомого лица. Оставив Агильо, он приблизился к Рамосу.

– Где же Зорилло?

Рамос молча отмахнулся от него. Он смотрел на капитана, и Босх подошел еще ближе. Мексиканец выслушал доклад, посмотрел на Рамоса и коротко сказал:

– Nada[13].

– На «Энвиро брид» все тихо, – пояснил Рамос, полуобернувшись к Гарри. – С тех пор как наши люди спустились в лаборатории, там никто не показывался. Милиция продолжает блокировать здание.

Потом Рамос заметил подошедшего Корво и, обратившись к начальнику, тихо добавил:

– У нас неприятности. Одного мы потеряли.

– Мы видели его, – вставил Босх. – Он ехал на джипе на юго-восток. Надо…

Он замолчал, поняв, что имел в виду Рамос.

– Кого? – уточнил Корво.

– Кирта из штурмовой группы. Но это еще только половина апельсина.

Босх деликатно отступил. Этот разговор не предназначался для его ушей.

– Что за черт? – переспросил Корво.

– Пойдем – увидишь.

Оба агента пошли в обход асиенды, и Гарри последовал за ними, держась на почтительном расстоянии. Вдоль задней стены здания тянулась длинная, застеленная ковром веранда с крыльцом. Рамос взбежал по ступенькам и направился к открытой двери черного хода. В трех футах от нее в глубине коридора лежало тело одного из бойцов ОБСО. Маска, завернутая наверх, открывала выпачканное кровью и залитое потом лицо.

Босху показалось, что он видит четыре входных отверстия – две пули попали в шею и две – в верхнюю часть груди прямо над краем бронежилета. Все пули легли очень кучно, все прошли навылет, и лужа крови под телом все еще пополнялась. Глаза и рот агента были открыты. Умер он почти мгновенно.

Босх сразу понял, в чем дело. Агент погиб от своего огня, поскольку убившие его пули явно вылетели из ствола «РО-636», который так нахваливал Рамос. Раны были слишком серьезными; разрушения слишком значительными, да и легли пули слишком близко друг от друга. Они не могли быть выпущены из оружия, сваленного возле бункера.

– Похоже, – негромко объяснял Рамос, – Кирт выбежал из задней двери, услышав стрельбу. Земля-2 был в это время уже под перекрестным огнем, и кто-то из второй группы отреагировал на движение.

– Чтоб вас всех!.. – заорал Корво, наливаясь краской, и добавил уже значительно тише: – Ладно, иди-ка сюда, Рамос.

Они о чем-то зашептались, склонившись друг к другу, так что Босх ни слова не слышал. Однако он догадывался, что предпримут Рамос и Корво, поскольку на карту поставлена карьера.

– Я понял, – сказал Рамос обычным голосом и чуть отступил.

– Вот и отлично, – кивнул Корво. – Когда закончишь, сразу же позвони в Лос-Анджелес, в оперативный отдел. Необходимо, чтобы к нам сюда прибыл офицер по связям с общественностью, и как можно скорее – журналисты слетятся как мухи на мед, и мы должны быть во всеоружии.

– Вот именно.

Корво пошел было внутрь асиенды, но тут же вернулся.

– И еще: держи мексиканцев подальше от этого.

Он имел в виду милицию, и Рамос кивнул. Когда Корво отошел, агент повернулся к Босху, стоявшему в тени под навесом крыльца. Оба поняли друг друга без слов. Журналистам сообщат, что Кирт погиб от выстрелов бандитов Зорилло. Об ошибке кого-то из ОБСО не скажут ни слова.

– Какие проблемы? – осведомился Рамос.

– У меня нет никаких проблем.

– Вот и хорошо. Значит, у нас нет причин для беспокойства, правда, Босх?

Гарри шагнул вперед.

– Где Зорилло, Рамос?

– Его все еще ищут – на ранчо слишком много укромных уголков. В доме Зорилло нет – мы уже проверили асиенду и нашли только троих, но они мертвы и ничего не расскажут. Кстати, твой человек со слезами – убийца копов – тоже здесь.

Гарри молча обошел Рамоса и распростертый на полу труп, стараясь не наступить в кровавую лужу. Взглянув в лицо мертвеца, он увидел, что глаза агента уже остекленели и стали похожи на грязноватые льдышки. Потом Босх двинулся по коридору в глубь асиенды, ориентируясь по звуку голосов, доносившихся из полуоткрытой двери рядом с лестницей, ведущей наверх. За дверью обнаружилось некое подобие рабочего кабинета с большим столом из полированного дерева. Его центральный ящик был выдвинут так далеко, что перекосился. Всю стену за столом занимали книжные полки.

Кроме Корво и одного из агентов АКН, в комнате оказалось два трупа – один валялся на полу рядом с опрокинутым диваном, а второй обмяк в кресле возле единственного в кабинете окна справа.

– Босх, зайди! – пригласил его Корво. – Нам нужно знать твое мнение.

Человек в кресле привлек внимание Босха первым. Дорогая кожаная куртка распахнулась, открывая так и не вынутый из кобуры пистолет. Это был капитан Грена, хотя узнать его с первого взгляда оказалось непросто – пуля, выпущенная с близкого расстояния в правый висок полицейского и вышедшая под левым глазом, уничтожила почти половину лица, а кровь залила плечи и куртку.

Босх отвернулся и посмотрел на второго. Тот вытянулся навзничь на полу, и только одна нога его все еще лежала на спинке опрокинутого дивана. В крови, заливавшей грудь, Босх насчитал не менее пяти пулевых ранений, но лицо осталось неповрежденным, и Гарри сразу заметил три вытатуированных на щеке слезы. Рядом с правой ногой трупа валялся хромированный «кольт» сорок пятого калибра.

Это был Арпис. Именно его Босх видел в баре «По».

– Это твой человек? – спросил Корво.

– Да. Один из них.

– Вот и прекрасно. По крайней мере тебе больше не надо о нем беспокоиться.

– Второй человек – из местной полиции, капитан Грена.

– Знаю. Я только что нашел у него в кармане документы. Кстати, в бумажнике у этого капитана оказалось шесть тысяч долларов. Весьма неплохо, учитывая то, что капитаны судебной полиции зарабатывают в среднем три сотни в неделю. А теперь взгляни вот сюда…

Корво зашел с другой стороны стола, и последовавший за ним Босх увидел, что ковер на полу сдвинут к стене, а под ним вделанный в пол сейф размером с гостиничный холодильник. Толстая стальная дверца оказалась не заперта. Босх потянул на себя лязгнувшее железо и убедился, что внутри сейф пуст.

– Ребята из ОБСО нашли его уже в таком виде. Что скажешь, Босх? Покойники выглядят довольно свежими. Сдается мне, что мы опоздали к финалу представления совсем чуть-чуть.

Босх осмотрелся.

– Трудно сказать. Все это действительно похоже на теплое дружеское прощание бывших партнеров по бизнесу. Может быть, Грена стал слишком жаден и потребовал больше, чем заслуживал. Или сам повел игру с Зорилло, попытался провести его, но Эль-Папа опередил капитана. Я видел Грену на корриде несколько часов назад.

вернуться

13

Нет (исп.).

79
{"b":"167185","o":1}