ЛитМир - Электронная Библиотека

Незнакомый волшебник упал. В наступившей тишине Рэндал подошел к его распростертому телу и высвободил из безжизненных пальцев кожаный мешок. Потом внезапный прилив энергии покинул Рэндала столь же неожиданно, как и нахлынул, и подмастерье-волшебник рухнул на землю и остался сидеть, склонив голову.

«Прошлой ночью я говорил Лиз, что не знаю, могу ли убить человека магическими средствами, — с горечью подумал он. — А теперь вот убил». Он прижался лбом к коленям и долго сидел, дрожа всем телом даже под теплыми лучами послеполуденного солнца.

Вскоре он услышал шаги и, подняв голову, увидел, что к нему направляются Лиз, Ник и Дагон. Лиз тяжело дышала, оба мужчины были в крови. Все трое опустились около Рэндала прямо на груду щебенки и долго сидели, погрузившись в молчание.

Первым заговорил Дагон.

— Мы победили, — сказал он.

— И что нам делать дальше? — спросил Ник.

— Радоваться тому, что вы живы, — ответил Дагон. — Что может быть лучше, чем простые радости жизни?

Наемник встал и подошел к человеку, отобравшему у него статуэтку. Перевернул тело носком сапога и склонился, чтобы поднять амулет, упавший в пыль.

— Надеюсь, ты успел с толком потратить полученные за меня деньги, — сказал он мертвецу. — Что до меня, то я в награду за мои хлопоты заберу у тебя эту милую вещичку.

Рэндал покачал головой. Во рту стоял противный кислый вкус, руки и ноги дрожали — удар молнии отнял у него слишком много сил.

— Почему слуга Варнарта решил убить нас? — спросил он.

— Потому что покойники не разговаривают, — пояснил Дагон. — Похоже, мастер Варнарт не хотел, чтобы я ходил по свету и рассказывал его маленькую тайну. — Наемник отрывисто рассмеялся. — Интересно, какой прием ждал бы этого малого, когда он вернулся бы домой со статуэткой.

— это не имеет значения, — перебил его Рэндал. — Люди Фесса до сих пор охотятся за статуэткой. А она все еще у нас.

Хотя Рэндал и успел немного отдохнуть, голос его все равно звучал хрипло и надтреснуто. Лиз бросила на него обеспокоенный взгляд.

— Рэнди, ты не ранен?

— Нет. Они меня не тронули.

Ник хмуро покосился на приятеля.

— Меня рубанули мечом, и все равно у меня не такой замученный вид, как у тебя. Что с тобой стряслось?

Рэндал ответил не сразу.

— Я прикоснулся к источнику энергии, — произнес он наконец. — И этот источник оказался отравленным. — Во рту стоял горький вкус желчи. Он сглотнул подступивший к горлу комок и продолжил: — Когда человек умирает от жажды, он готов пить из лужи посреди улицы, хотя от воспоминания об этом у него до конца жизни будет выворачиваться желудок. Со мной случилось нечто вроде этого.

— Надеюсь, у тебя хватит сил ехать верхом, — проворчал Дагон. — Если люди Фесса охотятся за статуэткой, нам надо убраться подальше.

Рэндал выпрямился.

— Я-то могу ехать, — ответил он. — А вот как; насчет тебя с Ником?

Наемник пожал плечами, но этот простой жест заставил его поморщиться от боли.

— Не волнуйся, до ночи не помрем.

— Мы могли бы скакать быстрее, если вы не будете истекать кровью, — сказал Рэндал. — Погодите. Дайте немного отдохнуть, и я попробую вылечить вас обоих.

Заклинания, останавливающие кровь и закрывающие раны, были такими простыми, что их знала каждая деревенская знахарка — такими простыми, что многие волшебники, обучавшиеся в Школе, с презрением отвергали их. Но тем не менее Рэндал обнаружил, что исцеление Дагона и Ника отняло у него последние остатки сил. Закончив лечение, он едва сумел взобраться на спину одной из упряжных лошадей, тянувших повозку Алуреда Плотника.

— Хорошо, — сказал Дагон Нику, когда все четверо сидели верхом. — Поедем в Осней, найдем твой фургон и отправим тебя обратно в Синжестон.

— Договорились, — откликнулся плотник. — Если повезет, я выйду из этой переделки целым и невредимым — отделаюсь всего лишь парой крепких слов от Алуреда за то, что уехал без его ведома.

— Ты и так уже оказал нам куда большую помощь, чем можно ждать даже от самого лучшего друга, — сказал Рэндал. — Жаль, что я не могу остаться в городе еще хоть ненадолго.

Остаток пути они проделали в молчании. Выехав на дорогу, Рэндал заметил на земле свежие следы множества конских копыт — они появились уже после того, как их компания свернула на тропу и направилась к башне. Заметил это не только он один: Дагон, вглядевшись в дорожную пыль, нахмурился, и, чем ближе они подъезжали к Оснею, тем глубже становились морщины на лбу наемника.

На подступах к городу угрюмый наемник обернулся к юноше.

— Скажи, волшебник, почему ты, когда смотрел в свой магический кристалл, не разглядел в нем того, что с нами приключилось?

— Ты спросил меня, нет ли за нами погони, — ответил Рэндал. — Вот это я и старался увидеть. Такая уж штука магический кристалл: в нем можно найти ответ только на те вопросы, какие задашь, а не на те, какие должен был задать вместо них.

— А что именно ты видел? — поинтересовался Ник.

— Желтого кота, — ответил Рэндал. — И птицу, за которой гнался золотистый сокол.

— Это люди Фесса, — кивнул Ник. — Желтые доспехи.

— Так я и подумал, — сказал Рэндал. — Но ты же помнишь, как это бывает — у всего на свете есть два значения. А то и больше. Может быть, кот, поджидающий под гнездом, означает засаду…

— Погоди-ка, — перебил его Ник. — Этот кот — он появился раньше сокола или позже?

— Раньше, — ответил Рэндал. Несмотря на усталость, он обнаружил, что обсуждение доставляет ему удовольствие. В Школе ему доводилось участвовать в десятках таких дискуссий, в которых ученики и мастера рассказывали друг другу о своих снах и видениях и долго выясняли возможное значение каждой подробности.

Он выпрямился, сел поудобнее на лошади Алуреда и продолжил:

— Там была еще одна деталь. Птичье гнездо было разорено… Это может быть моя комната, в которую вломился Брайс, или сокровищница Фесса, куда Брайс тоже проник, или сам Брайс, из которого вытекла жизнь. А может быть, и то, и другое, и третье сразу. И еще кое-что…

— Птицы какие-то, — с глубоким отвращением бросил Дагон. — Коты. Гнезда. За нами охотятся самый могущественный волшебник и самый могущественный военачальник в этой части королевства, а вы сидите и рассказываете друг другу сказки про животных.

— Осторожнее, — перебила его Лиз. — Кто-то идет по дороге.

Глава 5

Ночное бдение

— Не боитесь, — сказал Ник. — Я знаю этого человека. Эй, Свейн, сын Стивена, — громко окликнул он. — Какие новости из Оснея?

Встречный — крестьянин примерно одних лет с Ником, державший в руках накрытую тряпкой корзину, — остановился.

— Новостей целая куча, Ник Уоринер. О тебе говорили на ярмарке.

Дагон злобно сверкнул глазами. На всякий случай — вдруг наемнику вздумается кинуться на ничего не подозревающего крестьянина? — Рэндал сотворил и держал наготове защитное заклинание.

Но Ник не обратил внимания ни на друга, ни на наемника и продолжил весело расспрашивать Свейна:

— Неужели? С чего это вдруг обо мне вспомнили?

Крестьянин понизил голос.

— На ярмарке было видимо-невидимо солдат в желтых мундирах, и все расспрашивали, не приезжал ли в Осней со вчерашнего дня кто-нибудь из большого города. А кто еще сюда мог приехать, если не ты? Они хотели поговорить с тобой, когда ты будешь возвращаться с торгов. Но, кроме того, они еще расспрашивали о трех чужестранцах.

Свейн кивком указал на Рэндала и его спутников.

— Предлагали серебряные монеты за любые сведения двух мальчишках, которые на вид точь-в-точь похожи на этих типов, что едут на твоих лошадях.

— В самом деле? — переспросил Ник. Свейн кивнул.

— Я-то тут в округе никого похожего не встречал, — сказал он, подмигнув.

— Спасибо за новость, — ответил Ник, улыбнувшись в ответ. — Удачного тебе дня.

Крестьянин приподнял шляпу.

— И тебе удачного дня, дружище, — сказал он Нику и прошел мимо четверых всадников. Дагон развернулся в седле, посмотрел долгим взглядом вслед молодому крестьянину и, яростно сверкая глазами, снова обернулся к Нику и Рэндалу.

9
{"b":"167193","o":1}