ЛитМир - Электронная Библиотека

— А я так понял, что в Пределе должна быть сквозная дыра, чтобы он завыл так громко. Ты же сам говорил! Нэрьо, не ищи причины, почему мне не надо туда залезать! Давай попробуем. Откроем и сразу, если только звук станет громче, закроем. Ну, а если не станет, то я доползу до того края и послушаю.

Нэрнис понял, что брат упёрся и всё равно полезет — с его помощью или без неё.

— Ладно. Только давай договоримся. Если ты туда поползешь, я крышку здесь закрывать не буду. Так и знай. А то ты сбежишь втихаря. Даэрос, когда ты собираешься что-нибудь учинить, хитрое, коварное или опасное, у тебя такое выражение лица делается, как у Сульса, когда он зуб птицееда выпрашивал — хищное.

— Договорились. Я вернусь.

Полутемный достал нож, просунул в щель и попытался поддеть крышку. Но её перекашивало и упрямая деревяшка не желала трогаться с места. Пробовали и так и эдак. Даэрос уже разозлился и предложить её просто сломать. Наверное, если бы не Айшак, то Ар Ктэль так бы и сделал. Длинноухий все время вертелся рядом и пытался ухватить Даэроса за рубашку, пользуясь тем, что хозяин был слишком занят и не мог отвлекаться на его воспитание. По ушам Айшак все-таки получил, но от Нэрниса. Он совсем не учел, что второму двуногому существу тоже надоело с ним толкаться. Получил он не столько больно, сколько неожиданно и поэтому дернулся и ткнулся мордой в нижний край крышки. Раздался скрип, и между крышкой и стволом появилась щель, в которую вполне можно было просунуть пальцы. Всего-то оказывается надо было: подцепить сверху и нажать снизу. Айшак даже не успел в отместку укусить Нэрниса, а Даэрос уже сгреб его холку и расцеловал в храп. Светлый тоже был рад, что ничего не пришлось ломать, но повторить подвиг брата с целованием Айшака не решился.

Ар Ктэль вытащил заглушку окончательно, и поскольку никаких новых звуков не прибавилось, вручил её брату и нырнул в ствол. Ползти приходилось чуть вверх. Даэрос полз и думал: «Как же это „Сорэад“ умудрился пролезть в таком тесном пространстве под наклоном вперед ногами?» Это вопрос был для него не праздный. Он, конечно, не собирался уползать за Предел таким путем сразу же. Но если Нэрнис не согласится с его планом, то придется сбежать ночью и повторить этот сложный маневр.

Дерево оказалось гораздо длиннее, чем предполагал Полутемный. Он учел это на будущее и решил на обратном пути посчитать точно, за сколько он его прополз. Крышка с той стороны прилегала настолько плотно, что даже свет не проникал сквозь щели. Даэрос уже понял, что плащеносцы устроили обе крышки так, чтобы лишний раз их не ковырять. Но если вытащить снаружи их было сложно, то случайно вытолкнуть изнутри — запросто. Извернуться в пустом стволе и приложить ухо к деревяшке не стоило даже и пытаться. Полутемный напрягал слух, но лес с той стороны тоже не молчал. На его счастье, плащеносцы находились в приподнятом настроении по случаю удачной вылазки. Кто из них сказал что-то смешное, так и осталось тайной, но Даэрос услышал дружный хохот. Судя по тому, что и этот звук он еле уловил, люди уходили от Предела гораздо быстрее, чем шли к нему. Их теперь было больше, и тащить груз стало легче. Он еще полежал в стволе, послушал, но плащеносцы не собирались хохотать всю дорогу, и Полутемный пополз обратно.

Нэрнис положил крышку на землю и оттаскивал Айшака от ствола. Строптивый зверь всё время норовил сунуть морду в отверстие. Он тоже ждал возвращения Даэроса с нарастающим нетерпением. Когда зашуршало совсем близко и стали видны сапоги брата, Светлый не выдержал, отпихнул Айшака и помог Полутемному, вытащив его за ноги наружу. Нэрнис не был до конца уверен, что такая азартная натура как Даэрос, доползет до другого края Предела и вернется.

— Ну, всё? Теперь мы можем возвращаться? — Аль Арвиль наивно предполагал, что поход за Предел должен быть всесторонне продуман, разработан в соответствии с указаниями Правителей и при их полном одобрении. Но когда он увидел, как удивленно смотрит на него Даэрос, то понял, что просчитался.

— Нэрьо, я должен там побывать! Обязательно и немедленно.

— Мы! — Светлый тоже умел быть упрямым.

— Нет, я один. Брат, послушай, я пробегу по предгорьям даже быстрее, чем если бы я бежал, а ты рядом скакал на Айшаке. Кстати, Айшака через этот ствол не пропихнуть. Ты что собрался его тут бросить? — Полутемный с сомнением смотрел на Аль Арвиля: не может же Светлый быть настолько черствым.

— Даэр, нечего его было сюда тащить. Ты собрался отправляться неизвестно куда в одиночку из-за Айшака? А меня ты не боишься с ним оставить? Думаешь, я справлюсь с этой буйной скотиной, особенно когда он одуреет от горя, что ты исчез и начнет лягаться? Он же меня затопчет как тех разбойников на дороге! Выбирай, кто тебе дороже — я или вот эта пакость! — Нэрнис понимал, что насчет скорости передвижения Даэрос был прав. Но ему тоже хотелось посмотреть, что там на той стороне. Оставаться в качестве охранника Айшака было до крайности обидно, а то, что Даэрос уж если решил бегать по за-Пределью, то непременно исполнит своё намерение, было очевидно. — Даэр, ну что может произойти за полмесяца-месяц? Вернемся сюда без твоего бесценного копытного и пойдем вдвоем. А вдруг там орки, или селение близко? Вдвоем мы гораздо лучше, чем поодиночке!

— Нэрьо, ну ты ещё обидься! Как ты не понимаешь? Сейчас мы точно знаем, что с той стороны никого нет и путь свободен. Плащеносцы же не настолько глупы, чтобы тащить золото через поселки или к оркам! И в следующий раз идти надо уже через свой проход, а не через это дерево. Чтобы сделать новый проход, мне надо побывать на той стороне. И лучше — под горами. — Полутемный не сомневался, что брата он убедит. — А Айшак тебя не затопчет. Если ты забыл — тут кругом лес. Станет дурить, залезай на дерево и сиди.

— Значит, все-таки пойдешь?

— Пойду. Если все будет благополучно, то я вернусь уже завтра к полудню. И ты упускаешь из виду еще один важный момент. Если я там не побываю, то никаких доказательств, кроме рассказа у нас не будет. А рассказывать придется об этом дереве. Потом сюда набегут разведчики Амалироса, и вот тогда ты за Предел точно не попадешь. Нэрьо, если я сделаю свой коридор сквозь Предел, то мы с тобой потом уничтожим этот лаз, и никто кроме меня новый коридор не откроет. Понял?

— Коридор? Ты собрался раздвинуть Предел? — Светлый решил, что проползание по стволу уже успело как-то нехорошо повлиять на брата.

— Нет. Я собираюсь пробить Предел с твоей помощью. Сделаю другое «дерево». Только каменное. Ты будешь правильным ураганом, а я потом открою проход в камне. Только делать это надо под землей. Не выставлять же такое неприродное явление на обозрение всем желающим! Но для этого мне надо побывать в подгорьях. Здесь добывали нефраль и наверняка какие-нибудь коридоры подходят близко к Пределу.

Нэрнис представил себе огромную каменную болванку, которую надо будет задуть ветром так, чтобы она торчала из Предела с двух сторон, и понял, что ему тоже предстоит стать ювелиром. Это уравнивало будущие достижения — через бревна-то ползать легче.

— Ну, допустим. А Как же Темные с той стороны? Ты им что, ничего не расскажешь?

Даэрос понял, что брат уже почти сдался.

— Расскажу, конечно. Пусть уходят, если хотят через ствол или через новый коридор. Я-то все равно вернусь быстрее. Если ты не забыл, мои Темные сородичи могут бегать так же быстро как я только под землей. Как уничтожить это дерево, ты уже понял?

— Выдуть его отсюда. Так?

— Почти. Хотя я думаю, что надежнее будет поджечь и выдуть то, что останется. Нэрьо, давай не будем терять время, а то мне придется бежать ночью. Быстрее уйду — быстрее вернусь. Пойдем, Айшака привяжем обратно, я его успокою и какое-то время он не будет тебе мешать.

Но Айшак как будто специально решил мотать Светлому нервы. Когда его привязали всё к тому же корневищу, и оба брата пошли на пустошь, он так жалобно заржал, как будто провожал своего хозяина в последний путь. Даэрос понял, что если он сейчас не поторопится, то Нэрнис найдет еще пару поводов, чтобы поспорить.

113
{"b":"167268","o":1}