ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  - Очень на это рассчитываю.

   - Жаль огорчать, но шансов у тебя мало. Но только дай повод желать твоей жизни больше, чем я желаю твоей смерти, и все может обернуться к лучшему.

   - Невозможно, - усмехнулась я. - Чужая боль и кровь в твоих глазах останутся высшим наслаждением. Мне просто нечего тебе предложить.

   - А ты попробуй!

   - Я всегда предпочитала честную драку двуличной игре. И я не стану тебе лгать. Тебя для меня слишком много. Ты слишком взрослый, слишком темный, слишком сильный и слишком мерзкий. На тебе кровь Дэй*рэка. Я никогда не смогу принадлежать тебе. Даже ради спасения жизни.

  - Не говори мне о прошлом. Для таких, как мы, Красный цветок, прошлого не существует. Как не существует морали и нравственности. Есть только игра страстей, блики желаний. Дело ведь не в Дэй*рэке. Причина твоего отказа - чеаровская марионетка, дешевая подстилка - Эллоис*Сент, не так ли? Должен заметить, ты выбрала неподходящий повод для воздыхания.

  Левой рукой я изо всех сил сжимала кисть правой, стараясь скрыть обуревающие душу эмоции:

   - А это уж не тебе решать.

   - Я бы на твоем месте не выказывал подобной уверенности.

  - Я все же хочу понять: зачем ты здесь? Чего ты от меня хочешь?

   - О, Двуликие! Начинаю вспоминать, почему не любил женщин! Что, да почему, да как? Ну, если ты настаиваешь, хорошо. Я все тебе расскажу. Так сказать, открою карты. Я желаю открыть Врата и посмотреть, что из этого выйдет. Наверняка будет весело!

   - Весело? - недоумение наверняка прописалось у меня на лице крупными буквами. - Ты желаешь выпустить Нечто, обрекая на мучения и гибель множество людей, ставя современный миропорядок на грань уничтожения, чтобы стало весело?

   - Это не так уже невменяемо, как кажется на первый взгляд. Я люблю щекотать нервы и наблюдать, как другие дергаются в щекотливых ситуациях. Очень познавательно.

   - Ты безумец. Местами твое безумие почти занимательно, но это не делает его менее опасным. В любом случае играйте, во что хотите. Я постою в стороне.

   - Ты не можешь стоять в стороне, Красный цветок, потому что в этой игре ты - ключевая фигура.

   - Все равно.

   - Правда? А если я начну тебя мучить и пытать?

   Высокомерным фырканьем я выразила все, что думаю по этому поводу.

   - Вот не надо так. Тебя никогда не мучили и не пытали. А я, как ты наверняка помнишь, садист, зверь и сволочь, - оборотень закинул руки за голову. - Хотя, знаешь, есть нечто в моей натуре, запрещающее мучить женщин. Физически. Вы такие хрупкие, это лишает процесс удовольствия. Зато остается моральный террор. Тут ограничений, хвала Двуликим, нет. Я могу, к примеру, изнасиловать тебя. Эта мысль тебе не нравится?

   - А тебе?

   - Не смотря на некоторые мои э...вкусы, она вполне вдохновляет. Но, пожалуй, ты права. Я не стану этого делать. Не поверишь, но я никогда никого не насиловал. Все эти мальчики сами меня хотели. Что они только не вытворяли, чтобы заслужить мое внимание и благосклонность...

   - Ага. Конечно, - парировала я. - Гиперсексуальность в их возрасте - обычное явление. С девочками все сложнее.

   - На любого упрямца найдется аркан. Год в горестной разлуке заставил тебя о многом позабыть, Смертоносная моя. Старые уроки полностью выветрились из легкомысленной головки? Что ж, ничего. Я заставлю вспомнить. Кажется, Сан*рэно запамятовал передать, что несравненный, прекрасный, нежный Эллоис*сент Чеар*ре находится здесь. Да, да! Совсем рядом. Его предусмотрительно захватил в плен кто-то из местных. И теперь участь мальчишки будет полностью зависеть от твоей сговорчивости.

  Губы сделались непослушными и холодными, будто я к ним лед прикладывала.

   -Нет, - растянулись губы мужчины, - я говорю не о твоей сговорчивости в нашей совместной любви, - ухмыльнулся мерзавец. - Я толкую о Вратах, о Силе. Если будешь умницей и скажешь своему папочке: 'Да!', - все мы поживем. Ещё немного. Оставайся хранить добродетель. Если Двуликие окажутся благосклонны, в момент вашей судьбоносной встречи тебя, может быть, не покинет желание всучить предмету воздыханий эту несравненную прелесть.

  Неприятно засмеявшись, Миа*рон откланялся, оставляя меня в одиночестве.

  Я смотрела на сомкнувшуюся за его спиной ткань. Оборотень и раньше не внушал симпатии, но в прошлом я его ненавидела, а не боялась. Теперь страх, парализующий до немоты, стал преобладающей эмоцией.

  Раньше у меня не было ничего, что можно потерять. А теперь была семья, будущее, друзья. Я стала счастливее, и потому уязвимее. Я любила Чеар*ре, даже если они не разделяли моих чувств. Появление Миа*рона, дурацкие обещания, невнятное проклятие грозили вдребезги разбить всё, чем я дорожила.

  Опасения и страхи лишали храбрости, вместе с ней уходила Сила, питаемая гневом.

  Утром меня разбудило появление Сан*рэно. Выпятив вперед грудь, он нерешительно переминался с ноги на ногу.

  Тщетная попытка храбриться. Страх выглядывал из-за каждого его жеста.

   - Какого демона? - нелюбезно вопросила я, отрывая голову от подушки.

   - Солнце давно встало. Миа*рон велел готовиться к переходу. Проклятые Чеар*рэ могут напасть на наш след...

   - Приятно слышать.

   Отсутствие юбок есть благо. Данное открытие сделано давно и пока не потеряло актуальности. Натянув тунику и подтянув кожаные штаны ремешком, я повернулась к папаше:

   - Веди. Я готова.

   ***

  Через четверть часа процессия двинулась в путь. Миа*рон возглавлял колонну. Одной рукой управляя жеребцом, другой он обнимал пленника. Я плелась в хвосте. Сан*рэно следовал за мной, замыкая группу.

  Эллоис выглядел бледным и избегал моего взгляда. Я старалась не о чем не задумываться: ничего хорошего впереди ждать не могло.

  Сколько времени мы неслись по бескрайним выжженным солнцем просторам, не знаю. Пейзаж не отличался разнообразием.

  Вскоре перевертыш натянул поводья. Лошадь, фыркнув, встала. Сан*рэно, спешившись, угодливо подскочил к патрону, принимая заложника у того из рук.

  Выпростав ногу из седла, Миа*рон скользнул ко мне, явно намереваясь помочь спешиться. Но я поторопилась справиться сама.

  Зверь не хорошо заулыбался.

   - Пытаешься проявлять строптивость?

   - Отстань!

   С улыбкой Миа*рон посторонился. Не успела я шагнуть вперед, он схватил меня за волосы и с силой швырнул на землю. Тяжесть сапога не позволила подняться, прижимая к земле.

   - Так нельзя говорить с тем, кто вооружен и опасен. Ты меня поняла?

   Сжав зубы, тяжело дыша, я молчала. Давление на спину сделалось сильнее.

   - Я не слышу. Говори громче: 'Да, хозяин'!

   - Эй, Миа*рон, - голос родителя, вроде как осмелившегося перечить, звучал не слишком уверенно. - А это обязательно?

   - Заткнись! - почти визгнул оборотень.

   - Оставь её в покое, - голос Эллоис*сента звучал холодно.

  В следующее мгновение показалось, что с меня содрали скальп. Зелень мелькнула перед глазами. Рывком поставив на ноги, выпустив когти, зверь прочертил по шее кровоточащие царапины. Склонившись к уху, с придыханием выдохнул:

   - Не оставлю. Что ты сделаешь, красавчик? Здесь не твоя территория. Твоя магия сначала убьет её. А уже потом - меня.

  Миа*рон демонстративно провел языком по шее, слизывая алые ручейки. Зверь застонал, руки оборотня с такой силой сжались на теле, что жалобно затрещали кости. Касания языка бередило раны, вызывая жгучую боль.

  - Ну, что же ты не спешишь геройствовать, мальчик? - насмехался оборотень.

  Руки разжались и снова сомкнулись, успев подхватить до того, как я упала.

  - Или тебе нравиться смотреть на это? На то, как я буду целовать её? Ласкать? Срывать одежду - тряпка за тряпкой!

   - Миа*рон, прекрати!

   - А вот и наш добродетельный папаша высказался, наконец! Ну, давайте! Выпускайте праведный гнев.

   - Отпусти девушку, трус.

   Эллоис пытался говорить спокойно. Но у него не получалось. В напряженном голосе явственно слышались тревога и возмущение.

62
{"b":"167230","o":1}