ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока эльфы подкапывались под корневище, Айшак обглодал ближайший куст, а солнце уже перевалило за полуденную черту. Голоса плащеносцев Даэрос услышал первым.

— Всё, Нэрьо, здесь уже вполне можно просунуть повод. Вяжем его быстрее и лезем наверх. — Полутемный скинул плащ и замотал им упирающегося Айшака. Тот не ожидал такого подвоха. Когда его еще и стреножили, он стал мотать головой, и Даэросу пришлось его успокаивать. Нэрнис карабкался наверх, а брат все еще «ворковал» со своей ушастой проблемой. Светлый уже решил, что Айшак им сейчас всё испортит, но голос брата внизу затих, зато почти сразу сзади раздалось не слишком любезное шипение:

— Братишшшка, не раскачивай дерево! Не лезь на самые верхние ветки и так уже всё видно!

Видно было действительно всё: и пустошь и деревья, заброшенные ураганом в Предел и горы, которые поднимались по другую его сторону.

— Даэрос, это они и есть — Синие горы?

— Они самые.

— А почему их назвали Синими? Вроде, обычные горы.

— Я читал, что при определенном освещении они действительно кажутся синими. Да какая разница! Ты лучше представь, что мы попали за Предел. Даже с твоей скоростью мы бы уже через день были у нижних выходов. — Даэрос мечтательно вздохнул. — Отсюда как раз почти по прямой. Вот дальше… чем дальше уйдут плащеносцы вдоль Предела, там дольше возвращаться.

— К каким выходам? И почему возвращаться дольше?

— Нэрьо, понятно к каким: к выходам, или если хочешь — ко входам в подгорья. В наши, Темные подгорья. — Ар Ктэль опять чувствовал себя Темнее некуда.

— А разве в горах впечатление не обманчиво? Когда кажется, что вершина близко, а до неё идти и идти?

Даэрос отодвинул ветку и посмотрел на брата в упор:

— Нэрьо, я в Озерном Краю никогда не был. Но все-таки сомневаюсь, что вы строите дома с дверью на крыше. О! Смотри, а вот и они! Сейчас узнаем, что такое ценное и зачем они здесь прячут.

— Даэр, лучше бы мы пошли дальше. Ну, не ключи же от замка, на который Предел закрывается, они здесь оставляют! — Нэрнис все-таки опасался, что Айшак, с его-то способностями, может и сорваться с привязи. — Наверняка прячут по дороге какую-нибудь одежду или оружие, чтобы совсем уж не здешние вещи с собой не брать.

— Тем более. Если мы дальше будем следить за вооруженными людьми, то хотелось бы знать, чем они буду вооружены. Светлый, не переживай, мы всё равно будем двигаться быстрее.

Плащеносцы вытащили волокуши на пустошь, сбросили лямки и почти попадали отдыхать прямо на мешки. Спокойно сел только один из них. Даэрос сначала не понял, кто это был, но человек откинул капюшон и поднялся. Голосов слышно не было — слишком далеко, но и по поведению «Сорэада» было видно, что он не собирается давать своим помощникам долго расслабляться. Одного из них он даже дернул за шиворот. Плащеносцы нехотя поднимались.

Нэрнис решил, что с таким грузом без отдыха люди слишком быстро выдохнутся. Светлый, как и его брат, был уверен, что «золотоносная» шестерка двинется дальше вдоль Предела. Это было гораздо удобнее, чем идти через лес — никакого риска заблудиться. Иди себе и иди до нужного места. Но оказалось, что плащеносцы уже пришли.

Когда стало ясно, как именно они полезут за Предел, Даэрос даже тихо взвыл от досады и укусил себя за руку. Потом постучал себе кулаком по лбу и прошептал:

— Нэрьо, я теперь знаю, как мы можем сделать свой лаз!

Давно было известно, что все оставшееся снаружи, торчащее из Предела, гниет, ржавеет и со временем отваливается. Ведь были же попытки бить тараном. Куски этих таранов так и торчали на Западной окраине Малерны, как отпиленные. Но дерево, которое закинул в Предел ураган, все-таки проткнуло его насквозь. С силой стихии не могли сравниться никакие тараны. Или этот ствол был изначально гнилым, или кто-то догадался, что следует сделать, но внутри он оказалось пустым.

«Сорэад» подошел к стволу, который белел как будто бы нетленной сердцевиной и подцепил ножом крышку. С обратной стороны оказалось ручка, как на кадушке для солений. Лес взвыл и заревел громче. Звук, казалось, шел ото всюду, но теперь было совершенно ясно, что дикие вопли издает сам Предел. Человек уверенно полез внутрь, не обращая внимания этот шум. Спустя недолгое время он вернулся тем же способом, а следом за ним — еще семеро помощников с той стороны.

Даэрос сидел на ветке и обиженно шипел, что Светлые со своими ураганами и смерчами могли уже давно весь Предел деревьями утыкать. Что-нибудь уж как-нибудь застряло бы нужным образом. Нэрнис не обижался. Он и сам об этом думал. Но все хороши задним умом. Кто же знал, что один раз продырявленный Предел, будет хранить дерево снаружи, но не станет покушаться на него изнутри? Те же тараны в Малерне внутри не гнили, а выглядели именно так, как крышка этого лаза — как ножом обрезанные. Наверное, этот ствол с самого начала был гнилым. Иначе кому пришло бы в голову, что он проткнул Предел насквозь?

— Даэр, но Предел же проходит и под землей! Сколько раз копали, а он там есть! Что же он через дерево не пророс?

— А он что живой, прорастать? Может быть, он как появился, так и стоит себе, а теперь в нем можно делать проход и ничего не изменится. Мы же вообще не знаем, что такое Предел, кроме того, что через него пройти нельзя… было.

— Но это еще не всё! — Нэрнис вспомнил о своей специализации. — Проход могли обнаружить только по звуку. Образовалось отверстие, Предел и завыл. Я, конечно, знаю, что люди — существа отважные порой до безрассудства. Но не до такой же степени и не при таких обстоятельствах! Даже ты, когда устраивал свой тайник в старой деревне, не пошёл выяснять, что в этом лесу так кричит. И люди с этой стороны сбежали от леса куда подальше, а не наоборот. Какой же отвагой надо было обладать, чтобы не только пойти навстречу страшным звукам, но ещё и залезть в ствол?! На такое способен только сумасшедший или ребенок, который ещё ничего не боится, потому что ничего не понимает…

— И что тебя удивляет? — Полутемному уже надоело сидение на дереве и обсуждение давно минувших дней, в то время как внизу нервничал Айшак. — Может быть, ты уже сам и ответил на вопрос, как это произошло. Буря, ураган, перепуганный ребенок в лесу, который прячется, куда пришлось. Может, он уполз на нашу сторону, а кто-нибудь из взрослых полез его вытаскивать. Какая теперь разница? Будем смотреть дальше или спустимся вниз?

— Давай еще посидим. Вдруг, еще что-нибудь интересное увидим?

Между тем разгрузка шла полным ходом. Первыми в проход отправились свернутые волокуши. Переползанцы из-за Предела притащили с собой багры. Они цепляли мешки за завязки и проталкивали внутрь бревна, насколько хватало руки. Вынимали уже пустой багор и брались за следующий мешок. С той стороны кто-то принимал золото. И сколько там было принимающих, братья не знали. Предел не показывал ничего из того, что за ним творилось. Иногда через отверстие проникали слишком уж громкие стоны, всхлипы и рев. Нэрнис сказал, что это стонет «Раненный Предел». Но Даэрос уже строил новые планы и потребовал выбросить романтическую чушь из головы.

Когда в бревне исчезли последние мешки, за-Предельные жители полезли следом. «Сорэад» уползал замыкающим. Он, в отличие от своих друзей, отправился в проход ногами вперед, прихватив крышку. Отверстие закрылось, и в лесу сразу стало значительно тише. Как никого и не было.

Братья слезли с дерева, отвязали Айшака и пошли к пустоши. Теперь Нэрниса уже никто не оттаскивал за рукав. Вблизи крышка выглядела еще интересней, чем издалека. Еле заметная щель проходила по годовому кольцу спила, из которого она была сделана. Если не знать, что ствол пустой, то никому в голову не придет её отковыривать. Даэрос приложил ухо к этой заглушке, но как не старался, толком разобрать ничего не смог.

— Нэрьо, давай её подцепим и я сползаю к тому краю, послушаю, что там плащеносцы делают.

— А если Предел завоет? Они не могли далеко уйти. Услышат. А может люди там на отдых расположились? — Светлому затея совсем не нравилась. Ему вообще казалось, что кто-нибудь с той стороны может вернуться в любой момент.

112
{"b":"167268","o":1}