ЛитМир - Электронная Библиотека

По спине у Рэндала пробежал холодок. Он бросил взгляд назад и увидел, что за это время лес успел приблизиться еще шагов на семь. Юноша зажмурился и досчитал до пяти. Потом открыл глаза и оглянулся снова. Дорога исчезла совсем. Он стоял в дремучей лесной чащобе.

Внезапный порыв ветра пошевелил верхушки деревьев у него над головой. Зашелестели верхние ветви, но вниз, в пятнистую тень, где стоял Рэндал, не доносилось ни одного дуновения. Юноша посмотрел в ту сторону, откуда налетел неожиданный вихрь, и увидел, что поодаль от остальных растет причудливое, искривленное дерево.

В глубине души у Рэндала возникло странное стремление. Дерево звало его, притягивало к себе помимо его желания. Подходя ближе, он заметил, что дерево действительно необычное. На его скрученных ветвях росли листья сразу трех видов. Приглядевшись, Рэндал понял, что перед ним — целых три дерева, выросших на одном месте. Их стволы перекрутились, ветви сплелись воедино, листья перемешались. Это были дуб, рябина и ясень.

Рэндал обошел вокруг сплетенных стволов и вскоре обнаружил, что не ему одному довелось пройти по этой дороге. На рябиновом стволе виднелись отчетливые следы топора. Тяжелое лезвие проникло глубоко, отколов от ствола крупные куски древесины, но произошло это довольно давно, потому что рана уже начала зарастать свежей корой.

В верхушках деревьев снова зашелестел ветер, и за спиной у Рэндала прозвучал чистый, мелодичный голос.

— Ты сразился со мной в твоем мире. Теперь попробуй сразиться в моем.

Рэндал обернулся. Позади него стоял демон Эрам. В лучах солнечного света, проникавших через густую листву, его фигура отливала чудесной сияющей белизной.

На миг время остановилось. «Какой красавец, — думал Рэндал — Все верно — в своем собственном мире повелитель демонов должен быть ослепительным красавцем». И тут демон бросился на Рэндала, схватил его, и оба рухнули на мягкую лесную подстилку.

Рэндал ударился о землю спиной и полетел дальше, в глубокое темное подземелье. Демон вцепился когтями ему в горло.

«Я сплю! — сказал себе Рэндал. — Это всего лишь сон!»

«Но в снах не бывает больно, — тут же возразил он сам себе, — а сейчас мне больно. Нестерпимо».

Рэндал вызвал яркое пламя и осветил темное подземелье, прибегнув для этого к заклинаниям, каких не произносил уже много месяцев. Загорелся свет — не ослепительная вспышка, а мягкое ровное сияние, и глазам Рэндала предстало зрелище настолько страшное, что он почти пожалел, что не остался в темноте. Демон сидел у него на груди, вцепившись когтями в тело, и грозные белые клыки сверкали возле самого лица юноши.

Лишь боевые навыки, полученные в замке Дун, спасли Рэндала от неминуемой гибели. Демон ринулся в атаку. Еще миг — и его клыки впились бы юному волшебнику в лицо. Рэндал отразил удар левой рукой и что есть силы уперся демону в горло, с трудом сдерживая его. Стоит ему поддаться — и кошмарное чудовище загрызет его на смерть.

«Мне не удержать демона голыми руками, — подумал Рэндал — Надо что-то делать, иначе мне конец».

Он метнул молнию. Ударившись о шкуру демона, она зашипела и рассыпалась огненными брызгами. Эрам рассмеялся — звук был мелодичный, будто звон колокольчика, — и стиснул живот и грудь волшебника острыми, как ножи, когтями.

«Интересно, если умрешь во сне, умрешь ли наяву? И как это происходит в мире демонов?»

Рэндал все еще падал неведомо куда, а Эрам сидел на нем и лязгал зубами. Демон широко разинул пасть; в глубине ее метался и трепетал длинный багровый язык.

«Нельзя, чтобы он укусил меня, — мелькнуло у Рэндала в мозгу. — Если повелитель демонов отведает крови волшебника… кто знает, до какой степени вырастет его мощь!»

Осталось испробовать только одно, последнее, средство. Напрягая все силы, Рэндал вызвал огненный шар — и направил его не на неуязвимое тело повелителя демонов, а на себя самого.

Вспыхнуло пламя, все тело охватила невыносимая боль — куда более жгучая, чем от когтей, разрывающих спину; более острая, чем от лезвия меча, разрезавшего ладонь. Красные языки пламени сменились чернотой, мир померк. Юноша полетел куда-то в пропасть — и проснулся.

Рэндал лежал на кровати в комнате на верхнем этаже башни волшебника Болпеша. В ногах его кровати, на одеяле, скрестив ноги, сидела Лиз и перебирала струны лютни. Она наигрывала нежную, печальную мелодию и тихо напевала:

Собаки его убежали в леса,
А сокол его ловит дичь в небесах.
Дама сердца нашла утешенье с другим,
А мы песней герою хвалу воздадим.

Снаружи, за стенами башни, разгоралась заря. Луч восходящего солнца упал на струны лютни, и они загорелись радостными красновато-золотистыми отблесками. Лиз подняла глаза от инструмента.

— Ага, проснулся, наконец, — сказала она.

— Да, — отозвался Рэндал. — И проголодался как волк. Где остальные?

— Неудивительно, что ты проголодался, — сообщила Лиз. — Ты проспал целые сутки. Уолтер и Болпеш спустились в кухню и завтракают.

Рэндал с трудом приподнялся и сел на край кровати. Все тело болело.

— Расскажи мне, что случилось.

— Помимо того, что ты уже знаешь? — уточнила Лиз. — Честно говоря, я почти ничего не поняла.

— Тогда расскажи, что ты видела.

Лиз отложила лютню.

— Сначала Болпеш положил тебя рядом с Уолтером на эту кровать и пел свои заклинания очень долго, пока не стемнело, и еще много часов потом. Когда село солнце, я зажгла свечи. Пока он пел, Уолтер выглядел все лучше и лучше, а ты — все хуже и хуже. Потом вся вода в ведре, какую я принесла, куда-то исчезла, и Уолтер проснулся. Я помогла ему спуститься по лестнице, одеться, а когда вернулась сюда, Болпеш хлопотал над тобой. Потом он сказал, что тебе стало лучше, и велел накормить тебя, когда проснешься. Пойдем, поищем тебе что-нибудь поесть.

Рэндал встал. От слабости подкашивались колени и кружилась голова; Лиз увидела, что он покачнулся, и поспешила поддержать его. Они вместе спустились по лестнице и вошли на кухню, где с балок под потолком свисали пучки ароматных трав, а в очаге пылал веселый огонь. На полке у очага остывали две свежеиспеченные буханки хлеба, а за большим столом сидел Уолтер, одетый в чистую рубаху. Перед ним стояла большая тарелка с яичницей, и он с аппетитом подкреплялся.

Заметив, что Рэндал вошел в комнату, Уолтер поднял глаза.

— Надо сказать, твоя подруга замечательно готовит.

— Как раз это вам и нужно больше всего, — заметил Болпеш, сидевший возле очага. — Хорошая еда способствует быстрому выздоровлению. А вам обоим нужно поскорее поправиться.

Рэндал сел к столу, Лиз подала ему тарелку с яичницей и кружку молока. Рэндал с жадностью накинулся на еду и несколько минут молча жевал, потом отпил большой глоток молока и отставил кружку.

— Как я рад, что все кончилось, — сказал он. — Совсем недавно мне казалось, нам не выбраться отсюда живыми. Даже этой ночью мои сны были полны бедствий и смерти.

Уолтер поднял глаза от тарелки.

— Тебе опять виделись сны? — озабоченно спросил он. — Надеюсь, они не походили на твой последний кошмар?

— Не знаю, — медленно произнес Рэндал — Сон был очень странным. А иногда мои сны кое-что значат. — Увидев, что Уолтер продолжает смотреть на него с беспокойством, Рэндал рассказал весь свой сон от начала до конца. — Все было как будто на самом деле, — сказал он наконец. — Не понимаю, почему огненный шар, который я метнул в себя, причинил такую боль и все-таки не убил меня.

Болпеш заговорил снова.

— Иногда сон — это всего лишь сон, — молвил он. — Ты не швырял огненный шар, это тебе всего лишь приснилось. Все это время ты тихо и мирно почивал на кровати. Если бы ты в самом деле сражался с демоном, ты не вышел бы из такой схватки без шрамов. А то, что было с тобой, — это всего лишь страшный сон и ничего больше.

«А мастер Мэдок говорил, что у всего на свете есть свое значение», — подумал Рэндал, но решил не заострять на этом внимания. Он с удовольствием доел яичницу с большим ломтем хлеба и выпил прохладное молоко. Насытившись, он почувствовал себя лучше. Такого прилива бодрости и энергии он не ощущал уже несколько месяцев.

20
{"b":"167192","o":1}