ЛитМир - Электронная Библиотека

К Каминному Залу со страшными мордами и неистребимым запахом рассола Нофер Руалон уже привык. Столбы — научился огибать. Пестрые коровьи шкуры его сопровождали вот уже почти тридцать лет и не казались чем-то непривычным. Поэтому верхний этаж потряс его простотой исполнения. Комната, красная как закат солнца, не давала глазам повода зацепиться хоть за какой-нибудь предмет. Все было алым — стены, занавески, подушки, покрывала. И — ни одного портрета. Благородный Руалон сказал:

— Шкуру! На пол! Две! — И прикрыл дверь в это огненное логово.

То же самое повторилось в синей, лиловой и розовой комнатах. Последняя была столь мерзкого оттенка, что Нофер потребовал прибить три шкуры по стенам. Ни синий «помост» брачного ложа, ни синий балдахин над ним, не настроили его на игривый лад. Однако, все это, взятое вместе с каминным залом, давало надежду, что юная дева сбежит сама. Он похвалил Сульса и ретировался в сад.

Оружейник укрепился духом, решил довести дело до победного конца и отправился в Дрешт за посудой. В своих скитаниях по лавкам он успел свести дружбу с владельцем одной из них и теперь точно знал, что должно быть в благородном доме. Поездка оказалась удачной. На окраине Дрешта Сульс с ликующим криком отловил того самого рисовальщика и привез его в Руалон вместе с хрупким грузом тарелок, чашек, супниц и салатниц.

По приезду в Замок, художник попытался прикинуться сумасшедшим, но Оружейник усмирил и воодушевил его — серебром и кулаками. Герб над камином засиял новыми красками. Нофер Руалон был нарисован еще раз. Сульс счел, что получилось непохоже. В качестве возмещения ущерба он заставил рисовальщика изобразить Прекрасную Невесту, по описаниям и размерам, которые непременно указывала в письмах её Достойная Мать. Ни Нофер, ни Сульс, никогда не вчитывались в эти строки, полные родительской гордости. А зря. Иначе они не стали бы костерить ни в чем неповинного творца монументального портрета. Лица художник изобразить не смог, и оно осталось не прорисованным. Основным местом композиции была грудь, едва прикрытая тканью. Художник сбежал ночью, а картину решено было назвать портретом Таинственной Девы. Оружейник обрадовался тому, что теперь у них будет «призрак» Замка. Деву постановили сразу записать в покойницы, чтобы никого ненароком не оскорбить.

Над комнатами второго этажа под крышей донжона, выкрасили стены, смешав остатки всей краски. Получилось коричнево и чисто. Воробьев изгнали, окна застеклили. Чем ближе был срок прибытия Невесты, тем лихорадочнее работал Сульс. Крист Руалон отсиживался в саду, отговариваясь тем, что сочиняет приветственную речь. Ему казалось, что Замок готовится к вторжению врага, причем — сразу внутрь, минуя штурм стен. Всякий раз, когда грустные мысли одолевали Благородного Нофера, он горько улыбался и философски говорил самому себе: «Помру, так хоть — не в казну добро».

В последние недели перед прибытием невесты лихорадило уже весь Замок и окрестные деревеньки. Несмотря на преддверие самой жаркой уборочной поры, часть крестьян была согнана на строительные работы. Шаткие камни на башнях переложили, недостающие, расхищенные крестьянами из-под стен, заменили необожженным кирпичом. Сульс посмотрел на пегую громаду стен и утвердил следующий план: белить. Всё белить. Побелку, заготовленную для домишек, сараев и плодовых деревьев Оружейник учитывал лично. Находил припрятанное — орал и карал. Крестьяне уже поняли, что к ним скоро прибудет почти сама Императрица. Но жаловаться к Ноферу потянулись изо всех сел. Руалон забился в дальний угол сада и отсиживался в кустах.

Наконец Сульс распустил крестьян, наказав им стоять через два дня у дороги в чистых портах и платьях, махать зелеными ветками и радостно улыбаться. Чешуйчатый доспех был начищен, Нофер найден и втиснут в него. Опять поправился! К Приезду Прекрасной Вайолы все было готово. Главное, чтобы никто не ударил случайно по стене, не подпрыгнул на полу, не перелил воды в кадки с молодыми яблонями, которые Сульс разместил под крышей их во всех отношениях Благородного Дома.

В указанный срок крестьяне собрались у дороги. Стояли весь день до вечера. Многие подстилали принесенные с собой ветки деревьев и рассаживались. Оружейник носился по дороге на каурой лошаденке и поднимал «негодяев». Ближе к ночи селяне пошли по домам, унося с собой обтрепанные прутья. На другой день повторилось то же самое. И на третий — тоже. Невеста задерживалась, а насколько — неизвестно. Нофер Крист Руалон похудел в первый же день. Слегка. На второй — изрядно выпил на ночь. На третий — отказался еще раз примерять доспех и улегся спать пораньше.

Сульс отправился к воротам с мешком и переносной жаровней. Вскоре запылали угли. Стражник, который понял, что его никуда опять не отпустят и выпить не дадут, от нечего делать наблюдал за работой Оружейника. Мастеровитый слуга не собирался терять время даром, ожидая невесту Нофера. Ветки в руках «ликующих крестьян» навели его на интересную мысль. Разлапистая заготовка из крученой проволоки раскалилась на углях, и в воздухе запахло паленой костью. Стражник закашлялся и пошел за стену к бывшему рву. Туда запах не так доносился, да и в бурьяне рядом с мостом было кое-что припрятано.

Сульс насаживал на раскаленное железо обрезки коровьих рогов. Недавно сломавший ногу и забитый старый бык распрощался с головой не так бестолково, как остальные представители коровьего племени. Оружейник теперь не пропускал ни одной головы. Голова быка, выделанная и набитая опилками, ждала своего часа в конюшне в бочке из-под овса. Свиньи Сульсу наскучили. Верный слуга Нофера решил, что лось, настоящий сохатый, придется как нельзя кстати.

По мере того, как телега подъезжала к Замку, Вайола нервничала все больше. Это было тем более неудобно, что она отказывалась сидеть в платье рядом с Пелли. Воительница хотела появиться перед женихом в доспехе и никак иначе. Последнее село осталось позади. Дорога поднималась на холм. На вершине холма, за зеленью садов виднелся прекрасный Замок, розовевший в последних лучах заката. Пелли не сдержала восторженного вздоха:

— Какая красота! Вы только посмотрите, какая красота!

Нэрнис и Даэрос выглянули из шалаша.

— Нэрьо, ты когда-нибудь видел такое? Вот я, в Восточной части Империи точно не видел. И ни в какой другой — тоже…

— Дома из мрамора у нас, в Озерном Краю, есть. Но, чтобы Замок! Какой, однако, тонкий вкус у здешнего владельца. Воительница, Вам повезло!

— Не иначе, Ваш жених из Ордена Искусных Строителей. — Даэрос нахмурился. Он рассчитывал на более простого нофера. — О доспехах не может быть и речи!

Общими усилиями эльфов и Пелли, Вайолу удалось уговорить не только не надевать доспех, но и сидеть безвылазно в телеге. Ни в её платье, ни в её штанах являться в такой Замок Нофера Руалона было нельзя. Воительница утверждала, что замок из мрамора — это блажь, глупость и свидетельство недостаточной доблести. Она клятвенно заверила всех присутствующих, что если её встретит не рыцарь, а женоподобный юноша в шелках, то она немедленно покажет ему свою спину и хвост Айшака. Даэрос сильно сомневался насчет юноши. Но в остальном, его замечательный план трещал по швам. Показывать Вайолу в боевом ведре владельцам мраморных замков — только врагов себе наживать.

Крысак лениво тащил телегу. Его, замученного долгой дорогой, даже запах близкого стойла не мог побудить идти быстрее. Айшак послушно плелся следом. Минувшие три дня его воспитывали все, кто как умел. Буйный жеребец должен был сохранять лошачье спокойствие хотя бы еще пару дней. А потом его буйство можно будет списать на непривычный «рацион питания».

Одолев подъем, остановились у крайних яблонь на совет.

— Пусть Пеллиэ идет в Замок одна. Пелли, не бойся! Слышишь, даже собаки не лают. Ты же справилась и в трактире Малка и в той деревне. Это задание ничуть не сложнее. — Ар Ктэль решил, что их сестра сможет точно определить, что за человек — владелец Замка. — Объясни Ноферу Руалону, что его Достойная Невеста заплутала в степи. Что вещей у девы с собой почти никаких нет, и в таком виде она не может предстать перед женихом. И заодно, сообщи ему, что Достойную Вайолу и тебя сопровождают два… эльфийских принца, которые отложили свои очень секретные и важные дела, ради его невесты. Самое главное: в Замок нам надо попасть как можно незаметнее. Если имеется подземный ход — лучше через него. Нэрьо, поцелуй сестру в щечку! Ей предстоит ответственное задание. Вайола, не вытаскивайте доспех! Мы непременно возьмем его с собой. И секиру — тоже! Дорогая сестра, основная задача — уговорить Нофера впустить нас внутрь без торжественных встреч, предоставив пару комнат. Его невеста переоденется и… предстанет.

56
{"b":"167268","o":1}