ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Хотя она хорошо понимала, что младенец был из еврейского рода, Мерит — которая, в конце концов, сама имела предков из Азии — решила усыновить ребенка и назвала его Хапимос, или «отпрыск разлива». Эта длинная форма имени вскоре уступила место простому сокращению «Мос», под которым еврейский царевич Египта был известен большую часть своей долгой жизни. И снова автор/редактор Библии взял это чисто египетское имя и переиначил его на еврейский манер, назвав героя повествования Моше (Моисей), что означает «вынутый (из воды)».

Мальчик рос в двух царских резиденциях XIII династии, где его учили навыкам чтения и письма. Он не только выучил иероглифы и их иератические (курсивные) аналоги, но и стал свободно ориентироваться в lingua franca Древнего мира — аккадском языке, письменную форму которого мы сейчас называем клинописью.

Моисей был прилежным ребенком и достигал успеха во всем, за что он брался. Вскоре он прочитал замечательные дидактические произведения эпохи Среднего Царства — такие истории, как «Моряк, потерпевший кораблекрушение», «Синухе» и «Красноречивый крестьянин», которые произвели на него глубокое впечатление. Но Моисей также проявлял глубокий интерес к недавно распространившимся клинописным табличкам с месопотамскими эпическими произведениями, доставленными ко двору египетского фараона в качестве дипломатических даров от Хаммурапи, царя Вавилона. Юный египетский царевич даже находил время для изучения великого свода законов Хаммурапи, который установил стандарты законодательства для грядущих столетий. Этот документ оказал огромное влияние на Моисея-«законодателя» во время скитаний в глуши, когда он взял на себя задачу составить свод законов и моральный кодекс народа Яхве.

Другим важным аспектом жизни царевича при дворе фараона было обучение навыкам охоты и военного дела. Здесь царевич Моисей тоже достиг совершенства не только в умении обращаться с оружием, но и благодаря своему прирожденному лидерскому таланту. Его детские друзья, которые обучались вместе с ним в военной академии, смотрели на Моисея как на своего вожака. Эта преданность вскоре подверглась суровому испытанию во время продолжительной войны, разразившейся на Черной Земле в конце второго десятилетия жизни юного царевича.

Война с Кушем

Тучи над южной границей Египта начали сгущаться еще несколько лет назад. За крепостями Семна и Кумма, охранявшими второй порог Нила, лежало могущественное африканское царство Куш. Далекие дни «сыновей Хама» канули в тысячелетнее прошлое, и лишь эпоним старшего внука Ноя еще напоминал египетской элите о том, что они со своими южными соседями имеют общих предков. Вожди Куша теперь правили жестоким милитаристским обществом. Когда эти воины-цари умирали, их хоронили в огромных тумулах — круглых курганах из щебня и песка — в кушитской столице Керма, расположенной к северу от большого нильского изгиба Донгола в Судане, но они отправлялись в последний путь не в одиночестве. Сотни слуг сгоняли в длинные ямы, рассекавшие погребальные курганы; затем этих несчастных жертв хоронили заживо рядом с телами их царственных хозяев.

Такие варварские церемонии некогда практиковались додинастическими и раннединастическими правителями Египта. На древнем царском кладбище в Абидосе археологи вскрыли многочисленные могилы ритуальных жертв. Здесь снова обнаруживается явная связь с Месопотамией. В сохранившейся эпической литературе говорится о том, что Гильгамеш сошел в Нижний мир в сопровождении своих жен, слуг и чиновников. Жуткие физические свидетельства таких массовых убийств были обнаружены Леонардом Були в городе Ур, где он проводил свои знаменитые раскопки погребальных ям древних правителей этого могущественного города-государства. Там, глубоко под современной поверхностью Телл-эль-Мукайяра Були и члены его команды обнаружили заключенные в гробницы останки шумерских царей и цариц. Вместе с ними в подземной резиденции находились целые отряды солдат, колесницы, запряженные быками, музыканты и девушки-служанки. Все они, судя по всему, добровольно сошли в могилу, чтобы присоединиться к своим правителям в загробной жизни. Этот жутковатый месопотамский обычай был перенесен на Африканский континент «сыновьями Хама», но только в Куше ритуальное убийство просуществовало до второго тысячелетия до нашей эры.

На раннем этапе правления Неферхотепа египтяне были вынуждены устанавливать торговые связи с югом, поскольку царство в дельте Нила обладало монополией на торговлю с Левантом. Так кушиты снова познакомились со своими могущественными северными соседями. Их отношения процветали, пока египтяне не имели доступа к северной половине государства, но как только контроль над торговыми маршрутами с Левантом попал в руки Ханеферра Себекхотепа IV, торговые связи с югом начали приходить в упадок. На 18 году правления Ханеферра отношения Египта с Кушитским царством почти прекратились. Правитель Куша рассудил, что если Египет больше не желает обменивать свои товары на африканские сокровища, то он захватит земли фараонов силой оружия.

В том году на вершине летнего нильского разлива кушитские корабли поплыли вниз по течению и пересекли границу в Вавате (Нубия). Они легко захватили передовые посты в Семне и Кумме, а затем осадили большую египетскую военную базу в Бухене. После трех месяцев осады гарнизон сдался на милость победителей. Многие погибли, а оборонительные укрепления были отчасти преданы огню. Выжившие египтяне были обращены в рабство или же, дав клятву верности своему новому кушитскому владыке, остались на своих постах. Были обнаружены надписи, свидетельствующие о переходе командира гарнизона в Бухене на сторону бывшего противника.

Сходная участь постигла целый ряд нубийских крепостей по мере того, как армия вторжения неустанно продвигалась к Сиене (Асуану). Ханеферра отправил из Фив крупное войско, которое встретилось с кушитами южнее первого нильского порога. К несчастью для Египта, в армии фараона не было опытных военачальников и она ничего не могла противопоставить закаленному в битвах врагу. Египтяне были частично разгромлены, частично обойдены с фланга, и южные врата Черной Земли открылись перед захватчиками.

Спустя шесть месяцев пал священный город Фивы. Прекрасный храм в Карнаке был разграблен, а жрецов угнали в рабство на юг. Тем не менее кушиты продолжали свой неумолимый марш на север. Средний Египет оказал лишь слабое сопротивление, прежде чем захватчики были временно остановлены к югу от Идж-Тави. Ханеферра Себекхотеп IV со своей царской свитой отступил в Аварис для большей безопасности. Это оказалось предусмотрительным поступком, поскольку в конце года кушиты исполнили великолепный фланговый маневр, отрезавший старую столицу фараонов от северных линий снабжения. Крупный отряд кушитской конницы нанес удар по оазисам Западной пустыни, выдвинулся на север параллельно Нилу и обрушился на город Мемфис, застигнув его врасплох. Вся долина Нила теперь находилась в руках кушитов.

На этом вторжение было остановлено. Долина Нила, которая представляет собой длинную узкую полосу плодородной земли, всегда была сравнительно легкой мишенью для завоевания: армия могла брать одно поселение за другим, не слишком беспокоясь о ширине фронта боевых действий, однако в дельте Нила дела обстояли иначе. Здесь местность была расчленена на клочки суши между рукавами Нила. Их пересечение с востока на запад и обратно было настоящим кошмаром, так как болота и протоки попадались на каждом повороте. Армию легко можно было заманить в ловушку, отрезав пути отступления. Кушитский предводитель и его военачальники решили, что они достигли предела в своих завоеваниях и, укрепив свое положение на стыке долины и дельты Нила, приступили к усиленному разграблению и опустошению городов и храмов Верхнего Египта.

Тем временем фараон Себекхотеп и его военачальники прятались в Аварисе, опасаясь атаковать кушитов, засевших в Мемфисе. Казалось, не осталось никого, кто мог бы вселить уверенность в деморализованную египетскую армию.

47
{"b":"167225","o":1}