ЛитМир - Электронная Библиотека

Ларгис добрался до края и глянул вниз. На первый взгляд дно все-таки имелось. Сквозь прозрачную воду было видно каждый камень. Казалось, что в лагуне глубина от силы по пояс. Но не доверять Веиласу не было оснований, да и про то, как вода обманывает зрение, Разведчик знал. Между камней скользнула какая-то донная рыба, лениво шевеля хвостом и призывая присоединиться к ней в этой чистейшей глубине. Пока Ларгис примеривался, как бы поудобней сползти на уступ, чтобы потом и окунуться и не отцепиться, Аэрлис радостно ухнув, совершил, по мнению Разведчика, красивый прыжок. Он допрыгнул почти до середины узкого пролива и ушел ногами строго вниз, прижав руки к телу. Позавидовать такому умению Ларгис не успел. Он видел, как умелый прыгун и пловец оттолкнулся от дна, и в следующее мгновение над водой взметнулся фонтан брызг, сопровождаемый диким воплем. Аэрлис вылетел вверх чуть ли не по пояс, снова погрузился в воду и в одно движение оказался у выступающего камня.

— Светлый! Убью! Ты что сказать не мог? — Темный судорожно вдохнул и снова нырнул.

За дальнейшими действиями младшего брата своего Повелителя, Ларгис наблюдал с чувством глубокого возмущения и не менее глубокой зависти к тем, кто умел плавать. Возмущение вызывало коварство Светлого. А зависть — способность мыться на плаву двумя руками. Самому Разведчику предстояло справиться одной. Аэрлис нырял и лихорадочно теребил плывущие в воде волосы. При этом он не забывал дрыгать ногами, пытаться тереть себя руками и вообще как можно больше двигаться. Волосы при этом мотались как водоросли в хороший шторм, а сам Аэрлис мотался в воде как рыба, бьющаяся в сетях. Правда, водоросли были чересчур белыми и длинными, а рыба — говорящей и слегка синей. Выныривая, Темный не столько дышал, сколько сообщал, что грозит Светлому в ближайшем будущем. Веиласа было обещано утопить, поколотить, убить и зарезать. Чем отличались первое и два последних обещания, Разведчик не совсем понял, но понял, что ему ничего не достанется по части справедливого возмездия. Ларгису очень хотелось поменять порядок действий — сначала возмездие, потом — купание. Но справедливость в таком случае получалась относительной.

Аэрлис закончил свою речь, вскочил на узкий камень и уцепился руками за край. Не оцарапать живот он сумел, но так и завис опираясь на руки и торча над площадкой по пояс. Его холстины остались там, откуда он прыгал. Намереваясь блаженно поплавать, младший Арк Каэль нисколько не сомневался, что Светлый друг за это время успеет надеть сапоги и принесет ему ценные тряпки. Сапоги Светлый друг надел, но с тряпками не торопился. Более того, он их успел унести и отдавать не собирался. Веилас учел обещания и не стремился попасть в ледяную воду в одежде.

Ларгис постелил рядом свою вторую тряпку и отступил вбок, освобождая выход первому купальщику. Оба Темных оказались в одинаковом положении, если не считать, что один был уже мытый и мокрый, а второй так в мыле и высох на ветерке.

— Веилассс! — Аэрлис трясся от холода, задыхался от ярости и делал руками хищные жесты. Мысленно он своего друга уже придушил. — А почему мы не могли снять сапоги здесссь?!

— Да! — Ларгис повернулся в сторону Светлого врага, аккуратно протоптавшись по тряпке.

— А кто вас Темных знает? — Веилас затянул пояс и задумчиво склонил голову набок. — Наверное, последовали моему заразительному примеру. Или боялись, что сапоги следом за вами прыгнут. Хотя, я предполагаю, что у вас просто нет традиции надевать сапоги, намылив ноги.

— Сссс! А-а! — Аэрлис попробовал наступить на коварные камни голой ногой, но был вынужден отступить. Никем не топтаный известняк изобиловал хрупкими острыми краями и готов был пустить кровь всем, чьи пятки знали только мягкие сапоги. — Светлый, кончай издеваться, брось мне сапоги! Только мне, а не в меня, а то хуже будет! И не в воду!

Веилас посмотрел на Аэрлиса, на Ларгиса и в зеркало, которое он пристроил на аккуратно сложенные кувшины.

— На неумного я не похож. Сначала ты признаешь, Аэр, что в этой воде в это время года не может быть ни одного пловца. Ни ребенка, ни ныряльщика, ни жены пирата. И согласишься с моим планом.

— Согласен! Уже признал! И Ларгиссс тоже скоро признает!

— Хорошо. Тогда я сейчас возьму вот эту веревку… — Светлый продемонстрировал смотанный волосяной канат арканного плетения. — Ларгис ей обвяжется и отправится мыться. А то он одной рукой много не намоет. Я буду страховать его на краю, чтобы не захлебнулся, и заодно принесу тебе сапоги. Столкнешь меня вниз — утопишь Ларгиса. Лучше оденься и принеси сверху попоны. На них сидеть удобнее. Согласен?

— Согласссен! — Аэрлис никогда еще не купался в море ранней весной и поэтому был на всё согласен. И нисколько не сомневался, что как только Ларгис окажется на берегу, он покажет Светлому, что такое хорошая Темная месть. Разукрашивать Веиласа синяками было бесполезно. Всё равно сведет. А вот намять ему бока, чтобы хоть какое-то время поболело, Темный очень даже рассчитывал.

А Ларгис все еще сомневался. В воду лезть все равно было надо. Но испытать первое единение со стихией, болтаясь на орочьем аркане — не хотелось.

— А другой веревки нет?

Веилас остановился на полпути к краю и осматривал злых Темных. Оба — в чем родились, один слегка мокрый и весь в гусиной коже, второй сухой и даже пересохший. Если бы Светлый не чувствовал себя слегка виноватым, а шутку слегка злой, то посмотрел бы подольше. Таких бессильно-злобных Темных еще никто никогда не видел.

— Другой веревки нет. А чем эта плоха? — Светлый наглухо затянул ворот рубашки и зябко передернул плечами. — Ларгис, решайся быстрее, а то на Арлиса даже смотреть холодно.

— Она арканная. Орочья! — Разведчик косился на веревку как на змею.

— Ничего подобного. Я сам плел. Незаменимая вещь в пути. А насчет аркана ты хорошо придумал. Незачем узлы вязать, а потом мокрые развязывать. — Веилас ловко соорудил на конце петлю и просунул в ней свободный конец веревки. — Лови… сь! — Бросок оказался удачным, и аркан повис у Разведчика на плече.

Ларгис подавил все эмоции, кроме желания вымыться, и все мысли, кроме как о предстоящем погружении в прозрачную морскую гладь. Он просунул руки в аркан, затянул скользящую петлю спереди и подождал, пока Веилас перехватит и натянет веревку. Предстояло еще поменяться местами с Аэрлисом. Ларгис пообещал себе, что когда-нибудь припомнит Светлому синхронный танец Темных голышом на тряпках на фоне моря. В отличие от Аэрлиса он не мог себе позволить расквитаться с этим извергом немедленно. Пусть даже без оружия. Без оружия было бы даже приятнее. Руки чесались и в буквальном и в переносном смысле.

Веилас не удержался и прыснул. Темные одновременно сделали шаг в сторону друг-друга, качнулись и приставили вторую ногу. Аэрлис при этом умудрился поднырнуть под веревку, а Ларгис повернуться лицом к морю. Подхватив сапоги Аэрлиса, Светлый ушел дальше по берегу и стал наблюдать за спуском Разведчика. Возвращать обувь Аэрлису было еще рано.

Ларгис вцепился в веревку и попытался присесть не узкой ступени. Светлый понял его намерение и шагнул ближе к краю. Этого одного шага Темному оказалось достаточно, чтобы поскользнуться и оказаться в воде по пояс. Ларгису показалось, что сказочный великан снежных вершин сомкнул вокруг него ледяные челюсти. В тело вонзились сотни игл, как ни странно — раскаленных. Судорожный вдох получился, а вот выдох где-то задержался.

— Шевелись, а то замерзнешь! — Аэрлис смотрел сверху на выпучившего глаза Разведчика, который открывал и закрывал рот, как рыба выброшенная на берег. И хотя дело обстояло как раз наоборот, этому водоплавающему было ничуть не легче.

Ларгис замолотил ногами в воде и выдохнул. К его удивлению, вместе с выдохом вырвалось витиеватое ругательство, хотя он собирался произнести его только мысленно. В ответ на это ледяной великан заглотил его почти целиком, оставив на закуску только голову и вытянутые вверх руки.

— Отпусти веревку! Голову смой! — Аэрлис натягивал первый сапог, сидя на полотенце и свесив ноги вниз. — Светлый, не подходи ближе к краю, свалишссся и приличного эльфа утопишь! — Сам он рисковал утопить сапоги, наблюдая больше за Ларгисом, чем за ними. — Приказываю! Отпусти веревку, Раведчик! Да разожми ты пальцы и давай уже мой голову! Ты, чудовище Светлое, иди на полшага вперед! А теперь назад давай! И еще раз вперед! Ларгис дыши!

62
{"b":"167269","o":1}