ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, сэр.

— Понятно, — повторил Боурин, бросил взгляд на опаленные занавески и снова посмотрел на учеников. — Драка в спальне — серьезное происшествие, и я обязан доложить обо всем Регентам. Однако… я думаю, на этот раз мы сможем избежать неприятностей, если вы сумеете найти себе раздельное жилье.

Рэндал кивнул. Он не хуже других знал, что спальный корпус заполнен до отказа.

— Вы хотите сказать — в городе?

— Если нужно — да, — кивнул мастер.

Гаймар самодовольно ухмыльнулся.

— Мой отец уже оплатил проживание в Школе на весь этот год.

Боурин бросил на него укоризненный взгляд.

— Я думал…

— Не волнуйтесь, — перебил Рэндал, не давая Гаймару ответить. — Я сумею найти жилище в городе.

«Ник наверняка знает, где снять комнату, — подумал он. — А если нет, то, может быть, Лиз мне подскажет».

В тот вечер Рэндал не пошел ужинать в трапезную. Вместо этого он направился в плотницкий квартал, туда, где Ник снимал комнату.

— Что это у тебя лицо так вытянулось? — спросил бородатый ученик, едва Рэндал показался на пороге. — Что стряслось?

Рэндал устало опустился на единственный стул.

— Меня выгнали из спального корпуса.

— Выгнали? — удивленно переспросил Ник. — Что же ты натворил?

Рэндал пожал плечами.

— Подрался с Гаймаром.

— Рано или поздно это должно было случиться, — только и сказал Ник. И, помолчав немного, добавил: — Семья Гаймара богата, у них хватит денег, чтобы снять ему комнату в любом уголке Тарнсберга. Почему же выселяться должен ты?

— Потому что драку начал я, — ответил Рэндал. Сейчас ему не хотелось ничего объяснять, даже своему лучшему другу. — Потому я и пришел к тебе — спросить, не знаешь ли ты, где в городе можно найти комнату… дешевую, — добавил он. — Чтобы за нее заплатить, мне придется выполнять мелкие поручения.

Ник бросил на приятеля странный взгляд.

— Если кто-нибудь и сомневается, что ты рано или поздно станешь мастером-волшебником, у тебя появилась возможность разубедить их.

Его тон встревожил Рэндала.

— Что ты хочешь сказать?

— Ничего особенного, — ответил Ник. — Всего лишь то, что завтра утром эта комната будет свободна.

— Что? — Рэндал не поверил своим ушам и повнимательнее оглядел комнатку на чердаке. Погрузившись в собственные тягостные мысли, он не сразу заметил, что Ник разбирал вещи — какие выбросить, а какие оставить. Бесчисленные книги были упакованы в стопки и перевязаны шнурками, вечно раскиданная одежда аккуратно сложена на кровати.

— Не может быть! — поразился Рэндал. — Неужели ты наконец сдался и допустил, чтобы тебя сделали вольным подмастерьем?

— Не совсем, — поправил его Ник. — Вчера вечером я долго беседовал с Джоном Плотником. У него дальний родственник на севере, в Синжестоне, занимается плотницким ремеслом, и ему нужен помощник, которому он, возможно, когда-нибудь оставит свою мастерскую, поскольку ни сыновей, ни племянников у него нет.

Рэндал удивленно посмотрел на товарища.

— И ты хочешь стать учеником плотника?

— Гораздо лучше, — ответил Ник. — Старый Джон подал в Гильдию запрос, чтобы меня признали подмастерьем. Он сказал, что, время от времени помогая ему, я научился большему, чем обыкновенные ученики за весь срок обучения.

— Но… ты же столько лет изучал магию! — недоумевал Рэндал. — Почему же теперь хочешь уйти?

— Хороший плотник всегда найдет себе дело, — пояснил Ник. — А я уже достаточно долго играл в волшебника. Наигрался. Если бы я по-настоящему хотел стать волшебником, давно бы уже отправился в странствие.

Рэндал всмотрелся в лицо друга. Ясно было одно: Ник говорил серьезно.

— Уезжаешь завтра?

— Да, — ответил Ник. — Утром на север отправляется караван торговца солью, и я пойду с ним, если успею собраться вовремя.

— Ну… тогда удачи тебе, — Рэндал старался не выдать грусти. До сих пор он не сознавал, как сильно ему нужны советы Ника, как помогают они ему в каждодневных школьных заботах.

— Не вешай носа, — подбодрил приятеля Ник. — Пойду в «Смеющийся Грифон», скажу Лиз, чтобы оставила лютню себе. Хочешь сходить со мной?

— Пожалуй, нет, — покачал головой Рэндал. Сейчас у него не было настроения веселиться в таверне. — Лучше я тебя здесь подожду, если не возражаешь.

— Правильно, — кивнул Ник. — Погоди, пусть в спальном корпусе все уладится, а потом уже вернешься и заберешь вещи. — Юноша вышел. Его шаги громко простучали по лестнице и стихли вдалеке.

Рэндал остался в спальне и долго разглядывал аккуратные стопки книг по колдовству, разложенные на столе и на полу. Комната никогда не была так чисто прибрана. Он подумал — интересно, что Ник собирается делать с книгами? Наверно, вернет в Школу, как сам Рэндал возвращал одежду, из которой вырос.

«Не понимаю я людей, — с горечью подумал Рэндал и уронил голову на руки. — Вот Гаймар — у него в руках полным-полно магической силы, а что он делает? Играет в огненные шарики. А Ник… Гаймар ему в подметки не годится, а Ник все-таки оставляет магию, чтобы стать простым плотником.

Что же говорить обо мне? Магия — единственная вещь на свете, к которой я стремлюсь, и при этом я не могу даже разжечь свечу».

Но Мэдок говорил, что у него, Рэндала, есть задатки волшебника. А северянин лгать не станет — не для того он взял мальчика с собой в долгое путешествие из Дуна в Тарнсберг, по дороге выучил читать и писать. Он бы не стал тратить столько сил на бесталанного неумеху. Он считал, что мальчику надо дать возможность проявить себя.

«Возможность. Всего лишь призрачный шанс. Одну попытку. Никто не сказал, что когда-нибудь я в самом деле добьюсь успеха. Может быть, я буду биться над учением много лет, даже дольше, чем Ник… а потом мне все равно придется уйти. Пасти овец или заняться еще чем-нибудь».

Эта мысль напугала Рэндала. Ему вдруг невыносимо захотелось узнать — пусть не наверняка, пусть хотя бы получить намек, что его старания не останутся безуспешными. Мальчику вспомнилось видение, которое он различил в магической чаше Мэдока, когда тот прорицал судьбу в Дуне, и сон, пригрезившийся той же ночью.

После этого, припомнилось ему, все казалось таким ясным и понятным. И теперь его разумом медленно завладела еще одна мысль. Поначалу он отгонял ее, но она становилась сильнее и сильнее.

«Может быть, если попытаться еще раз, я сумею добиться большего».

Он подошел к столику, где стояли кувшин и глиняная кружка. Обычно в кувшине у Ника была свежая вода из кухни. Рэндал заглянул внутрь и увидел, что Ник еще не успел опорожнить кувшин, чтобы упаковать его.

«Хорошо», — подумал мальчик и налил немного воды в кружку. Потом поставил кружку на стол и долго смотрел на гладкую поверхность воды. Ученики первого и второго курсов не изучали предсказание будущего с помощью воды и магического кристалла, но Рэндал не раз слышал, как мастера обсуждали этот способ со старшими учениками. И еще он помнил гадание Мэдока в замке Дун.

Для начала ему нужен был какой-нибудь предмет, чтобы сосредоточить на нем внимание. Рэндал покопался в поясной сумке и вытащил кусочек горного хрусталя. Он поднял кристалл над водой, как давным-давно делал Мэдок, и на Древнем Наречии начал читать заклинание.

Медленно, очень медленно воздух на душном чердаке становился прохладнее, вода в кружке потемнела. Наконец в глубине появилось пятно странного цвета — тусклого, уродливого, зеленовато-сероватого, как небо над горизонтом перед грозой. Краска разлилась и заполнила кружку от края до края.

Рэндал различил пустынную равнину, над которой собирались серовато-зеленые облака. Посреди плоской, мертвой земли стоял юноша. Предгрозовой ветер злобно трепал на нем разорванные лохмотья черной ученической накидки.

«Это я», — подумал Рэндал. Как только он узнал себя, на твердой, как железо, земле появилось еще одно зеленое пятно — на этот раз здорового, радостного цвета. Под его ногами из выжженной почвы пробивался тонкий зеленый росток.

13
{"b":"167191","o":1}