ЛитМир - Электронная Библиотека

Даэрос решил не длить безобразную сцену. Он был вполне по-Темному злопамятным и попытку отравления брата не забыл и не простил. Но это не значит, что он собирался позволить старой пройдохе рухнуть вниз и покалечиться самостоятельно. Малерне предстояло осознавать справедливость возмездия, созерцая за будущим Пределом недосягаемый город, ту часть Империи, где её титул имел значение, а недостойные титула поступки оставались безнаказанными. Решив, что это — самое справедливое решение, Ар Ктэль подхватил малодостойную Бриск подмышки и переставил на пол кухни. А раз у неё в замке был постоялый двор и кабак, то нечего ей стоять без дела.

— Здесь уже не рады гостям? — Полутемный заставил Малерну очнуться. — Не Вы ли так радушшшно собирались пару лет назад отравить Черного Властелина на заре его юносссти?

От такого заявления даже Жры крякнул. Ничего себе замыслы у старушки? А Великий Открывающий продолжал:

— Вина, еды если имеется, погрузить на поднос, отправить наверх вот с этим орком. — Даэрос указал на одного из факельщиков. — Жры, глаз с неё не спускать! А то подсунет крысиной отравы. Пойдем, Нэрьо. Насколько я помню, у нас оставался еще один оплаченный день и обед в этом сомнительном заведении.

Горшок все-таки упал. Монеты со звоном покатились по кухне, а Малерна метнулась к котлам и кастрюлям. Ей было все равно, что делать, лишь бы что-то делать. Думать о том, почему под видом Светлого скрывался Черный Властелин, она была не в силах. Зато сообразила, что его Чернейшество с самого начала знал о её намерениях и просто посмеялся над ней — отраву не съел, плащ пристроил так чтобы было видно и обидно, а сам исчез, да еще и служанку увел! Вот это она понимала — истинный злодей. Знать бы раньше! Такую возможность упустила — оказать достойный прием самому Властелину. Судя по тому, какие о нем ходили слухи, Император ему в подметки не годился. Разбитый горшок и монеты, рассыпанные под ногами орков, меркли по сравнению с теми кучами золота, которые она по глупости пустила мимо рук. Ведь могла бы сейчас принимать гостя, от которого если и не перепало бы особых милостей, так на одном только слухе о личном знакомстве с ним можно было нажиться и преизрядно. Положение следовало исправлять. Может, еще не все потеряно, и ненавистная пивная кружка на гербе однажды сменится чем-нибудь более приличным. Да хоть склянкой с ядом, хоть оскаленной орочьей мордой — все лучше. Желание жить вернулась к Малерне вполне, благо верная смерть удалилась из кухни, позвякивая гульфиком.

— Ну вот! Пропустили! — Даэрос от досады даже ногой топнул.

В свете занимающегося утра с башни Замка открывался прекрасный вид на город. Только это был уже город-призрак. Портовая Малерна была тиха и пустынна. Остались только дома — никаких жителей. Даже корабль на горизонте, там, где небо касалось моря, никуда не плыл, так же как и многочисленные лодки в бухте.

— Даэр, а может, они все просто сбежали? — Нэрнис внимательно осматривал город, в поисках живых существ.

— Нет. Мы их просто не видим. Нэрьо, даже чаек нет. Или ты думаешь, что чайки при твоем появлении тоже собирают свои гнезда и улетают? Пошли в комнату напротив, посмотрим на войско, поздравим…. С победой. Победу одержал ты, своими Черными Силами. А знаешь, я оказывается, все-таки волновался. — Даэрос вздохнул с облегчением.

— Но у нас же был план и на этот случай.

— Был. Но согласись, что на Скальный Материк лучше отправляться во главе своего флота без лишней суеты. Пошли, еще налюбуешься. И обратись к армии сам. Как-нибудь эффектно, с ветерком. Чтобы не расслаблялись.

Нэрнис вошел в ту самую комнату пристройки на башне, где он впервые встретил брата. Ничего не изменилось — та же кровать, тот же разлапистый столик. Только кувшина вина, что подавался гостю, не было. Даже не верилось как-то. Как будто и не уходил отсюда. Дубовая дверь на балкон подалась со скрипом, напоминая, что время все-таки прошло. Раньше она не скрипела. А еще — раньше между зубцами башни был виден старый городишко, а вовсе не орочья армия, которая восторженным ревом приветствовала Светлого Аль Арвиля. Нэрнис глянул вниз и убедился: расслабились все-таки. Орки, то один, то другой, ныряли в проход между Замком и соседним домом. Сотники орали, призывая к порядку, но удержать всех любопытных от пробежек до Предела не могли. Дальше, там, где Предел не охватывал петлей несколько домов, он возник на старом месте. Это было видно хотя бы потому, что особо любопытные уже успели попытаться ткнуть в него копьем. Несколько копий торчали, увязнув в его ткани. Хорошо били.

— Даэр, ну и как теперь выяснять, кто первый обнаружил Предел, и каков был первый попавший в него предмет? — Аль Арвиль совершенно не был настроен на грозные речи. — Когда-то я считал, что дядя Морнин, твой отец, был тем самым, кто обнаружил потрясающие свойства ткани Предела. А теперь… хочешь не хочешь, а придется признать первенство за орочьим копьем.

— Не расстраивайся. С той стороны наверняка найдется еще один наш родственник, который захочет удостовериться, что этот новый Предел так же хорош, как и старый. Давай Властелин, построй армию как положено. Нэрьо, взбодрись, хватит предаваться воспоминаниям. Подмети орков в кучу и займись своим властелинским делом, а то уже есть хочется! — Как ответ на просьбы его желудка, раздался топот Жры, шарканье и звяканье многочисленных тарелок.

Даэрос открыл дверь и пронаблюдал, как в комнату входит изрядно нагруженная всякой снедью старая Бриск. Бдительный Жры лично сопровождал коварную кабатчицу. Малерна прямо-таки источала угодливость. Такая перемена — от страха до попытки второй раз прикинуться радушной хозяйкой, поразила Полутемного. Все-таки среди людей встречались поистине удивительные существа, порой — удивительно отвратительные. По мере того, как Нэрнис вещал о доблести орочьего войска хорошо поставленным властелинским голосом, а ветер завывал меж зубцами башни, Бриск бледнела, а угодливая улыбка превращалась в застывший оскал. И все же она продолжала разгружать поднос. Рука у неё дрогнула только один раз, когда Жры присоединил к снеди три оплетенные бутыли и доложил об исполнении приказа:

— Ытравы ныт, сытаруха рукы мыла, в ыду ны плывала.

Даэрос кивнул и подумал, что Жры за такую наблюдательность, как чьи-то мытые руки, положен орден. Для орка забота о чистоте была прямо-таки сверхъестественной. Ар Ктэль и сам чуть не ушел в размышления о том, что доблестный Жры — существо в сущности невинное, а если и испорченное, то только по поверхности и только Сульсом. И уж если проводить сравнение дальше, то старая Бриск куда больше орчанка по сути, чем родившийся в шатре наемник. Из размышлений его вывел дружный вопль орков и радостное грохотание железа. Нэрнис разрешил армии разойтись по шатрам и отдыхать.

Малерна попыталась что-то сказать, но наткнулась на холодный взгляд Полутемного и ретировалась задом. Даэрос взял ломоть хлеба, пристроил на него кусок мяса и вручил Жры.

— На, покушай. — Благодарная улыбка Жры во весь оскал наводила на мысль о слезах умиления. — И попей. — Ар Ктэль отдал ему одну из трех бутылок. Напиваться в этом Замке Даэрос больше не собирался. — И передай тем, которые остались внизу, пусть проследят за этой женщиной. Вот еще что, прикажи воинам, чтобы не орали, уши ломит. Властелин будет обедать. В тишине.

— Ык! — Жры кивнул, выдернул зубами пробку из дарованной бутылки и отправился исполнять приказ.

Нэрнис застал брата в таком задумчивом состоянии, что впору было ожидать еще пары Пределов. Полутемный опять что-то придумывал.

— Даэр, подожди пока сочинять очередной план, ладно?!

Ар Ктэль посмотрел на него с недоумением.

— Я не сочиняю, я просто думаю. Что в мире твориться?! — Теперь уже ему пришлось отвечать на удивленный взгляд брата. — Представляешь, наш Жры делает потрясающие успехи. Раньше бы он выплюнул пробку от бутылки при всех себе под ноги…

— Да? А теперь?

— А теперь только на лестнице. Я слышал. Как же так: орки моют руки, а вполне человеческие женщины пытаются втереться в доверие к Черному Властелину?!

120
{"b":"167269","o":1}