ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   Струи крови устремлялись к рукам, наполняя меня Силой.

  Круглая, как арена, площадь, полыхала яркими языками пламени. Волна безумия отступала. Вослед ей приходило осознание содеянного.

  Холод. Стыд. Пустота.

  Подняв глаза, я встретилась взглядом с Миа*роном.

  - Почему ты не добьёшь их?- с дружелюбным любопытством поинтересовался он. - Давай, они все равно бесполезны.

  Наверное, в тот момент мне впервые удалось заглянуть к нему в душу. Тогда же во мне поселились недоверие и неприятие. Сила Миа*рона была разрушительной, красота - черной и бесплодной, сердце - кровожадным, душа - звериной. При этом он оставался притягательным и опасным.

   - Ты слышала? - слегка повысил он голос. - Я сказал - добей!

  - В этом нет необходимости, - медленно покачала я головой.

   - Ты не поняла?

   - Я не стану этого делать.

   - Почему?

   - Не хочу.

   - Вот, значит, как мы заговорили? - рыкнул он, улыбаясь так, что лучше бы скалился. - У меня ещё будет время отучить тебя перечить. Ну, а пока, - с ухмылкой нелюдь пожал плечами, - извини! Всего лишь новый урок

  Потайная пружина привела в действие скрытый механизм. На арену одна за другой заскользили гибкие черные кошки. Пантеры.

  Крики жертв, стоны и звериное урчание навсегда останутся в памяти аккомпанементом к чувству полнейшей беспомощности. Дикие кошки терзали людские тела, вонзая в них синие когти.

  Одна из хищниц, припав к земле, сверкнула на меня глазами. Я сжалась в комок, не желая защищаться. Словно воздух из проколотого иголочкой шарика, из тела вышла вся энергия, из души - желание бороться. Я ощущала себя обессиленной, обескровленной и дезориентированной.

  Я почувствовала почти благодарность, когда Миа*рон обнял меня. Замерзшее тело, измученная душа так нуждались в тепле и поддержке.

  - Не бойся. Они тебя не тронут, - прошептал он на ухо. - Не посмеют сделать того, чего я не желаю. Надеюсь, правило ты усвоила: хочешь жить - делай то, что я хочу. И так, как я хочу. Ты надолго останешься моей игрушкой, - заправил он выбившийся из гладкого узла на макушке локон обратно в причёску, ласково погладив меня по голове. - Моей самой любимой игрушкой.

  Я вырвалась, тяжело дыша от злости, негодования, с трудом подавляя желание заплакать.

  Миа*рон засмеялся:

   - Такой, Огненная Ведьма, ты нравишься мне даже больше - яростная, злая, неукротимая! Вырывайся, сопротивляйся! Давай! Я все равно укрощу тебя. Подо мной становились шелковыми самые норовистые кобылы.

  Я дрожала.

  Кровь, огонь, разорванные тела, рычащие хищники и невменяемый хохот - впору сойти с ума.

  Но нет, я себе это не позволю. Пусть не рассчитывает! Подобно траве, под северными порывами ветра, трусливо прогнусь, но выстою. Пока у меня нет выбора, я буду делать то, что прикажут: как он захочет и что он захочет. Буду убивать того, кого прикажут.

  Учи, учитель Я стану самым лучшим твоим учеником. Ведьмой, куклой, кобылой - кем назовешь.

  А потом, когда учиться будет больше нечему, я убью тебя, нелюдь.

  Глава 5

  Браслет

  Вода стекала в круглый бассейн с нежным воркованием, отбрасывая блики на голубой мрамор, пронизанный золотыми жилками. Пар, поднимаясь к потолку, исчезал почти сразу же.

  Поднявшись по ступеням, теплым, словно разогретым полуденным летним солнышком, насухо промокнув кожу, я облачилась в варварский наряд, лично подобранный для меня Миа*роном и бросила взгляд в зеркало, чтобы полюбоваться отражением.

  Любоваться, без ложной скромности, было чем. Яркая зелень наряда подчеркивала алые всполохи в густой гриве мелких медных кудряшек, перехваченных драгоценными эльферсонскими нитями. Золото звенело, сопровождая мелодичным треньканьем каждый шаг.

  Отражение, взирало на меня чуть насмешливо, со скрытым вызовом.

   - Отлично, просто отлично! - низкий голос с хрипотцой наполнил гулкие своды эхом. - Ты просто куколка, маленькая ведьма. 'Смертоносная огнедышащая кукла', - звучит не плохо, а? - я с трудом удержалась, чтобы не поморщиться.

  Миа*рон, наблюдавший в зеркало за выражением моего лица, продемонстрировал внушительные клыки в широкой улыбке.

   - К сожалению, ты такая деревенщина, что ценить комплименты не научишься никогда, - он отступил, убирая руки с моих плеч. - Если внимание с моей стороны тебя настораживает, - успокойся. Будь ты даже в три раза лучше, чем есть, все равно девчонки не в моем вкусе. Прекращай кукситься. Лучше поговорим о деле.

   - Это вполне в твоем духе - говорить о деле, - я совсем немного пожала плечами, но золото отозвалось треньканьем.

   - Сарказма в твоём голосе больше, чем хотелось бы, - выразительно приподнял оборотень брови. - Так о чем бы ты желала поговорить со мной, если не о деле?

  На мое счастье Миа*рон не стал дожидаться ответа.

  Мы вошли в зал Пожирателя Плоти. У подножия алтаря, на полу, лежал паренек, болтая босыми ногами в воздухе. Наше появление отвлекло его от разглядывания пожелтевших от времени бумаг, исписанных мелким подчерком.

  - Знакомься, Красный Цветок - это Дэй*рек. Дэй*рек, с сегодняшнего дня девушка будет тебе напарницей.

  Меня смерили изучающим взглядом. Я тоже не стала скромничать, уделяя напарнику внимание.

  Предполагаемый товарищ отличался невыразительностью черт. Пригашенный, будто присыпанный пеплом облик: русые волосы, глубоко посаженные серые глаза, острый тонкий птичий нос, бледная, с серым отливом, кожа. Определение 'невыразительный' так к нему и напрашивалось.

  Какое впечатление произвела на мальчишку я, сказать трудно.

  - Сядь, куколка, - приказал хозяин. - Итак, краткое введение в курс дела, детки. Нам сделали заказ. Некий маэстро, назовем его, Мистер Х, являясь незаконным отпрыском известной фамилии, желает заполучить в руки артефакт. Достаточно древний и сильный, чтобы процесс представлял трудность. Изюминка в следующем: за последнюю пару сотен лет род, по прямой линии утратил магические способности. При этом, как ни странно, сохранил амулеты, созданные для того, чтобы активировать их.

  Мистер Х, возможно потому, что является здоровым продуктом множества адюльтеров, а не результатом законных союзов между двоюродными бабушками и дедушками, вполне сносно владеет магий. Но для полного вхождения в Силу ему до зарезу необходима фамильная реликвия, - браслет, - без которого инициация не состоится. Такова общая канва. Здесь все понятно, или требует уточнений?

  Темы инициаций Хай*Син не касался. Самостоятельно же я никак не могла разобраться, почему одному магу для пробуждения скрытых возможностей нужен посох из пустыни, второму - овчинный тулупчик, а третьему никак не обойтись без ведра росы, собранной на заре в пятую ночь третьего весеннего месяца.

  Миа*рон продолжил:

  - 'Прелесть' заказа заключается в том, что, поскольку артефакт служит только законным членам семьи, такой вот избирательный ханжа, - ухмыльнулся оборотень, - 'приручить' реликвию у незаконнорожденного отпрыска шансов мало. Возможность появляется лишь при условии, что по прямой линии наследников не останется.

  - Ты хочешь сказать, мы должны 'убрать' всех законных представителей семьи заказчика? - уточнил Дэй*рек.

  - Да, - подтвердил оборотень. - А затем передать клиенту 'чистую' цацку. Будущие страдальцы принадлежат к семейству Пайро*Нэрро. В свое время они владели четвертью суши в Эдонии, - продолжил Миа*рон. - По степени влиятельности их можно сравнить разве что с Грэс*си или Чеар*ре. Но род пришел в упадок. Сегодня осталось не больше десятка представителей.

  - И ты предлагаешь пересчитать весь десяток острым ножичком? - будущий напарник коротким смешком выразил сомнения в адекватности подобных действий.

  - 'Предлагаю' - не то слово. Оно не правильно характеризует ситуацию, - нахмурился нелюдь.

  - Не уверен, что можно прикончить десяток человек, повязанных кровным родством, и не вызвать подозрений у дознавателей, - с сомнением заметил Дэй*рек.

10
{"b":"167230","o":1}