ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Укрывшись за Иорданом, Давид призвал к оружию племена Гада и Манассии. Они оставались преданными царю, поскольку он спас их от аммонитян и арамейского угнетения. Развязка гражданской войны наступила в 984 г. до н. э., когда Авессалом с остальными израильскими племенами вошел в Трансиорданию, чтобы сокрушить последний очаг сопротивления самозваному царю Хеврона. Обе стороны встретились в «лесу Ефремовом», и снова началась ужасная резня. 20 000 израильтян полегли под деревьями, но закаленные войска Давида одержали очередную великую победу. До царя в Маханаиме дошла весть, что его сын Авессалом был убит при попытке к бегству. Давид оплакивал потерю сына в течение нескольких недель, а затем вернулся в Иерусалим. Понадобился еще целый год, прежде чем вожди племен изъявили готовность снова признать Давида своим царем, и в Израиле восстановился непрочный мир.

Мор и чума

В следующем году (982 г. до н. э.) бубонная чума, разразившаяся в городах на низменной равнине и опустошившая царские семьи египтян и хеттов, наконец проникла на возвышенности. За три года опустошительного бедствия погибло до 70 000 израильтян и хабиру. Давид воззвал к Яхве, прося его об избавлении от эпидемии. В качестве акта примирения после мятежа Авессалома и для того, чтобы подчеркнуть потребность в стабильности в разноплеменном государстве, царь предпринял первый практический шаг к основанию государственного храма в столице Израиля. Если в государстве действительно наступил мир и внимание переключилось с военных дел на почитание национального божества и спасителя Израиля, то ужасное проклятие должно быть снято с земли.

Давид приобрел гумно, принадлежавшее старому иевуссейскому правителю Иерусалима Абди-Хебе. Мудро признав Давида своим сувереном после захвата Иерусалима в 1005 г. до н. э., арвана (правитель) иевусеев продолжал жить в своем поместье за пределами города и обрабатывать землю. Гумно Абди-Хебы было расположено на плоском участке обнаженного известняка на вершине горы Мориа к северу от «града Давидова». Прямо к югу от гумна в высочайшей точке горы находился скальный выступ, где Авраам собирался принести в жертву Яхве своего сына Исаака. Это место обладало для израильтян огромной святостью. Давид приобрел гумно за пятьдесят сиклей серебра и воздвиг алтарь Яхве на том месте, где впоследствии был построен храм Соломона. Чума постепенно прекратилась, и мир мало-помалу стал возвращаться в сердца Детей Яхве.

Период относительного затишья продолжался менее десяти лет, так как Давид состарился и встал неизбежный вопрос о престолонаследовании. Этот период был отмечен серией стычек с филистимлянами, старинными врагами Израиля, в холмах Сепела, граничивших с равниной, но Давид доверил все разбирательства своим опытным военачальникам. Теперь, когда ему было уже за семьдесят, настало время подготовиться к встрече со своим богом и обеспечить передачу царского престола в надежные руки.

Интриги вокруг престолонаследования

На сороковой год правления Давида (972 г. до н. э.) вопрос о престолонаследовании был у всех на уме. Первые три царских сына — Амнон, Далуна и Авессалом — были мертвы, поэтому Адония,[131] младший брат Авессалома, стал наследным царевичем. Уверовав в свое скорое воцарение, Адония пригласил своих сторонников и городских чиновников на жертвенный праздник у источника Рогель[132] в долине Кедрон. Как и в любой современной политической кампании, поддержка кандидата со стороны важных фигур имела для него важное значение, и Адония, старший из оставшихся сыновей царя, имел влиятельных сторонников, включая пожилого командующего армией Иоава и высшего жреца Израиля Авиафара.[133] Там, у источника Рогель, Адония был провозглашен царем, хотя его отец еще не сошел в могилу.

Тем временем в царском дворце пророк Нафан,[134] высший жрец иевусеев Садок[135] и Ванея,[136] командующий элитной стражей Давида, поспешили пресечь притязания Адонии. Они были сторонниками Соломона, сына Вирсавии, который к тому же был любимым сыном престарелого царя. Когда Давид лежал на смертном одре, Вирсавия и Нафан подошли к нему и попросили объявить Соломона своим преемником и сообщили ему, что Адония уже «воцарился» без благословения своего отца. Давид немедленно распорядился, чтобы его четырнадцатый сын был помазан на царствование над Израилем, и таким образом пресек попытку честолюбивого и самонадеянного Адонии.

Царского мула подготовили для того, чтобы доставить Соломона во главе процессии от дворца к источнику Гифон, где должен был произойти ритуал помазания. Точно так же, как тысячу лет спустя поступил Христос в подражание этому древнему израильскому обряду престолонаследования, Соломон ехал на белом муле по извилистой улице, которая вела к городским воротам у Башни Источника, сопровождаемый личными телохранителями Давида — критянами и филистимлянами под командованием Ванеи. Пророк Нафан и высший жрец Садок возглавляли процессию, чтобы все жители Иерусалима могли видеть, что и царь, и Яхве дают свое благословение на помазание Соломона.

Когда голову Соломона помазали освященным маслом, Садок приказал вострубить в шофары (рожки из овечьих рогов), чтобы Адония и его последователи могли узнать о воцарении наследника, находясь на собственном празднестве у источника Рогель, расположенном лишь в одном километре от Гифона. Сторонники Адонии вскоре узнали о случившемся, испугались и потихоньку разошлись, и старший сын Давида остался один, в смертельном страхе за свою жизнь. Тревога Адонии была вполне оправданной в ту эпоху, когда братья царей часто встречали бесславный конец, но на этот раз все обошлось. Царь Соломон поклялся, что его старшему брату не причинят вреда, если он падет ниц перед новым царем и в свою очередь поклянется в верности избраннику Давида. Таким образом, Адония мог продлить свою жизнь на несколько месяцев — по крайней мере, пока Давид оставался в живых. Кровопускание откладывалось до тех пор, когда старый царь «упокоился со своими предками» и был похоронен в гробнице, подготовленной для него в «граде Давидовом». Восемь месяцев спустя царь Давид/Тадуа, «возлюбленный Яхве», скончался после продолжительной болезни. За время своего правления, продолжавшегося немногим более сорока лет, сын Иессея не только обезопасил границы Израиля, но и установил свою власть над огромными территориями во всех направлениях. Пока Египет страдал от самовластия одержимого царя-реформатора, Израиль процветал, находясь в твердых руках харизматического лидера хабиру, который стал бичом филистимлян, моавитян, арамейцев, аммонитян и эдомитов. Но теперь эпоха царя-воина подошла к концу, и началась изобильная эра «торгового князя».

Археологический и исторический контекст

Проблема отсутствующей керамики позднего бронзового века

Одним из аргументов против Новой Хронологии было отсутствие свидетельств заселения страны холмов в позднем бронзовом веке — т. е. в ту эпоху, которая по Новой Хронологии совпадала с возвышением израильской монархии. В результате исследований на территории племени Вениамина (где было основано царство Саула) и в Иудее (где Давид поднялся к власти) было обнаружено мало образцов керамики периода LB II-A. Это привело к утверждениям, что центральная страна холмов в этот период времени была незаселенной. Противоречие кажется очевидным, но это не проблема для Новой Хронологии.

Из «писем Амарны» явствует, что город Иерусалим во время правления Эхнатона был не только заселен, но и являлся крупным политическим центром. Однако при раскопках на восточных склонах «града Давидова» выявили очень мало керамики позднего бронзового века. Отсутствие такой керамики обычно указывает на то, что в данный период времени поселение пустовало, но исторические свидетельства вполне четко свидетельствуют об обратном.

вернуться

131

Адония: «мой повелитель Йа».

вернуться

132

Рогель: современный Бир-Айюб.

вернуться

133

Авиафар: «отец совершенства».

вернуться

134

Нафан: «он дал».

вернуться

135

Садок: «справедливый».

вернуться

136

Ванея: «Йа построил».

90
{"b":"167225","o":1}