ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я заплачу за перелет и все остальное, — предложила Барбара. Невзирая на все усилия, ее голос слегка дрожал.

— С лихвой заплатите, — пообещал Адамс. — И начнем сегодня же вечером с краткого визита в казино — этого достаточно, чтобы возбудить всеобщее любопытство. — Магнат отодвинул стул и поднялся.

— Это недальновидно, — заметила Барбара. — Если сейчас вы меня не отпустите, я выполню то, о чем вы просите, а потом напишу обо всем, не упуская ни одной компрометирующей детали. И вы станете всеобщим посмешищем.

Адамс усмехнулся, настроение его явно улучшилось.

— Не я один. Попробуйте напишите, и тогда я объявлю, что вы брошенная любовница, одержимая жаждой мести. Думаю, что в этом случае я не без удовольствия нарушу свое правило никогда не беседовать с прессой. Учитывая случай с Каролиной, как вы думаете, кому поверят газетчики?

Реймонд Адамс вполне способен на такое. Вот это будет сенсация! Никто не поверит ни одному ее слову, если миллионер нарушит обычное молчание и опровергнет версию журналистки. Даже бульварные газеты, где заплатили бы ей за «исповедь» из любви к пикантным подробностям, не поверят, что она говорит правду.

А на карьере можно будет поставить крест. Кому нужна журналистка, утратившая доброе имя?

Выбора у нее действительно нет. Но, может быть, удастся хоть что-то выгадать, если не терять головы.

— Убедили. Останусь и постараюсь сыграть роль как можно лучше…

— Почему-то с самого начала мне показалось, что в конце концов вы станете более покладистой.

— …Если вы дадите мне официальное разрешение написать вашу биографию. Правдивую повесть о вашей жизни, — не переводя дыхания, закончила Барбара.

Опершись руками о стол, Реймонд воззрился на Барбару.

— У вас хватает нахальства ставить мне условия? Вы сыграете роль и, черт вас побери, сыграете ее на высшем уровне. Иначе я обвиню вас в незаконном вторжении в чужой дом, в мошенничестве и воровстве.

— Это гадко! Ничего подобного я не делала! — Хотя надо признать, что она виновна и в незаконном вторжении, а возможно, и в мошенничестве. — Разве я что-то украла?

— Неужели это так важно? Я что-нибудь придумаю.

Конечно, достаточно подложить пару никчемных пустяков ей в сумку. Даже нож и вилка, которыми она ела омлет, сгодятся для того, чтобы завести дело на самозванку: повсюду ее отпечатки пальцев.

Магнат наклонился над Барбарой, твердые ладони легли ей на плечи.

— Забавно, ночью вы заявили, будто я с лихвой отплатил вам за обманутые ожидания, — задумчиво проговорил Адамс как бы себе самому.

— Что же тут забавного?

Адамс зловеще улыбнулся.

— Запомните, Барбара, до настоящей мести дело еще не дошло. Но дойдет — поверьте моему слову.

3

Реймонд Адамс скрылся в спальне, а Барбара осталась неподвижно сидеть в столовой, отрешенно глядя в пространство и ощущая лишь давление его рук на своих плечах. Больше всего на свете бедняжке хотелось сейчас броситься ничком на диван и дать волю слезам. Но именно этого делать не следовало. Распухшие, покрасневшие глаза и очередное саркастическое замечание Адамса — вот и все, к чему приведет ее истерика. И даже если ей удастся убедить этого человека в своей искренности — что, впрочем, маловероятно, — совершенно незачем доставлять ему удовольствие наблюдать ее отчаяние.

Спустя некоторое время в столовую вернулся Уилкинсон, по своему обыкновению неслышно, и принялся убирать со стола.

— Прикажете забрать вашу тарелку, мисс?

Барбара поглядела на омлет, казавшийся таким аппетитным всего полчаса назад.

— Если вас не затруднит. Я уже сыта. Но если остался еще кофе…

— Я немедленно принесу новый кофейник, мисс. — Дворецкий вышел, прежде чем пленница успела сказать, что это, в сущности, неважно. Ей просто надо было чем-нибудь себя занять.

Не прошло и минуты, как Уилкинсон вернулся с дымящимся кофейником и чистым прибором. Наполнив чашку, он кашлянул.

— Как я понимаю, вы пробудете с нами некоторое время, мисс Кэндалл? — В голосе его звучала почтительная вежливость — и только. В первый момент это удивило Барбару, но потом она вспомнила, что Уилкинсон не входит в число посвященных.

Да, она согласилась сыграть для публики — другого выхода все равно нет, — но Адамс ни слова не сказал о том, что она должна дурачить и дворецкого. Тем более, что Уилкинсон наверняка уже сделал собственные выводы — перебранку-то он слышал!

— Вы совершенно правильно поняли, — досадливо поморщилась Барбара, — но как долго продлится мой визит, остается только гадать.

Дворецкий кивнул.

— Могу ли я сделать ваше пребывание здесь более комфортным?

Разве что подсыпав яду в суп боссу, чуть не выпалила Барбара, но тут же прикусила язык. Нечего втягивать в эту и без того малоприятную историю еще и ни в чем не повинного Уилкинсона.

— Да, пожалуйста. Мне нужна отдельная спальня. Я, видите ли, дорожу своим покоем.

К удивлению Барбары, Уилкинсон вдруг слегка порозовел.

— Прошу прощения, мисс, но это и есть ваша спальня.

Барбара нахмурилась. Дворецкий, должно быть, решил, что его хозяин провел с нею ночь по ее приглашению. Интересно, как он расценил тот факт, что оба спали одетыми?

Известно, богачей не очень-то заботит мнение слуг. И Адамса явно не волновала реакция Уилкинсона, когда тот явился их будить. Но Барбара не привыкла к отношениям в высшем обществе, и ей почему-то очень не хотелось вводить в заблуждение такого милого, спокойного человека.

— Прошлой ночью ваш драгоценный мистер Адамс объявил мне, что это его спальня!

Уилкинсон растерялся, но лишь на мгновение.

— Видите ли, он, скорее всего, имел в виду, что весь номер принадлежит ему, как, впрочем, и весь отель, и не совсем точно сформулировал свою мысль…

— Да не выгораживайте вы его. Скажите еще, что ваш мистер Адамс очень любезен и не идет дальше слов. — Иронию скрыть не удалось. — Не установите ли вы мне надежный замок на дверь? И еще, могу я попросить поставить в спальню удобное кресло и хорошую настольную лампу? Вряд ли я буду часто покидать пределы комнаты.

Уилкинсон обрел прежнюю невозмутимость.

— Да, мисс, слушаюсь.

— И еще. Свежие новости для меня — хлеб насущный. Поэтому, если бы мне с утра приносили газету…

— Газету какого-то определенного города или политической партии? Или вы предпочитаете подборку?

— Любую газету, Уилкинсон. То, что подвернется под руку. Одной вполне хватит.

В этот момент она заметила Адамса, тот явно направлялся к выходу. Барбара подняла руку, как школьница, желающая задать вопрос.

— Господин надзиратель! — окликнула она. Адамс пересек столовую и остановился около нее, скрестив на груди руки.

— Вы не в тюрьме, Барбара. Во всяком случае, пока. — Кивком головы он отослал Уилкинсона. Тот мгновенно исчез на кухне.

Барбара мило улыбнулась.

— Вы уж извините мою ошибку. Ситуация несколько нова для меня.

— Вы меня изумляете. Может быть, я еще должен поверить, будто вы никогда не были замешаны в сомнительных сделках? Или вас просто пока не ловили с поличным?

Барбара предпочла пропустить последний выпад мимо ушей.

— Позволено ли вашей узнице… О, простите! Позволено ли будет вашей гостье заглянуть в какой-нибудь шоп, дабы купить необходимые пустяки? Зубную щетку, например…

Магнат в очередной раз оглядел Барбару с головы до ног: бдительный взор подметил, конечно, и мятый воротник блузки, и каждую складку свитера.

— Что у вас в сумке?

— Только книги и кое-какие материалы, которые, надо полагать, вам показались бы криминальными: папки со статьями, над которыми я сейчас работаю. Видите ли, когда я вчера уходила из дома, то никак не думала, что мое отсутствие продлится… Кстати, на какой срок рассчитан ваш гениальный план?

Реймонд улыбнулся краем губ.

— Передайте своему боссу, что вы ушли в долгосрочный отпуск.

— Допустим… Кстати, если вы хотите, чтобы сегодня вечером в казино я выглядела убедительно, то мне нужно что-то кроме джинсов. Что мне надеть? Огненно-алое платье из прозрачной ткани с вырезом до самого пояса? — Выразительным жестом Барбара продемонстрировала глубину предполагаемого декольте.

7
{"b":"167224","o":1}